Колонка Барака Обамы в NYT: о реформе здравоохранения

Может ли капиталистическая политика быть слегка социалистической?

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

Как вы знаете, администрация Обамы с самого начала собиралась реформировать систему здравоохранения; теперь, когда дело доходит до дела, страсти накалились настолько, что противники реформы носят на демонстрации огнестрельное оружие и потрясают им (кстати, на законных основаниях).

Ниже публикуем перевод субботнего выступления  президента Барака Обамы в газете NYT. Суть сводится к следующему: мы не будем менять частную систему на бесплатную, а создадим гибрид с такими свойствами:

1. Людям обеспечивают государственный медицинский план. Тем самым гарантируется некий уровень, ниже которого обслуживание не падает — даже при отсутствии страховки. Сегодня для 46 миллионов американцев это только обслуживание в режиме скорой помощи.

2. Государство станет конкурентом для частного сектора — и это сдержит экспоненциальный рост цен на медицину, происходивший все последние годы.

3. Государство вмешается в поведение страховщиков — сегодня страховщики ежегодно отказывают в обслуживании в 20 миллионах случаев, оспаривая права людей по разным поводам.

Аргументы противников: нельзя быть немного беременным! Если медицина делается бесплатной, люди перестают покупать страховку и все финансовое бремя ложится на плечи богатых в виде налогов. А в клиниках появляются очереди, хамство, падение качества и прочие прелести социализма. Не хочешь нарваться на проблемы с отказом в обслуживании по твоей страховке — покупай более дорогую страховку.

В общем, спор правых и левых.

Приводим перевод колонки Обамы — под разрезом (как еще я должен называть КАТ, если Шмаров и Бирчанская не разрешают мне называть его КАТ?!):

Подробнее

В нашей стране идут жаркие дебаты о будущем американской системы здравоохранения. За последние несколько недель мы слышали немало голосов — из тех, что погромче, в средствах массовой информации не принято обращать внимание на другие. Но они есть. Это голоса миллионов американцев, вынужденные ежедневно вести войну с системой, которая зачастую обеспечивает не их, а лишь собственное благосостояние. Голоса этих людей мы практически не слышали.

Поэтому я хочу рассказать вам историю Лори Хичкок, американки из Нью-Гэмпшира, я познакомился с ней на прошлой неделе. Лори — независимый агент и собирается открыть собственное дело. Но у Лори гепатит C, и она не может найти ни одной страховой компании, которая бы согласилась обслуживать ее. Я знаю другую женщину — она недавно давала показания против страховой компании, которая отказалась оплачивать лечение ее болезней на том основании, что они являются последствием несчастного случая. Ей было пять лет, когда это случилось. Мне рассказывали о мужчине, страховку которого аннулировали посреди курса химиотерапии — страховщики установили, что у него камни в желчном пузыре, о которых пациент не знал, когда заключал контракт на страховку. Платежи были остановлены, и ему пришлось прервать лечение. Результат? Он умер.

Такие истории мне рассказывают каждый день. Они — ярчайшее доказательство остроты вопроса о здравоохранении. Мы, это ясно, срочно нуждаемся в реформе — не когда-нибудь, а сегодня, в этом году. Это приоритетная цель моей администрации. И мне нет нужды объяснять, почему так важно ее достичь, тем 46 миллионам американцев, у которых нет медицинской страховки. Они понимают. Но даже для тех американцев, у которых есть медицинская страховка, достижение этой цели ничуть не менее важно.

Реформа, которую мы предлагаем, обеспечит каждому американцу стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Особенно важны четыре ее аспекта.

Во-первых, если у вас нет медицинской страховки, реформа позволит вам выбрать качественный, доступный план медпомощи для вас и вашей семьи — план, который останется в силе независимо ни от чего: вашего местожительства, места вашей работы, от того, есть у вас работа или нет.

Во-вторых, реформа остановит экспоненциальный рост цен на медицину. Это принесет большую финансовую выгоду всем — семьям, бизнесменам и государству. Мы сэкономим сотни миллиардов долларов, которые сегодня растворяются в воздухе из-за неэффективности федеральных программ вроде Medicare и Medicaid. Мы прекратим выдавать субсидии частным страховым компаниям, которые лишь набивают ими свои карманы, не тратя ни цента на улучшение качества медобслуживания.

В-третьих, повысив эффективность системы Medicare, мы добьемся того, что деньги налогоплательщиков будут направлены непосредственно на уход за пенсионерами и перестанут оседать на счетах страховщиков. Такая система не просто обеспечит сегодняшних пенсионеров теми благами, которые им обещали; она обеспечит эффективную работу системы на поколения вперед, обеспечит уход за пенсионерами будущего. В результате реформы также снизятся цены на лекарства по рецептам для пенсионеров.

В-четвертых, мы обеспечим каждого американца такой же защитой, какой обеспечены обычные потребители. Это позволит наконец призвать страховые компании к ответу. Они слишком долго имели возможность вести себя, как им заблагорассудится. Общенациональное исследование за 2007 год показало, что за предыдущие три года страховые компании осуществили акты дискриминации по отношению к 12 миллионам американцев на основании историй болезни. Если пациент страдал тем или иным заболеванием, ему могли отказать в страховке, отказать покрыть лечение конкретного заболевания или же потребовать более высокую страховую премию.

Мы положим конец подобной практике. Наша реформа запретит страховым компаниям отказывать в обслуживании на основании историй болезни. Мы не позволим им отказывать вам в медпомощи, как только вы заболели. Они не посмеют больше снижать качество медпомощи в тот миг, когда вы больше всего в ней нуждаетесь. Они утратят возможность устанавливать произвольный потолок объема медпомощи, который вы можете получить в течение календарного года или же всей жизни. Мы ограничим сумму, которую вас могут потребовать оплатить лично. Ситуация, в которой для многих американцев болезнь означает личное банкротство, нетерпима.

Более того, мы заставим страховые компании покрывать плановые обследования, профилактические процедуры и анализы вроде маммограмм и колоноскопий. Не вижу никаких причин, почему мы должны отказываться от ранней диагностики, которая позволяет бороться с раком груди и простаты на ранних стадиях. Это разумно. Это спасает человеческие жизни. И к тому же экономит финансовые ресурсы.

Это суть нашей реформы. Если у вас нет медицинской страховки, вы наконец получите доступ к качественной недорогой медпомощи, как только реформа будет осуществлена. Если у вас уже есть медстраховка, мы сделаем так, что ни страховые компании, ни бюрократы не смогут больше стать между вами и необходимой медицинской помощью. Если вам нравится ваш сегодняшний врач, никто не станет заставлять вас отказываться от его услуг. Если вам нравится ваша сегодняшняя страховка, никто не станет заставлять вас от нее отказываться. Вам не придется стоять в очередях. Мы вовсе не намерены перекладывать на плечи государства ответственность за ваше здоровье. Я уверен: принимать решения о том, какова должна быть оказываемая вам медпомощь, могут лишь два человека — вы и ваш врач. Ни государство, ни страховые компании не смеют совать свой нос в эти дела.

Я очень рад, что последние месяцы идут самые оживленные дебаты по поводу того, как должна работать наша система здравоохранения. В этих спорах проявляется самый дух Америки.

Но важно, чтобы мы говорили друг с другом, а не кричали друг на друга. Несомненно, у нас будут разногласия, но давайте спорить о реальных вопросах, а не о жутких фантазиях, которые не имеют ничего общего с предложениями моей администрации и других людей. Здравоохранение — сложная, критически важная система и заслуживает того, чтобы мы вели разговор о ней со всей серьезностью.

Что бы нам ни показывали по телевизору, я уверен: каждый день сегодня за кухонными столами Америки идут острые, самые настоящие дискуссии. За последние несколько лет я получил без счета писем и вопросов про систему здравоохранения. Одни люди выступают за реформу, другие выражают беспокойство. Но все без исключения понимают, что нам нужно что-то делать. Все без исключения согласны, что нам необходимо заставить страховые компании исполнять свои обязанности, что нам необходимо дать американцам ощущение стабильности и безопасности, дать им уверенность, что у них есть настоящая, надежная система здравоохранения.

Я уверен, когда буря уляжется, мы сможем договориться об общем взгляде, без которого нам не достичь этой цели. Сегодня мы ближе к осуществлению реформы здравоохранения, чем когда бы то ни было. К комитету по реформе присоединилась Американская ассоциация медсестер — наши, американские медсестры и врачи как никто другой знают, в каком чудовищном состоянии находится наша система и как остро мы нуждаемся в реформе. Моя администрация и конгресс согласны на 80 процентов в отношении того, что нужно сделать. Мы достигли соглашения с фармацевтическими компаниями о снижении цен на лекарства по рецептам для пенсионеров. Американская ассоциация пенсионеров поддерживает наши действия в этом направлении и согласна, что реформу в этом аспекте необходимо произвести в этом году.

В ближайшие недели мы услышим еще немало голосов циников и маловеров. Они будут стараться использовать страх и беспокойство миллионов людей в своих политических интересах. Эти люди будут стараться испугать нас, но это не страшно. Страшно другое. Страшно — и страшно рискованно — ничего не делать. Если мы сохраним статус-кво, мы гарантируем, что каждый день еще 14 тысяч американцев будут терять доступ к системе здравоохранения. Страховые взносы продолжат расти. Дефицит бюджета продолжит расти. Страховые компании продолжат наращивать прибыли за счет дискриминации больных.

Я не хочу, чтобы мои и ваши дети жили в таком мире. Я не хочу, чтобы таким было будущее Соединенных Штатов Америки.

В конечном итоге речь идет не о политике. Речь идет о человеческих жизнях и о том, как живут люди в нашей стране. Речь идет о том, как люди зарабатывают на жизнь. Речь идет о будущем Америки, о том, сможем ли мы много лет спустя оглянуться назад, на сегодняшний день, и сказать: в тот день мы осмелились изменить то, что нужно было изменить, и подарили нашим детям лучшее будущее. Я уверен, мы можем это сделать. Я уверен, мы это сделаем.

 

Было бы интересно узнать мнение членов клуба и подписчиков, живущих в США, испытывающих американскую медицину на себе: что вы думаете о действующей системе? О грядущих изменениях?