Что хуже: Мюнхенское соглашение или пакт Молотова-Риббентропа?

В 70-ю годовщину соглашения между Гитлером и Сталиным старый спор между историками закипел с новой силой

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

 

Илья Колмановский

Член клуба «Сноб» Петр Федоров прислал нам сообщение, в котором задается вопросом: что хуже, Мюнхенское соглашение или пакт Молотова—Риббентропа?

Этот вопрос особенно актуален сегодня, когда, в 70-ю годовщину подписания пакта, ОБСЕ предложила сделать 23 августа Днем памяти жертв сталинизма и нацизма. Однако многим политическим силам в России этот жест Европы кажется враждебным.

Ниже — полный текст сообщения Петра Федорова, суть которого в следующем: оба документа безнравственны, но Мюнхен хуже. По его мнению, это соглашение подтолкнуло агрессора к войне, а пакт Молотова—Риббентропа был подписан в ситуации неминуемой войны, зато спас евреев Восточной Европы.

Петр Федоров:

Пакт Молотова—Риббентропа я считаю одной из позорных страниц прошлого моей страны. Это был договор двух хищников о разделе сфер экспансии и разбоя без драки между собой. Причем обе стороны понимали, что драка между ними все равно будет. Если угодно, это и была подготовка позиций для будущей драки. Попытка каждой из сторон укрепить свою позицию и усилить свой потенциал перед войной.

Последствия пакта Молотова—Риббентропа хорошо известны. Война между СССР и Германией была неизбежной, и она состоялась. Она состоялась бы и без этого пакта. Но мало понимается один факт, который одним представится второстепенным, другим — значимым. Если бы Сталин не захватил часть Польши, то еще несколько сотен тысяч, а может быть, и миллион евреев Восточной Европы были бы уничтожены нацистами в лагерях смерти. Сколько евреев из Западной Украины и Белоруссии в 1941 году успели уйти на восток, я не выяснял. Но потомков тех, кто избежал участи жертв Освенцима и Майданека, встречал во множестве.

Теперь о «мюнхенском сговоре», который, на мой взгляд, предопределил подписание пакта Молотова—Риббентропа меньше, чем через год. Две державы-победительницы (Франция и Великобритания) не хотели войны — для себя. Это не значит, что они стремились перенаправить агрессию на восток, это значит — они не хотели воевать сами, в тот момент, когда Гитлер уже аннексировал Австрию, выдвинул ультиматум Чехословакии, когда было ясно, что европейская война витает в воздухе. Чтобы не воевать в соответствии с договорами, подписанными в Праге, Париж и Лондон отдали Гитлеру то, что он требовал: Судеты. Эдуарда Бенеша, президента Чехословакии, в зал переговоров не позвали. Ему объявили результаты встречи после ее завершения.

Известна фраза, с которой Чемберлен вернулся из Мюнхена в Лондон: «Я привез вам мир!». Такую фразу мог произнести человек либо неинформированный, либо неумный, либо неискренний. Четвертого не дано.

Что такое были Судеты? Это была чешская территория с преимущественно немецким населением, отрезанная от Германии Версальским договором. По границе с Германией проходила достаточно мощная и современная полоса укреплений. После того как она оказывалась в тылу немецкой армии, остальная часть Чехословацкой Республики оставалась беззащитной. На территории Судет была сконцентрирована большая часть тяжелой промышленности страны. Чехия была одним из главных европейских производителей оружия. Только заводы «Шкоды» выпускали больше оружия, чем вся оборонная промышленность Англии.  Все это отдавалось Гитлеру даром. Если Чемберлен знал об этих фактах, то он, подписывая договор в Мюнхене, совершал преступную глупость. Зная эти факты, мог ли информированный и умный политику надеяться, что Гитлер остановится на Судетах? Нет. Если Чемберлен был информирован и умен, то он лгал, что привез мир в Европу на вечные времена.

Остается третий вариант: Невилл Чемберлен и Эдуар Даладье были дураками. Но я так не думаю. Лидеры двух мощных держав с современными армиями и флотом отдали хищнику жертву на растерзание, удвоили военно-промышленный потенциал хищника в одном желании: не проливать кровь своих солдат. Пусть льется чужая кровь. Пусть Варшава и Будапешт оторвут от жертвы свои кусочки. Оба прекрасно знали, что делают. Считать их наивными миротворцами может только законченный, мягко выражаясь, идеалист.

Вот почему для меня «мюнхенский сговор» гораздо аморальнее пакта Молотова—Риббентропа, акт лицемерной трусости и предательства, который подтолкнул агрессора к большой войне.

Илья Колмановский:

Но не все думают так же, как Петр Федоров. Я обратился к историку Никите Петрову из общества «Мемориал» — за комментарием. Ниже — отрывок из его недавней статьи ровно на эту тему; он считает, что все наоборот: пакт от 23 августа дал старт войне, а Мюнхенское соглашение было пусть и трусливой, но попыткой отсрочить катастрофу. Нравственную же оценку этим двум документам Никита Петров дал в одной фразе, произнесенной в разговоре: «Если кто-то струсил перед бандитом — это нехорошо, аморально. Но если кто-то подписал с ним договор и пошел совместно громить квартиры — это преступление».

Подробнее

Какая история нам нужна?

Никита Петров, общество «Мемориал»

[...]

И вот «новый вызов» [политике «патриотов»] — резолюция «Воссоединение разделенной Европы: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке» принятая Парламентской ассамблеей ОБСЕ. Этот документ, призывающий «четко и безоговорочно осудить тоталитаризм», устанавливает дату подписания пакта «Риббентроп–Молотов» 23 августа «днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней».

Ответ наших парламентариев на резолюцию ОБСЕ был вполне ожидаемый. В заявлении Совета Федерации и Государственной Думы РФ с негодованием отметается «едва прикрытая попытка поставить на одну доску» нацистскую Германию и СССР. Мотивация парламентариев весьма проста. Советский Союз — один из главных участников антигитлеровской коалиции и учредителей ООН, да и вообще такое сопоставление является «прямым оскорблением памяти миллионов наших соотечественников, отдавших в годы Второй мировой войны свои жизни за освобождение Европы...»

Ну где в резолюции ОБСЕ «оскорбление памяти» или попытки «очернить победителей и реабилитировать преступников и их пособников»? Наоборот, в резолюции прямо высказано осуждение попыток восхваления нацистского или сталинского прошлого. И еще, почему-то совершенно выпало из внимания парламентариев, что после освобождения от нацистов не все стали жить «в мирной и свободной Европе», как они утверждают. В странах Центральной и Восточной Европы, куда вошла Красная Армия, были установлены тоталитарные режимы сталинского типа, начались политические репрессии, проводились показательные судебные процессы. Без советского присутствия этого бы не было.

Не случайна в этом заявлении отсылка к «мюнхенскому сговору», который, по мнению российских парламентариев, развязал руки Гитлеру и предопределил направление его агрессии на восток. И это единственный в арсенале наших госпатриотов аргумент для оправдания пакта между СССР и нацистской Германией. Убедительна ли эта отсылка? Конечно, нет. Если взглянуть на текст соглашения между Германией, Великобританией, Францией и Италией 29 сентября 1938 г. в Мюнхене, то вполне очевидно, что здесь было принято решение о передаче Германии лишь Судето-Немецкой области, что должно было стать международной гарантией новой границы Чехословакии и ее защитой от «неспровоцированной агрессии». Ни Франция, ни Великобритания, хоть и пытались «умиротворить» агрессора, но вовсе не давали согласия на дальнейшие агрессивные действия Германии по захвату Праги и уничтожению чехословацкой государственности. И конечно же, не получили никаких территориальных приобретений, а всего-то призрачную иллюзию мира. Само по себе Мюнхенское соглашение вне всякого сомнения — позорный факт.

Но где же здесь одинаковость в поведении Запада и СССР? В одном случае Великобритания и Франция спасовали перед агрессором, делая ему уступку за счет территории Чехословакии, в другом случае СССР, заключив тайный протокол 23 августа 1939 г., стал союзником нацистской Германии и принял участие в дележе и захвате сопредельных стран, лишая их государственности. Может быть, российские парламентарии разъяснят в строгих юридических терминах, чем отличаются действия спасовавшего перед преступником и действия присоединившегося к преступнику и совместно с ним совершавшего дальнейшие нападения на соседей?

 

 

Именно соглашение СССР и Германии 23 августа 1939 г. положило начало Второй мировой войне, и обе страны несут за это равную ответственность. Кстати, уместно вспомнить и о последующих планах СССР по дальнейшему т. н. разделу сфер влияния с Гитлером. Предложения, с которыми прибыл в ноябре 1940 г. председатель СНК СССР В.М. Молотов на переговоры в Берлин, говорят сами за себя. Среди сталинских поручений Молотову было и поручение просить Германию устранить «всякие трудности» и препятствия в намеченном присоединении Финляндии к СССР, и — главный вопрос — об отнесении Болгарии к сфере интересов СССР с вводом туда советских войск. Сталинские аппетиты росли на глазах. Теперь под угрозой включения в состав СССР оказалась и Болгария. Но тут пути Гитлера и Сталина разошлись. Результатом, как известно, стало 22 июня 1941 г.

Архаичность образа мысли российского руководства явственно прослеживается не только в вопросах интерпретации советской истории, но и в сегодняшней внешнеполитической деятельности. Стало принятым говорить о неких принципах геополитики как универсальном объяснении всего и вся. Но ведь что есть, по сути, геополитика — всего лишь учение о том, что если какому-либо государству жизненно необходима соседняя территория, по недоразумению населенная другим народом, то нет нужды раздумывать, надо использовать все средства для ее захвата и присоединения. Последнее, 3-е издание Большой советской энциклопедии четко определило геополитику как «буржуазную, реакционную концепцию», основанную на представлении о государстве как о географическом и биологическом организме стремящемся к расширению, попутно отметив, что геополитика «стала официальной доктриной фашизма».

И сегодня иным политикам и политологам совсем не стыдно говорить о геополитических интересах России. Не здесь ли источник и объяснение столь яростных попыток взять под защиту экспансионистскую политику СССР, обойти тему ГУЛАГа и политического террора, представить благом насильственную советизацию сопредельных стран и привнесенный туда советский опыт массовых репрессий?

 

А вы, дорогие члены клуба и подписчики, как думаете: что было аморальнее — Мюнхенское соглашение или пакт Молотова—Риббентропа? Станете ли зажигать свечу в этот день в память о жертвах сталинизма и нацизма?

Комментировать Всего 15 комментариев

нам в память о жертвах не свеча раз в году нужна, а вечный огонь на лубянской площади. тогда и без сомнительных дат можно обойтись.

Очень тяжелое занятие спорить на тему, чтр было бы, если бы история пошла по другому пути. Уничтожила бы Германия евреев восточной Польши, если бы не был подписан Мюнхенское соглашение и не было соглашения Пакта-Риббентропа и последующего соглашения о дружбе между СССР и Германией? Это зависит, кстати, и того, пошел бы Гитлер на войну с Польшой и, соответсвенно, с Англией и Францией, при этом, не имея гарантии, что Россия не займет сторону "союзников".

Можно по разным критериям оценивать "нравственность" этих двух документов, но добавлю (напомню) еще один: почти 60 лет СССР не только скрывал секретные протоколы, но и активно отрицал их существование, что явно указывает на то, что все, абсолютно все в советском руковостве понимали их полную и зашкаливающую подлость и безнравственность. Поэтому так яростно и отрицали их существование.

Очень интересная статья на эту тему в гранях: http://www.grani.ru/Society/History/p.155752.html

Вот из нее обширная цитата, даже, на меня это произвело сильное впечатление.

Читать дальше

""После того как германское правительство и Правительство СССР подписанным сегодня договором окончательное урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны и Англией и Францией с другой стороны отвечала бы интересам всех народов".

Так начиналось совместное германо-советское заявление по итогам переговоров. ...  Если же эти мирные "усилия обоих Правительств останутся безрезультатны" (то есть Англия и Франция не согласятся с такими условиями), то "таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом о необходимых мерах".

Позицию СССР "диалектически" обосновал Молотов в широко известной речи на сессии Верховного Совета 1 ноября 1939 года:

"За последние несколько месяцев такие понятия, как "агрессия", "агрессор", получили новое конкретное содержание, приобрели новый смысл... Теперь... Германия... находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера еще ратовавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира. Роли, как видите, меняются... В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны является ни больше ни меньше, как "уничтожение гитлеризма"... Идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну за уничтожение "гитлеризма", прикрываясь фальшивым флагом борьбы за демократию".

...

Но союзническая помощь СССР гитлеровской Германии не ограничивалась пропагандистскими ухищрениями и угрозами неких "необходимых мер" в отношении Англии и Франции. Договор 28 сентября также дополнялся секретным протоколом, в котором говорилось, что Германия и СССР не потерпят на своей территории "польской агитации", направленной против другой стороны. "Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью". Это уже было вполне практическое соглашение о совместной борьбе фашистской Германии и социалистического Советского Союза против польского движения сопротивления.

В начале октября 1939 года советское правительство предложило германскому устроить военно-морскую базу в 35 милях северо-западнее Мурманска для заправки и ремонта германских кораблей и подводных лодок. Немцы пользовались ею во время норвежской кампании и оставили ее лишь в сентябре 1940 года, когда с захватом Норвегии нужда в ней отпала. Советский Союз разрешал укрываться в гавани Мурманска и заправляться там немецким крейсерам, действовавшим против Англии. Советское правительство оказывало также помощь своими ледоколами для провода через Арктику немецких рейдеров, закамуфлированных под торговые суда.

Что уж говорить об экономической помощи! В 1940 году стремительно наращиваются экономические связи Советского Союза с Германией. Подрывая ее торговую блокаду, СССР осуществлял масштабные поставки нефти, хлопка, зерна, лесоматериалов, цветных металлов, асбеста, фосфатов, остро необходимых немецкой экономике для ведения войны. Существенное значение имели поставки из других стран, осуществляемые через советскую территорию. Графит из Мадагаскара, вольфрам и каучук из французского Индокитая и многое другое поступали в Германию по железным дорогам Советского Союза. СССР взял на себя роль закупщика товаров для Германии в тех странах, которые напрямую дел с ней не вели.

Последний поезд с сырьем пересек советскую границу в сторону Германии за несколько часов до начала германского нападения ночью 22 июня 1941 года. Когда утром германский посол Шуленбург встретился с Молотовым для зачтения ему меморандума, сообщавшего, что Германия решила направить свои вооруженные силы на советскую территорию ввиду "очевидной угрозы" агрессии со стороны СССР, совершенно растерявшийся глава советской дипломатии произнес: "Это война. Вы полагаете, что мы это заслужили?"

Свернуть

Интересная заметка.

Вопрос, который ставит Петр Федоров, звучит иначе: если бы, на фоне Мюнхена, не был бы подписан Пакт - что было бы с евреями Восточной Европы?

Я и пишу, что здесь можно только гадать и высказывать собственное, ничем подтвержденное мнение. Если бы не было Пакта и Союза о дружбе, если бы не было откровенной помощи со стороны СССР Германии в поставках сырья и всего прочего, Гитлер отложил бы вопрос о нападении на Польшу. Если бы он напал на Польшу и СССР вступила бы в войну с Германией на стороное союзников (и Польши, соответственно), но Гитлер не скоро бы приблизился к советским границам, и война пошла бы сильно по другому сценарию. Но все эти гадания уже мало имеют смысла, так как ясно было, что Сталину союз с Гитлером был понятнее и приятнее, чем союз с буржуями и демократами. 

Парад уродов

Деладье, Чемберлен, Сталин, Гитлер. А Сталин еще и неумный урод: в 1939 г. Германия была слабее, чем СССР, начнись война тогда, Гитлер ее бы быстро проиграл. Сталин не для себя, а для немцев устроил гандикап

Сказать что-либо новое по этому поводу я вряд ли сумею. Конечно, пакты эти существенно различаются. Мюнхенский - попытка предотвратить войну. Попытка, как мы теперь понимаем, жалкая, изначально обреченная на провал, но, все-таки, - движение в сторону мира, а не войны. Пакт же Молотова-Риббентропа - типичная агрессия, откровенный акт передела мира, использование политической ситуации для захвата чужой территории и очевидная подготовка к скорой войне. Франция и Англия войны боялись и всячески стремились ее избежать. Сталин войны хотел, в ней и только в ней видел он ближайшую перспективу и мечтал только о том, чтобы стравить "Антанту" с Гитлером. Это дало бы ему невиданную свободу маневра и покорение Европы в конечном итоге. Союз с  Гитлером (союз действенный, показательный, скрепленный "общим делом") был первым и совершенно естественным шагом в напрашивающейся стратегической игре. Сталин имел возможность выбирать, и Сталин выбрал - Гитлера и войну.

C уважением но с несогласием

Являясь поклонником Вашего ума и таланта более 40 лет, все же возражу в главном. Чемберлен и Даладье пытались предотвратить войну ТОЛЬКО ДЛЯ СЕБЯ И ЗА СЧЕТ ДРУГИХ. И в этом для меня Мюнхенский сговор отвратителен даже в большей мере чем Пакт Молотова-Риббентропа. А то, что война все равно будет, они не могли не знать, И имено об этом в то время, именно в то время, а не позже, говорил опонент Невилла Чемберлена - Уинстон Черчилль. Что касается "чужих территорий", то Чемберлен и Дададье трактовали передачу Судет Гитлеру как "исправление несправедливостей Версальского мира". Так что Сталин в том, что Вы называете агрессией, действовал в русле логики Чемберлена и Даладье, возвращая СССР то, что у России было отрезано Версальским миром.  Но начало этому, прямо скажем, спорному процессу, положил Мюнхенский сговор, трусливый, лицемерный и подлый, в котором Чемберлен и Даладье, как и позже Сталин, выбрали (выражаясь Вашими словами) Гитлера и войну.

С уважением ко всем высказываниям

Эти договора были разнесены по времени. Антанта не знала о том, что случится в 39-м. Более того, могла предполагать, что Советы с Гитлером не договорятся (и не договорились ведь, в конце концов). А жизни солдат перевесили, поскольку общественное мнение было на стороне сторонников мира любой ценой - я думаю, Вы, Петр, в курсе количества мемориалов и памятников в Европе именно неисчислимым жертвам 1-й мировой. И "Мюнхенский сговор" (какие бы потом ни происходили события) мог не привести бы впрямую к войне, если не было потом, пользуясь перефразом Вашего определения, "наглого, лицемерного и подлого" Пакта (там что, пытались что-то сделать для других и за счет себя, что-ли?).

Идея, что пакт Молотова-Риббентропа спас 1.5 миллиона евреев – якобы вывезенных из приграничных территорий перед войной – миф. Причем хорошо известно, откуда у этого мифа растут ноги.

Мы знаем, что СССР не готовился к войне. Информация об антисемитизме в Германии, если и просачивалась в Советский Союз в начале 30х, к концу 30х целенаправленно подавлялась. Так что спасать евреев никто не собирался. Но когда началась война, делегация членов Еврейского Антифашистского Комитета отправилась в США – с масштабной кампанией по сбору средств для поддержки СССР. Именно они озвучили миф о спасении 1.5 миллионов евреев – рассчитанный на кошельки американских евреев. Никакого 1.5 млн не было. Было несколько тысяч евреев, в 1939-1941 гг депортированных из польских городов – их депортировали вместе с другими гражданами Польши, вредными, по мысли новой власти, для советизации. Среди них была и моя прабабка, член БУНДа между прочим. Живя в ссылке в г. Бийске, она была направлена на принудительные работы, а потом арестована за религиозную пропаганду – хотя была социалисткой и атеисткой.

Остаток жизни эта «спасенная» провела с поражением в правах.

Владимир Тодрес Комментарий удален

«Если кто-то струсил перед бандитом — это нехорошо, аморально. Но если кто-то подписал с ним договор и пошел совместно громить квартиры — это преступление».

это про Польшу? По результатам Мюнхена громить Чехословакию вместе с Германией пошла Польша, получила кусок Силезии

вообще забавное обсуждение: про то, как среагировал СССР на Мюнхен - нету, как среагировали уважаемые демократии на реакцию СССР - нету, про очевидную цель Мюнхена - не только попробовать умиротворить Гитлера, но и канализировать его на Восток - нету, зато есть про сколько евреев спасли и было ли это целью. На этом основании предлагается сравнивать моральность Мюнхена и Молотова-Риббентропа

Оба хуже, как говорил по другому поводу товарищ Сталин. Но как Холокост не был основным содержанием войны, так и спасение/неспасение евреев - не главная тема Мюнхена vs М-Р. Ребята, на свете удивительным образом существует многое и помимо еврейского вопроса.

Петр Федоров ставит лишь один из возможных тут вопросов - наверное. Но это вопрос удивительно актуальный в России сегодня - потому что спор между ОБСЕ и сегодняшним режимом про 23е августа почему-то настойчиво превращается этим самым режимом в спор о том, кто был хуже - чтобы любой ценой не признать близость национал-социализма и большевизма, любой ценой замазать оппонентов в той же субстанции, с которой так настойчиво мы хотим само-идентифицироваться .

И если этим вопросом ограничиться, и сравнивать западные демократии и СССР - то Польша тут непричем; Англия и Франция ничего не пытались себе урезать - кроме шанса на мир. И евреев - как бы "мало" ни было их значение - действия СССР не спасли нисколько - это враки. Так что не видно, чем плоха метфора Никиты Петрова: кажется, это история про двух бандитов и двух трусов. Нет?

Скорее, это история про двух уголовников и двух лохов. И, как водится, уголовники лохов развели, но между собой подрались за добычу (поскольку и друг друга за лохов держали). И все бы ничего, но потом один из уголовников как-то вывернулся, и в СИЗО его не посадили. А зря. До сих пор безобразничает. Правда, старый стал, только плохими словами и ограничивается. Хотя нет, бывает, гоняет ребятню палкой по двору...