Антон Сазонов /

Николай Хомерики: У нас вообще часто режиссера посылают после съемок

Вслед за украинским «Интером» Первый канал показывает 12-серийный историко-психологический детектив «Синдром дракона». Самое удивительное, что поставил его Николай Хомерики, автор аутичных фильмов о любви и одиночестве «977», «Сказка про темноту» и «Сердца бумеранг». Мы расспросили Хомерики, как мастера фестивальных хитов занесло на телевидение и что из этого вышло.

+T -
Поделиться:
Фото: PhotoXPress.ru
Фото: PhotoXPress.ru

СПредыдущий ваш фильм «Сердца бумеранг» вышел в прокат одной копией. Новый проект — на Первом канале, для многомиллионной аудитории. Получается две крайности.

Некоторые продюсеры пытаются меня склонить к чему-то среднему, но я не знаю... У меня такое ощущение, что либо я одно делаю, либо другое. Если что-то я делаю экспериментальное, то стараюсь ни в чем себя не ограничивать. А если что-то другое, пытаюсь думать о зрителе, ставить его на первое место, его восприятие, а не какие-то свои изыскания. 

СОбычно зрителя на первое место вы не ставите?

Ну да, чаще всего так получалось. Хотя два с лишним года я потратил на кинокартину «Беляев». Но полфильма было снято — и пока на этом все остановилось.

СНесмотря на то, что сериал вы снимали со своим постоянным оператором Алишером Хамидходжаевым, "Синдром дракона" совсем не похож на то, что вы делали раньше.

Я думаю, что у всех по-разному, кто-то может рисовать картины только одними красками, а кто-то – разными. Я могу в таком жанре работать, могу в другом. И в "несвойственном" мне жанре я тоже нахожу какие-то для себя интересные вещи. То есть не было просто коммерческой задачи что-то там отснять. Я думаю, что после просмотра последней, 12-й серии, должна сложиться какая-то мысль, которая мне близка.

СОт кого исходила идея проекта?

От украинских продюсеров, от Юрия Смирнова и компании «Аврора», которые, кстати, тоже были сопродюсерами проекта "Беляев" с Еленой Яцурой. И видимо они посмотрели материал "Беляева", и что-то в нем увидели… Они делают разные сериалы – есть сериалы дневного эфира, есть этот, например, который они хотели сделать своим имиджевым, и стоимость у него, естественно, в 2 раза больше, чем обычно. Они хотели сделать что-то такое большое... Раньше, когда речь заходили о каких-то телевизионных фильмах, или были периоды, когда мне надо было денег заработать и я думал, может, сериал снять, мне отказывали – видимо, считали, что артхаусный режиссер и не сниму. Сейчас пошли предложения, вот именно телевизионные, на которые я пока держусь, не соглашаюсь. Потому что хочется все-таки чередовать многосерийные фильмы со своими.

СПервый канал в какой момент подключился?

Уже после съемок. Насколько я понимаю, украинские продюсеры 50 на 50 с российскими решили спродюсировать. Где-то взяли деньги, кредит или что-то. То есть это не был сериал по заказу какого-то канала. В процессе съемок, наверное, они уже начинали показывать материал и переговариваться с каналами, и в итоге вот Первый канал заинтересовался. Может, я ошибаюсь. Это виднее продюсерам.

СПоэтому его показали сначала на Украине? Право первой ночи?

Про это я знаю, что часто так делают как раз с согласия Первого. Насколько я понимаю, они пробуют в Украине, смотрят, как идет, а потом уже...

СЕсть сериалы «Жизнь и судьба», есть «Школа» — это немножко другой формат, и есть сериалы формата НТВ, ТНТ, совсем никуда. Думали, как будете встраиваться в это?

Нет, я думал только о том, что прекрасно понимаю, что не могу в данном формате пять минут снимать дерево, что могу обычно делать в другом кино. Есть определенная драматургия, есть определенные вещи, которые направлены на то, чтобы удерживать зрительское внимание,. Я их придерживался. Плюс крупность – для телевизора делаешь чуть крупнее, чуть больше лица показываешь, потому что общий план очень тяжело рассмотреть на телевизоре. Ну, еще могу сказать, что чуть поярче старался сделать актерскую игру. Без перебора, но с небольшим, так сказать, плюсом. Чтобы это не выходило за рамки приличного, но чуть-чуть давал поиграть.

СВы кастингом довольны? Там появляются люди медийные и те, которые в сериалах постоянно снимаются, из одного в другой перетекают и, в принципе, надоели.

В этом мы просто договорились, что будут какие-то медийные актеры. Я не против, потому что они, бедные, тоже не виноваты, что они медийные. И некоторых, может быть, из-за этого в кино не берут. Я как раз не вижу в этом никакой проблемы, но многие видят. Скажем, в какие-то фильмы, которые называют искусством, стараются таких засвеченных сильно не брать.

СОни же привыкли играть штампами.

Кто как. Они все разные, и мне было интересно с ними поработать и показать, что они могут все. С кем-то получилось, с кем-то нет. Но со многими получилось.

СНо кастинг вы не утверждали?

Ну, согласовывали со мной кастинг. То есть говорили: вот такой актер, что думаешь? Я говорил: "нет" или "давайте подумаем". Своих предлагал. На чем-то среднем сошлись.

СА про эстетику конца девяностых — вы осознанно пытались создать такое ощущение?

Я не знаю, что это такое.

СОт сериала есть ощущение, что он снят не сейчас, а лет пятнадцать назад.

Мне, если честно, казалось, что лет 20-30 назад. Для меня был внутренний ориентир – хорошее советское кино, такие телевизионные фильмы, как «Противостояние» или «Визит к Минотавру», еще были какие-то телевизионные фильмы. А эстетика такая вещь тоже... Я вот специально никогда не думаю, меня заставляют иногда писать про режиссерское видение, и пишешь что-то, конечно, но в основном это так, для продюсеров... не знаю, для кого, для меня это формальность. Потому что по-настоящему эстетика вырастает из самих съемок, когда ты уже видишь сцену, актеров, у тебя есть камера, и ты понимаешь, что вот так снять, наверное, будет лучше.

СМне в свое время, опять-таки в начале нулевых, нравился первый сезон «Бандитского Петербурга».

Я посматривал, мне тоже нравился. Мне кажется, в 90-х были неплохие сериалы. Но для меня уже смешалось, кажется, что в прошлой жизни смотрел.

СУ вас даже актер оттуда.

Актер, который умер. Лев Иванович Борисов. Мы съемки закончили год назад, и его не стало через несколько месяцев.

СТакой долгий postproduction?

Это очень сложный для монтажа фильм – много сюжетных линий. И я честно могу сказать, что сценарий не был на 100 процентов идеален в плане раскрытия всех тайн и интриг, поэтому какие-то вещи пришлось придумывать на монтаже.

СА снимали подряд все это дело?

Нет, конечно. Возможности снимать что-то подряд нет ни у кого. Может быть, у Алексея Германа-старшего или младшего есть, но у меня нету. Тем более для телевизионного проекта такое представить невозможно. Мы снимали с утра одно, вечером другое... И конечно все подстраивалось в основном под актеров, потому что огромное количество известных лиц занятых, и неизвестных, но все равно занятых, и разрулить этот актерский график было одним из самых сложных в съемочном периоде.

СА за качество приходилось бороться?

Всегда приходится бороться. В основном борьба идет с производством, потому что всегда есть деньги на одно, а на другое нету. У нас были непредвиденные расходы – давайте здесь ужмемся, там ужмемся... И приходится выбирать, где ты можешь ужаться, а где будешь бороться, чтобы как написано, так и было. Ну, в итоге как-то я и монтаж проконтролировал, удалось сделать какую-то свою версию с паузами некоторыми, с воздухом, чтобы кинодыхание оставалось. Так же с музыкой.

СС музыкой — отдельный вопрос. Расскажите.

Мой старый друг Игорь Вдовин, с которым мы начинали работать на "Беляеве", написал музыку, и нам, Игорю и мне,  дали возможность, что не часто сейчас бывает, записать оркестр в Петербурге. И мы сами ее «расставили».

СОбычно так на сериалах не делается.

Ну, да. У нас вообще очень часто режиссера посылают после съемок, и уже без него продюсеры все это на своем "мясокомбинате" штампуют.

СУ вас было какое-то соглашение?

Мы договаривались, но бывает по-разному, и я тоже боялся – вдруг поменяется мнение. Но как-то продюсеры пошли навстречу, за что я им благодарен, и в итоге дали мне сделать именно тот монтаж и ту музыку, которую я хотел.

СВ американских сериалах режиссеры могут позволить себе то, что им бы не дали сделать на студийных голливудских проектах.

Да, у них в сериалах больше свободы, чем в кино. Потому что они экспериментируют. Потому что есть мировое ощущение, что происходит стагнация креативных идей, скажем так. Поэтому они готовы платить деньги режиссерам, чтобы они пробовали что-то в сериалах, искали новое, чтобы завлечь зрителя. В нашей системе пока про это сложно говорить. Потому что наш проект такой отдельный, а я просто знаю, как обычно происходит. Обычно, конечно, все не так происходит.

СКак бы вы жанр «Синдрома дракона» определили?

Психологический детектив. 12 серий раскручивается история о поисках сокровища. То есть это детектив. А психологический потому, что действие параллельно происходит в разные эпохи, но с одними и теми же людьми, в основном, и мы раскрываем их жизни, психологию человеческую. То есть это не просто про «а где зарыт клад», а еще и про человеческие взаимоотношения.

СНет ощущения, что сериалы вытесняют игровое кино? Самое интересное уже давно происходит именно в этой индустрии.

Я не знаю, мне тяжело судить. Например, среди людей, с которыми я общаюсь, понятно, это очень специфический круг, вообще мало телевизор смотрят. Тем более сериалы. Если говорить в общем, мне кажется, скорее, интернет все заполняет, чем сериалы.

СНо в узком нашем круге все смотрят сериалы на компьютере…

Сериалы заменили кино уже давно. С момента «Рабыни Изауры» и «Богатые тоже плачут» пошло это дело. В итоге зритель уже какое-то обычное кино не понимает, потому что привык к таким ходам, когда ему сразу все понятно. У меня сериал все-таки отличается тем, что заставляет думать. Не только о том, где клад.С