Идет весна священная: 5 арт-хитов апреля

В одной из главных песен «Мумий Тролля» есть слова: «Новая Луна апреля осветила небосвод, но мы ей уже не верим, нам она ничего не несет». Вопреки классикам, мы выбрали 5 полезных апрельских лун — читай, событий

+T -
Поделиться:

1. Фестиваль нового чешского кино CZECH IN в «35 мм» с 5 по 9 апреля

Чешская кинематография не так популярна и размашиста, как французская, но планку качества поддерживает на высоком уровне, чтобы перед наследием классиков — Формана, Хитиловой, Немеца, Менцеля и еще многих великих — не было стыдно. В отличие от всех — более или менее удачных — фестивалей, в программе этого нет ни одного проходного фильма.

«В тени» — главный национальный бестселлер прошлого года, изощренный нуар, отчасти напоминающий культовый румынский киносериал о комиссаре Микловане. Только фильм Давида Ондржичека трагичнее: капитана уголовного розыска Хакла ждет схватка с большой историей. Не представлявшее, казалось, проблем расследование незначительного ограбления ведет в мрачную бездну,  где правит бал кровавый сталинистский абсурд.

О большой истории в интимном ключе — документальный фильм Хелены Трестиковой «Частная вселенная», 30-летняя хроника семьи. «Четыре солнца» Богдана Сламы уже показывали на прошлогоднем ММКФ, но кто их успел посмотреть на единственном ночном сеансе. А они стоят внимания: Слама умеет рассказывать простые житейские истории так, что не оторвешься. И сердце не раз обливается кровью. Дебютант Зденек Ираский следует в том же направлении: его «Бутончики» о жителях индустриального захолустья в Богемии — горько-сладкое кино, печальная комедия о грезах и реальности.

Наконец, мой любимый фильм фестиваля — его рекомендую особо — «Слишком юная ночь», полнометражный дебют выходца из бывшей Югославии, словенца Олмо Омерзу (тут уместно вспомнить, что в легендарной Пражской киношколе FAMU учился и другой важный югослав, Эмир Кустурица). Маленькая (в буквальном смысле, длится всего час) новогодняя драма про трех друзей — Давида, Катерину и Степану, потерявшихся в чувствах друг к другу, и двух 12-летних школьников, по странному стечению обстоятельств прибившихся к взрослой компании. Очень зимний, очень грустный, гипнотизирующий недоговоренностями и налетом странности фильм.

2. Балеты Мориса Бежара в Большом театре с 4 по 7 апреля

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Я, если честно, почти невосприимчив к танцу на сцене — ни к классическому балету, ни к contemporary dance. И по субъективным, и по объективным причинам — часто о фантазиях, скажем, Баланчина интереснее читать, чем наблюдать за их материализацией: грезы хореографа разбиваются о телесное несовершенство исполнителей. Но есть исключения. Среди них — Морис Бежар, не просто великий хореограф, но гений синтетического театра. Кто в здравом уме назовет его «Щелкунчика» просто балетом? Там танцевальный театр, театр драматический и личные воспоминания постановщика сливаются в удивительное целое. Интимностью проникнуты и спектакли, приезжающие на фестиваль «Век “Весны священной”», открытый вечером из двух одноактных балетов на прошлой неделе (Матс Эк поставил в Москве свою знаменитую, придуманную 12 лет назад для Парижской оперы «Квартиру», Татьяна Баганова ответила на элегантный французский абсурдизм крепким, барачным, чисто российским абсурдизмом своей брутальной постановки «Весны священной»). Бежар умер в 2007-м, но труппа Béjart Ballet из Лозанны не теряет формы и держит бежаровские постановки в целости и сохранности. Кроме, собственно, «Весны священной», языческого, почти порнографического (в хорошем смысле) шедевра, живущего с 1959 года, в Большом танцуют «Приношение Стравинскому», одноактную композицию, составленную из последнего балета Бежара «Игорь и мы» уже после его смерти, «Синкопу 51», поставленную учеником Бежара Жилем Романом (он родился в один год с бежаровской «Весной»), и «Кантату 51», плод размышлений Бежара (на исходе дней принявшего ислам) о христианстве под музыку Баха.

3. «Старое видео» Владимира Могилевского в галерее Transatlantique c 4 апреля по 26 мая

Фото: oldvideo.jux.com
Фото: oldvideo.jux.com

Один из самых любопытных проектов фестиваля «Мода и стиль в фотографии» — инсталляция из 20-минутного фильма и 50 фарфоровых плиток, сопровождаемая изысканным текстом Павла Пепперштейна: «Это время и место — хронотоп блаженства. (…) В фильме видны две девушки, беспечно и весело проводящие время на побережье — этого достаточно, этого вполне достаточно».

4. Вручение премии «Инновация» в Манеже 9 апреля и выставка номинантов в ГЦСИ по 5 мая

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Торжественный итог конкурса — вручение наград — не так важен для зрителей, как выставка номинантов VIII Всероссийского конкурса в области современного искусства, проходящая в ГЦСИ. В хрестоматию арт-достижений сезона вошли Арсений Жиляев, Анна Жёлудь, дуэт ПРОВМЫЗА, Леонид Тишков и Владимир Селезнёв. Их работы представлены в номинации «Произведение визуального искусства».

5. «Август: графство Оссейдж» Марата Гацалова «Под крышей» Театра им. Моссовета 9–10 апреля

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

В конкурсной программе фестиваля «Золотая маска» — инсценировка пьесы Трейси Леттса, осуществленная в новосибирском театре «Глобус». Леттс — популярный американский драматург, работающий на стыке гиньоля и триллера (его «Киллера Джо» экранизировал Уильям Фридкин). Постановщик — один из самых интересных молодых режиссеров Марат Гацалов. То, как «Август» ставить не надо, на «Маске» показывали в прошлом году, в спектакле Омской драмы — фальшивом, крикливом, убогом. Гацалов, у которого актеры просто не могут быть неестественными, выбрал малую сцену, где не спрятаться от жесткого «черного» текста Леттса: «Август — жаркий месяц лета, когда тяжело дышать. За этим стоит главный образ пьесы — духота. Закупоренный дом и спертый воздух, в котором нет никакого свежего дыхания, и в этом спертом воздухе находятся люди, которые сами себя сделали несчастными».