В Третьяковке прошла выставка Алексея Кравченко

В эту среду в Инженерном корпусе Третьяковки открылась выставка работ Алексея Ильича Кравченко — книжного графика, искусного живописца и легендарного жителя Николиной Горы

Алексей Кравченко. «Кремль»<br>
Алексей Кравченко. «Кремль»
+T -
Поделиться:

В доме, собственноручно построенном в конце 1930-х на Николиной Горе, Алексей Ильич прожил недолго. Художник умер в 1940-м, но фамилия Кравченко в поселке хорошо известна до сих пор. В основном — благодаря семье художника: его дочери Наталье Алексеевне, а также его внукам и правнукам, у которых завязались тесные дружеские связи с несколькими поколениями подмосковной интеллигенции. На выставку, посвященную 120-летию художника, в Третьяковку съехалась масса соседей Кравченко по Николиной Горе. С одной стороны, получилось протокольное торжество с искусствоведами и камерами канала «Культура». С другой — мероприятие вполне походило на уютный дачный междусобойчик с детьми, стариками и поцелуями в щеку.

Пока в конференц-зале звучали речи, член клуба «Сноб» Александр Липницкий воспользовался моментом и решил осмотреть выставку в спокойной обстановке. Семью Кравченко он, как и многие, знает именно по Николиной Горе, однако работ Алексея Ильича в его коллекции пока нет.

Во время официальной части открытия по пустым залам также бродили два пожилых посетителя. Свое восхищение они выражали характерным кавказским междометием «вах!»

Когда все остальные гости вернисажа устремились в залы с картинами и гравюрами, мне удалось поговорить еще с одним соседом Кравченко по Николиной Горе.

Алексей Кравченко родился в 1889 году под Саратовом в семье крестьян. Он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, участвовал в Первой мировой войне, много путешествовал. После революции Кравченко жил в Саратове, занимался оформлением сцен и массовых празднеств, а затем перебрался в Москву. Но и в Москве Кравченко не писал соцреалистических работ, а занимался гравюрами к произведениям Гоголя, Пушкина, Чаянова и Гофмана, однако среди блестящих художников начала XX века — Лентулова, Фалька, Кончаловского, Альтмана — всегда почему-то был практически незаметен. Я спросил у искусствоведа Юрия Яковлевича Герчука, почему имя Алексея Кравченко несколько затерялось в истории.

Значительная часть работ Кравченко находится в семейном собрании — они висят на даче художника на Николиной Горе и в квартире в Чистом переулке. Я спросил у Натальи Алексеевны, какая вещь ей дороже всего. Она ответила с завидной для своего почтенного возраста иронией.

А Ксения, правнучка и жена члена клуба «Сноб» Оуэна Мэтьюса, отвела меня к «Пионам» — своей любимой картине Кравченко.

Значительно более отстраненное мнение о творчестве Алексея Ильича высказал искусствовед Александр Панов. По его словам, Кравченко — выдающийся график. А вот его живопись вторична и не заслуживает особого внимания.

Член клуба «Сноб» Михаил Каменский подытожил впечатления от выставки.

Работы Алексея Кравченко