Up!

С крыши небоскреба жизнь кажется куда краше, чем с высоты человеческого роста. Особенно если залезть наверх без страховки и снастей

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Алену Роберу сорок семь. Он низкорослый, жилистый, ходит в кожаных штанах, похож на средней руки рокера (хотя сам считает, что на индейца), встречается в газетах и телевизоре не сильно реже Ксении Собчак, любит хороший сыр и страдает от головокружений.

По профессии он альпинист. С узкой специализацией: забирается исключительно на небоскребы, причем только без страховки («она мешает!»), хоть и с огромной группой поддержки («без журналистов не имеет смысла!»).

Зачем, спрашивается, он все это делает — учитывая, что у него вообще-то жена, трое детей и домик на юге Франции? Да чтобы не было скучно. «Мне, — говорит, — надо, чтобы вставляло. Это главное. Вообще быть взрослым неплохо: разрешают водить машину. Но такая тоска!»

 

«Вставляет» Робера по самым разным поводам. Иногда он карабкается по стеклянным стенам к небесам, чтобы создать рекламу новым бритвенным лезвиям (тогда одно восхождение может стоить тысяч 50 долларов), а иногда — чтобы выразить протест против глобального потепления (на плакате, который он развернул на 52-этажном здании The New York Times, было написано: «Ежегодно глобальное потепление убивает больше людей, чем террористы 11 сентября»). А бывает, что непокоренный небоскреб просто мозолит глаза.

Статистика такова: за 15 лет он залез на 80 с лишним башен (в частности, на 240-метровую московскую «Федерацию»), в списке из десяти высочайших зданий мира поставил галочку против пяти пунктов и был арестован столько раз, что попал в Книгу рекордов Гиннесса (на его сайте есть даже специальный фотоальбом — «Аресты»). В Москве удалось договориться с милицией, выпив водки, в Куала-Лумпуре пришлось посидеть в тюрьме (откуда его извлекли через пару дней, посадили в «мерседес» и в чем был, то есть в пиджаке из змеиной кожи на голое тело, отвезли представляться королю).

Аресты, по всей видимости, тоже часть представления, ибо какой боевик может обойтись без комедии? Мерное вертикальное движение рискует утомить публику, несмотря даже на совершенство урбанистических декораций. Несмотря даже на то, что по пути наверх скалолаз может неожиданно застрять.

А вообще из Робера получился бы отличный Карлсон. Просто ему интереснее не жить на крыше, а залезать туда. А тефтелям он предпочитает французский сыр.

 

 

Комментировать Всего 4 комментария

Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что Роберу уже не столько нравится лазать по небоскребам, сколько он стал заложником когда-то созданного (вполне от души) имиджа.

Есть законы возрастной психологии и просто возраста. Чтобы быть счастливым, человек должен  развиваться, а не "ставить галочки". Один небоскреб, другой небоскреб, один миллион, другой миллион, одна супермодель, другая супермодель, яхта длиной столько-то метров, потом побольше... Кажется, бедолага вполне в этом ряду и на исходе пятого десятка просто не представляет, чем бы он должен был заняться дальше...

А что бы ему можно было посоветовать?

Невозможно советовать, не зная человека. Мы же не в курсе, что привело к тому, что он когда-то выбрал такую странную форму самопрезентации: на глазах у зевак лазать по небоскребам без страховки...

Трудно представить, чтобы он лазил если бы ему это не нравилось.