Катерина Мурашова /

Улыбаемся и машем. Простые приемы для успешной социализации 

Некоторые дети отстают в развитии, и им тяжело общаться с ровесниками. Как семья может помочь таким детям?

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Кирилла я услышала еще из коридора. Он трубно вопил и чем-то стучал по железным стульям, которые у нас в поликлинике стоят вдоль стен. Родителей слышно не было, но через некоторое время кто-то, видимо, дал ребенку указание, после чего беспорядочный, руками и ногами, стук раздался уже в мою дверь.

«Ну что ж, — подумала я, — либо читать умеет, либо инструкции понимает» (на моей двери много лет висит табличка «Стучите, и вам откроют»).

На вид мальчику оказалось от четырех до пяти лет. В кабинете он, не обращая на меня никакого внимания, сразу прошел к полкам с игрушками. Его дальнейшее взаимодействие с ними заключалось в том, что он последовательно брал игрушки в руки и бросал на пол. Мать ничего не предпринимала, смотрела перед собой и сохраняла скорбное выражение лица. Я решила отреагировать сама.

— Вот с этой полки игрушки брать нельзя, — сказала я. — Они для девочек.

Кирилл тут же потянулся к указанной полке.

— Это невозможно, — подтвердила я, вставая рядом с полкой.

Мальчик зарычал и разом сгреб все игрушки с соседней полки.

— Можно попробовать поднять вот эту машинку вот этим краном, — предложила я.

Кирилл продолжал рваться к запрещенной полке.

— Он не отступит, — сказала мать. — Сейчас орать будет.

Кирилл действительно завыл на низкой ноте.

— Орать можно, — сообщила я. — Это моя маленькая месть прививочному кабинету, который по соседству.

Кирилл кинулся в предбанник и затряс запертую дверь.

— Тоже невозможно, — вздохнула я. — Но вот эти кубики можно кидать. Они смешно об стенки прыгают.

Кирилл взял сразу три кубика и швырнул их об стену. «Инструкции понимает», — уверилась я и вернулась к матери:

— Слушаю вас.

— У вас большой опыт. Скажите, он будет нормальным?! — воскликнула мать и заломила руки. — Что еще я могу для этого сделать?

— Хотелось бы подробнее узнать о Кирилле.

Мальчик родился слегка недоношенным, с тугим обвитием пуповиной. В первый год все вроде было нормально, потом мать стала замечать, что Кирилл даже не пытается повторять слова или как-то конструктивно манипулировать предметами. Врачи говорили: подождите, всему свое время. Но спустя еще год-полтора забеспокоились и врачи. Кирилл не говорил и в общем-то не играл. Если ему было что-то нужно от родителей, пользовался жестами. При отказе или попытке его к чему-то принудить устраивал жуткие истерики, дрался, долго не мог успокоиться. От таблеток, прописанных неврологом, становился совсем вялым и апатичным. Сам же невролог их и отменил. Сейчас Кириллу ставят задержку психического развития, он уже год ходит в специальный детский сад, второй год посещает занятия в медико-психологическом центре, плюс дефектолог ходит к ним домой. И там, и там Кирилл как-то занимается, вроде есть прогресс: мальчик стал говорить около полусотни слов, собирает со специалистами какие-то картинки, манипулирует пособиями, но с мамой по-прежнему никаких заданий не выполняет, при попытке уговорить или заставить впадает в истерику.

— Он будет нормальным?! Во дворе уже все дети замечают, мамы им не велят с ним общаться, до центра всего две автобусных остановки, но он может в маршрутке заорать, упасть на пол, на меня все показывают пальцами и учат, как ребенка воспитывать. Мне хочется либо их всех убить, либо его, я понимаю, что это неправильно, мы купили вторую машину, чтобы я могла его возить, но ведь навсегда не спрячешься... Могу ли я еще что-то сделать?!

Я понимала, что, помимо медицинских проблем, здесь есть проблема психологическая: не только и не столько окружающий социум, сколько сама мать не может принять диагноз Кирилла.

— Конечно можете! — кивнула я. — И я вам прямо здесь устрою знакомство, которое, надеюсь, будет для вас конструктивным.

***

Дашеньке пять лет. У нее синдром Дауна и чудесная мама. Дашеньку все любят. Она почти не говорит, не все понимает, но при этом знает и правильно употребляет фразы: «Как поживаете?», «Как у вас дела?», «Хороший день», здоровается, прощается, умеет осведомляться о правилах того места, куда попала, угощает всех конфетами и очень обаятельно улыбается. Девочка тоже ходит в коррекционный садик, но всему вышеперечисленному Дашеньку научила мама.

***

Пока подготовленная мною мама Дашеньки общалась с мамой Кирилла, я занимала обоих детей — если честно, то в основном следила, чтобы Кирилл Дашеньку не стукнул. Только в конце мне удалось организовать подвозку кубиков на стройплощадку и постройку дома с помощью крана. Дашенька улыбчиво соглашалась, чтобы мне было приятно, а Кирилл как будто действительно заинтересовался...

Потом Дашенька с мамой ушли домой.

— Вы что, надо мной издеваетесь, что ли? — трагически спросила мама Кирилла ровно в тот момент, когда я ожидала вежливой благодарности. — Мой ребенок не генетический урод, он родился нормальным, и я хочу, чтобы он пошел в обычную школу! Зачем вы...

— Сейчас, исключительно благодаря маме, Дашенька в разы более социально адаптирована, чем ваш Кирилл, — холодно заметила я. — Ее официальный диагноз тяжелее, плюс специфическая внешность, но, узнав Дашеньку поближе, девочку все любят, и они с мамой легко ездят в маршрутках и ходят на детские площадки. Я думала, этот опыт вас заинтересует. Ведь вы сами спрашивали о возможностях социальной адаптации вашего ребенка вашими силами. Но на нет и суда нет...

Маме Кирилла явно стало неловко за свою вспышку.

— Мне было бы проще, если бы вы мне теоретически объяснили...

— Критерием истины обычно бывает все-таки практика, но давайте попробуем... — вздохнула я.

***

Ребенок отстает в развитии. Не такое уж редкое, увы, явление. Причина медикам либо известна, либо остается предметом их внутрицеховой дискуссии. Прогноз всегда неизвестен (за годы практики я видела самые удивительные случаи). Семье, разумеется, хочется сделать все возможное. И вот ребенок посещает соответствующее учреждение, занимается со специалистами. Что еще?

— Выполняем дома рекомендации специалистов, делаем с ребенком их задания...

Многие мамы идут по этому пути и им и ограничиваются.

Но есть и другое, то, что может сделать только семья.

Общую стратегию мы с мамой Кирилла обозначили как «научить своего ребенка нравиться другим людям» — почти дрессировка, если отставание серьезно. Программа состояла из нескольких пунктов:

1) Простые вежливые формулы или приветственные жесты. То, что раньше называлось этикетом. Не от ума, размышления, желания. Просто потому, что так надо. Вознаграждение — одобрение родителей и приязнь других людей. Дашенька очень любит здороваться, прощаться за ручку или целоваться и всегда смотрит на маму: правильно я делаю? Мама подает незаметную другим команду: отлично! А теперь хватит...

2) Помочь войти в коллектив сверстников. Наша Дашенька почти не умеет играть в соответствующие ее возрасту игры, но умеет говорить фразу: «Можно, я тут постою?» Никто из детей ей обычно не отказывает, а иногда берут за руку и сами ведут в игру. Тогда Дашенька говорит: «Спасибо, что взяли». После окончания игры Дашенька иногда имитирует только что совершенные действия других детей, и это явно идет на пользу ее развитию.

3) Обучить конкретным и доступным ребенку действиям, которыми можно порадовать, доставить удовольствие каждому из членов семьи, друзьям, приходящим в дом, воспитательнице, соседям и т. д. Дашенька каждое утро подает тапочки прабабушке, на прогулке угощает специальным лакомством собаку соседей и по просьбе включает маме именно ту музыкальную композицию, которая соответствует текущему настроению женщины.

Мама Кирилла очень сомневалась, что агрессивный и своенравный мальчик сможет и, главное, захочет всему этому обучиться. Но уже первые две недели показали, что ее опасения были напрасны. Прогресс оказался впечатляющим: Кирилл, как только он понял, чего от него добиваются, стал активно стремиться «быть хорошим» и получать за это положительные поглаживания. И вскоре маме пришлось даже ограничивать его раж, выдумывая все новые и новые способы, которыми ее сын мог бы услужить окружающим.

На исходе первого месяца был освоен проезд в маршрутке, и тогда же серьезные сдвиги заметила логопед, которую Кирилл угостил корявым, но самостоятельно слепленным печеньем. Я большинство сдвигов в поведении Кирилла относила за счет изменения отношения матери к происходящему, но, по понятным причинам, помалкивала об этом.

А у папы Кирилла вошла в обиход фраза: «Кирюха, поди сюда, мама тебя дрессироваться зовет...»

Предвидя возражения о том, что больной ребенок — это все-таки не собака, мы с мамами Даши и Кирилла готовы рассмотреть все альтернативные предложения и, может быть, альтернативный опыт наших читателей. Что еще может сделать семья, если маленький ребенок отстает в развитии?

Комментировать Всего 14 комментариев

Не могу добавить ничего нового к описанному Вами, Катериина. Мне кажется Вы акцентировали основные правила: не замыкаться и побольше контактировать с другими людьми (детьми), а также позитивная мотивация общения. Кстати, кривые печенья, на мой взгляд, - замечательная идея. Во-первых, это тренировка мелкой моторики, памяти, навыков работы с разными продуктами и инструментами. Во-вторых, это повод для общения как с родными, так и с другими людьми. Кстати, можно позвать на кулинарный "мастер-класс" соседских детей. А уж как сближает последующая совместная трапеза - нечего и говорить.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Добрую половину взрослых бы подрессировать по Вашей методике... Сколько бы пользы было. А то в нашей стране активно продвигается ценность "честности" - "я такой, какой я есть, и плевать, что я каждым шагом оскорбляю всех вокруг". Зато я настоящий!". Вопрос только, как их дрессировать...

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Елизавета Титанян

Да также, как детей, я думаю :)) Доходчиво (и не дожидаясь, что сами догадаются!) сообщать, что именно приятно лично мне и окружающим и выдавать положительные поглаживания в обмен на учет моих чувств и желаний. Как еще-то? А то ведь тут две стороны вопроса: ценность "честности - я такой какой есть принимайте меня" можно общественно продвинуть лишь в том случае, если мы с этим соглашаемся.

Как Вы, Катерина, замечательно про Дашеньку написали! Спасибо! Понятно, что синдром Дауна дает довольно широкий спектр состояний (по степени тяжести), но есть очень неплохие ориентир для социализации. Например: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пинеда,_Пабло

Я, вот, всю жизнь стараюсь общаться с окружающими как Дашенька. Очень, знаете ли, помогает. Но мне не только с мамой и бабушкой, но и с женой повезло.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Да, да, я очень помню: когда училась, нас водили для ознакомления в детский садик, в котором едва ли не в единственном в то время интегрировали особых детей. Я стала играть с девочкой с синдромом Дауна, успешно по-видимому применяя все, чему меня учили. Очаровательная девочка прониклась ко мне доверием и симпатией, выплюнула на ладошку конфетку-сосучку, которой ее кто-то угостил и довольно внятно сказала: на, тетя, пососи... :)))

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Спасибо, Сергей! Да, Дашенькины навыки любому не лишни :)))

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Мне представляется, что тема гораздо шире: ежедневно видишь людей, которые не здороваются, не машут, не интересуются правилами места, в которое пришли. У них нет задержек в развитии. Просто их никто этому не учил. А сами учиться правилам они не хотят.... 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Marat Gilmutdinov

Татьяна, мы не можем исправить весь мир, но можем сами вести себя в соответствии и научить этому своих детей. Мне кажется, это немало. 

А для детей с ЗПР это просто особенно актуально...

Согласна, Екатерина.  Могу рассказать только об опыте лечения заикания у ребенка. С этим тоже все не просто. Но это уже другая тема...

Татьяна, расскажите пожалуйста отдельным постом и обязательно киньте мне ссылку в личку (я не каждый день бываю в и- нете и могу пропустить) Заикание у детей встречается часто, а сноб читают во многих уголках России  - Ваш опыт просто наверняка для кого-нибудь окажется бесценным.

Хорошо. Напишу. Спасибо за Ваши тексты, читаю с интересом.

Катерина, я процитирую комментарий с форума для мам детей ДЦП, который меня когда-то восхитил.

Там была тема про то, как помочь особому ребенку справляться с чужой жестокостью.

"У нас открыли группу "Особый ребенок", и с 2,5 лет я водила Лену в садик, потомс 5 в музыкальную школу и к репетитору английского, в общем все время на виду.

А до 5 лет ходила она за руку, на носочках, стопы внутрь и походка во все стороны + сходящееся косоглазие. И если взрослые глаза отворачивали, то дети естественно реагировали вслух.

Диапазон от подойти спросить меня, не ребенка, заметьте - "а чо она так ходит", и до "смотри, смотри" и смех.

Никогда мне не приходило в голову ругать детей и стыдить. Чего от них можно ожидать, если до 96 г. в стране существовала практика помещать всех детей по достижении 5 лет в дом-интернат для ивалидов, поскольку стране нужны раньше были нужны люди как трудовая единица, и нечего сидеть дома с ребенкам - вперед работать, и детей государство отбирало принудительно. И естественно никто их оттуда не отпустит. 

Потом стало чуть свободне,  инвалиды  вышли в люди. Но и работы развивающей с ними не велось, они не знали как себя вести с другими людьми.

Остальные люди впервые столкнувшись с инвалидностью среди них с удивлением стали изучать, кто же это такие, и отношение было как к диковенным зверям в цирке.

Кому это понравится? Особые люди реагировали агрессивно, и в сознании людей прочно сложился образ инвалида - неухоженный, злой, в плохой одежде. Государству надо было подготовить общество к встерече с инвалидностью, сформировать отношение к особым детям. Но фиг. И теперь мы это делаем сами.

В общем, дети здесь не причем. Они не жестокие, они просто не понимают что делают больно. Они идут на контакт доступным им способом, в силу своего интеллекта. И надо им просто помочь познакомиться с нашими детьми.

Ведь это можем только мы, те кто знает наших детей лучше всех. Мы всегда шли на контакт, не важно какая была первая реакция в наш адрес. Я спокойно объясняла маленьким детям доверчиво спрашивавшим - а что с ней такое, что когда она рождалась, ей врачи нечаянно спину повредили, и теперь ноги ее не слушаются, но это ерунда, мы же лечимся и когда нибудь будем ходить.

На особо злые насмешки реагирую почти так же. Подхожу к детям, доброжелательным тоном общаюсь. Рассказываю примерно тоже самое, с разными вариациями.

Например, смотрели сказку Русалочка? Вот моя Лена сейчас как она ходит, с такой же болью, как будто по ножам (ассоциация с положительным сказочным персонажем).

То есть по началу надо отвечать за ребенка в его присутствии, сформировать в нем положительное отношение к остальным людям. Надо ломать стереотип, что все особые дети агрессивны и злы. 

Потом надо разбирать каждый конфликт, и пробовать все варианты самостоятельного ребенком выхода из него, начиная от 

- поговорить: Что я я тебе сделала, что ты так меня обижаешь? (ставим ребенка в тупик, а собственно че это я?)

- давить на жалость: знаешь как мне больно, тяжело и т.д. ходить, расказать о какой нибудь ситуации из жизни и как ты мужественно справилась с проблемой (много друзей появилось с этим способом)

- побить - действует с мальчишками, догнать не догонить, но если поймает - руки сильные - стукнет больно, некоторые мальчишки начинают уважать (загадочное мужское явление)

- при очень агрессивном поведении с физическим или психологическим насилием (часто со стороны девочек, пацаны бесхитростны в отличие от них) работает если проявить еще большую агрессию - облить водой, оторвать пуговицу.

Эти дети понимают только силу. Отстают, но к сожалению ненавсегда.

Обязательно заготовить разные остроумные фразы, выставляющие обидчика дураком при других детях.

Как правило этот обидчик обижает всех детей, и остальные будут испытывать более теплые чувства к нашему ребенку. 

Например: 

- Ты, кривоногая! Ответ: я операцию сделаю, и ноги выровняю, а ты со своими кривульками, большими ушами, маленькими сиськами и т.д. так и помрешь. Жестоко, но ОЧЕНЬ действует. Обидчик в тупике, не знает что ответить, привычная реакция на его оскорбление отсутствует, все вокруг над НИМ смеются.И вообще, надо учить в таких ситучиях отвечать с улыбкой и весело, без злости и агрессии. Помним, мы же добрые, красивые и обаятельные. Отрабатывать перед зеркалом мимику и танцы. Если мы хромаем, то танцевать будем на месте, изгибая руки и покачивая бедрами, красиво улыбаясь. Отрабатываем позы когда стоим, сидим и т.д.  нашим детям, как никаким другим важно производить впечатление красивых, уверенных в себе людей. Заметьте, не быть ими, а производить впечатление. Да, я понимаю, что спина устала, и ты сидя в автобусе скрючиваешся, но это очень некрасиво, и отталкивает от тебя людей.

А вдруг кто-то из них твой будующий лучший друг? И ты его потеряешь.Очень много уделять внешнему виду, встречают все таки по одежке. Расшибаемся, но чтоб у ребенка была красивая одежда, сотовый телефон и т.д.

Он и так особый, надо исключить оскорбления по поводу одежды. Найти в ребенке хоть одну внешне красивую черту и всячески ее подчеркивать.

Например, у тебя самые ровные ноги на свете. Подумаешь, хромают, вылечим. Не надо бояться общественного мнения. Развейте в ребенке самоуважение. Вот иду в стороне за ребенком и наблюдаю реакцию людей: идет моя девочка, жутко хромает, во все стороны качается в яркой красивой одежде, с мобило, модной сумочкой, ухоженные волосы в красивой прическе, и после проведенного внушения - какая ты сегодня красивая, и задница как у взрослой девушки из-за хромоты раскачивается.

И вижу к летит моя красавица с такой счастливой улыбкой, гордо подняв голову и вся сияет. И люди смотрят без жалости или отвращения. Я против мыслей родителей, что не стоит нашим детям думать о своей семье, детях и противоположном поле вообще, типа им это не светит. Ерунда!

Сколько на свете уродливых толстых лысых мужиков с молоденьким красивыми женами.  Они просто богаты и это перекрывает все их внешние недостатки.

Но такие дурочки, летящие на деньги не для наших детей.

Поэтому ищем и развиваем в детях таланты. В 3 года мы еле карандаш держали, но друзья принесли нескольк пачек неиспользованных листовок, хватило на 2 года рисовать каждый день.

И теперь все поражаются какие живые лица  на рисунках. В общем делаем наших детей привлекательными для противоположного пола. 

Вот с трудом пропихнула ребенка в обычную школу, за собственные деньги поставила на крыльцо поручень, лишь бы в общество, в люди.

Все вышеперечисленные приемы испытаны лично нами. Доходило до того, что приходит ребенок в слезах - девочка в классе (от нее вся школа плакала) взяла моду при всех штаны срывать с нее, чуть ли не с трусами.

Помогло только одно - я ее выловила в школе в темном углу , приперла к стенке и угрожала личной расправой и никто тебе, "нехорошее слово" не поможет.

И все! Больше и близко не подходила. Но это отступление, речь шла о мальчиках.

В общем вот уже 3-й год самый красивый и уважаемый мальчик в классе бегает за моей девочкой, в 6-м класе она пришла домой с розой от него. Все девченки в классе бесятся, но мы уже знаем, что все, что они говорят это от зависти, и не обращаем внимания на их слова. В общем, надо быть самому себе психологом, постоянно читать соответствующую литературу, и помнить - наша задача по возможности привести ребенка к максимально самостоятельной жизни. Мы же не вечны.

Да, роль позиции и активности семьи тут переоценить просто невозможно! Никакие специалисты ее не заменят.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева