Катерина Мурашова /

Разведчик в тылу врага

Как научиться понимать людей и стать популярным членом общества

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

— Ну да, все — придурки! А чему вы, собственно, удивляетесь? — мальчишка лет двенадцати презрительно наморщил курносый нос.

— Вот! — воскликнула мать мальчишки, наставив указательный палец на сына. — Вот именно это! Я ему сто раз говорила: рассуди сам — в классе 30 человек, все придурками никак быть не могут. Просто статистически. А еще учителя…

— А что, учителя тоже сплошь придурки? — заинтересованно спросила я.

— Ну… не все… — честно подумав, ответил мальчишка, которого звали Вовой. — Физик нормальный мужик. И англичанка… И по ОБЖ еще…

— Что ж, и на том спасибо, — вздохнула я и оборотилась к матери. — Беременность, роды? Особенности, сложности? Все, что говорили и писали неврологи, и все, что вы замечали сами на первом году жизни?

Теперь, в свою очередь, вздохнула мать.

— У меня всю беременность были угрозы выкидыша. Особенно в первой трети. Почки больные. Планировали кесарево, но в результате роды начались раньше и рожала сама. Долгий безводный период, обвитие… в общем, все радости. Неврологи писали ПЭП (перинатальная энцефалопатия. — Прим. авт.) и гипертензионный синдром, но развивался он в общем по возрасту. Потом долго занимались с логопедом…

— Задержка развития речи?

— Нет, заговорил рано, причем сразу предложениями. Болтал непрерывно, начинал утром, как проснется, заканчивал вечером уже во сне, порой ужасно всех доставал, любимая фраза отца в то время: «Вовик, закрой фонтан». При этом была жуткая каша во рту, больше половины звуков не на своем месте, мы многого не понимали, а он злился. В садик пытались пойти три раза, кое-как получилось только в год перед школой, потому что я уже понимала, что что-то тут не так, и была решительно настроена…

— Что «не так», и почему не получилось первые два раза?

— Он ужасно орал всю дорогу от дома до садика и там — тоже. Болел всеми болезнями по списку из «справочника педиатра». В садике не общался ни с кем, кроме воспитательницы и нянечки. Очень аргументированно, хотя и не очень понятно объяснял им, почему ему надо домой. На детей не обращал внимания вообще, как будто их нет в природе. Сначала воспитатели говорили: «Ничего, привыкнет», а потом вот так поднимали брови и удивлялись: «Вы знаете, почему-то не привыкает». И педиатр советовал: «Пока в садик не водить».

— Вы, наверное, посещали какие-то дошкольные обучалки-развивалки? Вова общался там с детьми?

— Безусловно, посещали. Общался только с преподавателями. Обычно ему там нравилось, но если что-то не получалось, мог все швырнуть, встать и, ни на кого не обращая внимания, выйти ко мне в коридор со словами: все, хватит на сегодня, пошли домой!

— И как же вас с таким анамнезом и явными коммуникационными нарушениями занесло в гимназию?

— Да мы и не собирались. Пошли в ближайшую школу, к хорошей доброй старенькой учительнице. У Вовы с ней все замечательно сложилось, он с пяти лет энциклопедии читал, много всего знал, интересно рассказывал (занятия с логопедом помогли, к семи годам все уже было понятно). Если где-то взбрыкивал, учительница ему все прощала, говорила: «Нрав у него такой». Учился он хорошо, но с детьми по-прежнему никаких контактов. Но так же, отдельно от всех, жить нельзя. Ребята, разумеется, его уже подтравливать начали. А он их — тихо ненавидеть. И вот в третьем классе эта учительница мне и говорит: он же у вас умный, развитый, книги читает, рассуждает кучеряво, ему с этими просто не интересно. Отдайте его туда, где ему ровня будет. Я подумала: может, и правда? И вот поступили мы в гимназию…

— И что же, Вова и там не захотел общаться с одноклассниками?

— Захотел, в том-то и дело! Детки там собрались интересные, умные, развитые. Первое время наш прибегал весь в радостном возбуждении и рассказывал: мама, представляешь, я с тем-то познакомился, я ему завтра свою энциклопедию танков покажу…

— Дурак был, надо честно признать… — самокритично откликнулся Вова со своего места.

— А еще через какое-то время стало понятно, что одноклассники его просто избегают… Там в классе образовались какие-то дружбы, группировки, но Вова всегда оставался один. Ему никто не звонил, никто не приглашал на день рождения, на общеклассных мероприятиях он сначала держался в стороне, а теперь и вовсе отказывается участвовать. Классная руководительница честно пыталась разобраться, спрашивала, в чем дело, они отвечали: да ну его, надоел… В конце концов он, конечно, тоже перестал к ним обращаться. Стал злой, раздражительный, на руках появилась какая-то сыпь. Стал дома огрызаться, несколько раз плакал, в ванной запершись. И теперь ему, разумеется, по возрасту с ребятами хочется, но…

— Ничего мне не хочется! Очень они мне нужны, придурки!

— Вот! И ведь вроде не дурак, учится хорошо, читает много. Я пытаюсь ему доказать, что не может весь взвод идти не в ногу, что если хочешь быть с другими, нужно самому меняться, но он как будто не понимает…

— Не понимает, — кивнула я.

— Это что, аутизм? — спросила мать. — Я тут за последние годы много чего начитала…

— Да нет, конечно, какой аутизм! Эмоциональные нарушения, последствия ПЭПа. Видит, слышит, осознает только себя, других — не умеет категорически. Говорит фактически сам с собой или с материалом. Кому это надо, кроме родных и преподавателей? Вас-то он хоть чувствует?

— Если что-нибудь надо, лисой проползет.

— А когда не надо?

— Помирать буду, не заметит, если напрямую не скажу. Притом что вообще-то он совсем не злой и всех родных любит.

— Вот именно это, — кивнула я и обратилась к мальчику: — Вова, представь: в класс пришел новый ученик. Он тебе понравился, ты хочешь с ним подружиться. Что ты будешь делать, говорить? Расскажи как можно подробнее.

— Ну, я спрошу его, смотрит ли он канал «Дискавери», — подумав, сказал Вова. — Если смотрит, предложу обсудить что-нибудь из последних выпусков. Еще спрошу, что он думает о теории струн, и, если он еще не читал, расскажу про книжку Стивена Хокинга… Еще я ему покажу, как я опыт по химии ставил, и у нас теперь в стене дыра, а потом…

— Ага. Поняла, — сказала я. — Ты любишь опыты, эксперименты? Книги про исследователей?

— Очень! — воскликнул Вова. — Вот недавно я прочел книгу Поля де Крюи, так там…

— Какой, по-твоему, самый интересный и сложный объект для исследования?

— Э-э-э… Может быть, сверхновые звезды?

— Не-а. Человек. Он ближе и сложнее. Как насчет экспериментов на людях? Все вокруг придурки? Ты самый умный? ОК. Усилим ситуацию. Пусть это будут даже не придурки, а враги. А ты — шпион, разведчик в тылу врага. Что делает разведчик?

— Передает важную информацию о врагах для своего командования. Расположение войск, всякие чертежи там, научные разработки…

— Правильно. Но что нужно сделать заброшенному к врагам разведчику в первую очередь, до того, как он начнет передавать информацию?

— Внедриться, втереться в доверие к врагу.

— Замечательно! Ты ужасно сообразительный! — искренне восхитилась я. — Но как он втирается?

— Сначала собирает информацию о врагах, потом вербует тех, кто...

— Стоп! Первый этап пошел. Через месяц принесешь мне подробные досье на ВСЕХ одноклассников и ВСЕХ учителей. И помни — для разведчика нет мелочей: не просто сильные и слабые стороны, качества личности, но и что любит покушать, какие цвета в одежде предпочитает, любит ли кошек, чем увлекается, на какие темы любит поболтать с друзьями…

— Но как же я узнаю, они же меня…

— А когда это и где разведчикам в тылу врага было легко?

— Тоже верно, — вздохнул Вова.

— Только помни: напрямую нельзя, раскроют, нужно аккуратно, окольными путями…

                                ***

Через месяц мать зашла в мой кабинет, оставив сына в коридоре и улыбаясь во весь рот:

— Не знаю, что это у вас за метод (я такого в интернете не встречала), но в нашем случае уже сработало великолепно! Он, пока собирал информацию, узнал про одного мальчика, что тот ходит в Планетарий в научный кружок, и попросился с ним, чтобы лучше «внедриться», и теперь они с ним не разлей вода… И еще с ними две девочки — они его «агенты» среди девчонок, он им по секрету рассказал, что собирает информацию, потому что это его психолог так лечит от аутизма, и они теперь вовсю стараются и все сплетни собирают «для дела»…

Я рассмеялась.

— Рано смеетесь, — улыбнулась мать. — Он там уже в коридоре землю роет от нетерпения. Сейчас сюда придет, и вам все это слушать придется…

— Ну что ж, такая у нас работа, — лицемерно вздохнула я. — Зовите Вову…

Комментировать Всего 26 комментариев

Замечательно - сложный  мальчик. И ведь надо было совсем чуть-чуть ему помочь. И у Вас, Катерина, это здорово получилось.

Но мне кажется, ему все равно трудно будет общаться.

Cпасибо на добром слове, Татьяна :)) Но описанное - это, конечно, только начало процесса. После сбора информации и первичного внедрения начинается гораздо более сложный этап. Товарищу предстоит выйти из образа разведчика и научиться ДЕЙСТВИТЕЛЬНО интересоваться окружающими его людьми... Надо сказать, что на этом этапе (когда становится понятно, что игра закончена и начинается работа - а реальные отношения это всегда огромный труд) многие ПЭПки опять ломаются :(( 

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт, Юлия Смагина

А мне подумалось сейчас, в связи с этим примером, насколько важна именно детская психология. И насколько велика ее ответственность.

Да, да, для ребенка ОЧЕНЬ важны модели. Они с одной стороны должны быть (выросшие в детдоме плохо социально адаптируются именно из-за отсутствия моделей), а с другой - их не должно быть слишком много равноценных, иначе наступает дисплазия и товарищ уж совсем не знает, на что ему ориентироваться, и ничем не удовлетворен и ни на чем остановиться не может... Очень тонко все...

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Катерина, можно подробнее про модели? Быть на кого-то похожим или выбор кумира или стиля поведения? Свод правил? Формирование внутренней морали?

Наталья, модели - это, пожалуй, все сразу. Делать жизнь с кого? Они эволюционируют в онтогенезе. Любой совсем маленький ребенок, конечно, начинает с родителей: я подметаю пол как мама, я поеду на работу, как папа (представляете, что в этом возрасте теряют детдомовцы?!), потом училка Марья Петровна, потом какие-то детские, подростковые кумиры, любимые книжные герои, друзья, научный руководитель и т.д. Вот это ощущение каждодневной векторизованности онтогенеза - оно очень важно вообще-то и дает ощущение, что я тут не просто так, я тут делом занимаюсь :)) При массовом изменении моделей взросления происходят всякие занятные вещи: например, когда в начале 20 века вдруг стала массово считаться "очень клевой" модель "борьбы за народное дело", редкий человек из среднего или высшего класса (гимназист, студент) вырастал, не отдав ей дань. Ну, к чему это привело, мы все знаем. А если теперь подростку в модели предлагаются сплошь шоумены или вообще какие-нибудь непонятно чего делающие персонажи, у которых тем не менее  "все есть" и которые "хорошо живут" - интересно, как это потом сыграет... 

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт

Да, вот это-то и сложно. Вроде не хочется баловать - но "у всех ведь есть!" Или телевизор: "ну все ведь смотрят". И кумиры все - певцы или футболисты :))) Если раньше просыпались под "Пионерскую зорьку" и встречали рассвет на Петропавловке с клятвой, то теперь кто формирует эти модели? Только родители и школа... А то, что несет СМИ нужно перемоделировать?

Я не говорю, что нужно формировать идею "борьбы за народное дело", но куда-то же нужно направлять:)  

Наталья, мне кажется, что мы не можем ничего "перемоделировать". Чем больше подростку говоришь "не тронь бяку", тем внимательнее он к этой "бяке" приглядывается. Наверное, просто в деле демонстрировать те модели, которые самим нравятся - служение науке, творчество, общественное служение в конце-то концов (без радикализма, конечно :)). Тогда есть шанс, что другие модели потеснятся...

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт

Похоже что Колхозника  так же в детстве лечили...  Синдром -то ушел, а привычка осталась...

Он даже работая уже в Стокгольме  так и продолжал  собирать подобные досье на своих коллег.... что закончилось весьма трагикомично...

Письмо в его защиту подписала куча мала академиков, дело о шпионаже замяли,      и сам посол лично приехал забирать его из  места заключения под стражу.   Он потом еще загадочно так об этом интервью давал на Эхе Москвы. И с тех пор ушел на дно.

.........

А вообще  , что собственно мешало вместо   вручения ментального  ( когнитивного) костыля  для замещения эмоций просто поправить химический дефект  в мозгу  и прописать ему окситоциновый спрей  в нос.  Это очень экспериментально конечно,  но безвредно... а  эмоциональную чувствительность к окружающим  поднимает на порядок.  Очень рекомендую.

Я психолог, а не врач - капли в нос прописывать не имею права. Кроме того, у организма ДВЕ управляющие системы - гуморальная и нервная, и любой гомеостаз обеспечивается сочетанным действием обеих, об этом тоже забывать не стоит.

Ну так и я о том же говорю...  отсутствие эмпатии   к людям  возникло вполне биохимическим образом, как реакция на недостаточное кровоснабжение мозга в  очень раннем детстве.

  Ну и лечить надо путем восстановления нормалЬного химического баланса в мозгу, а не путем  когнитивного замещения одного другим. 

В данном случае  это очевидно  где проблема и как решать.  Во многих других случаях  - оно пока неизвестно еще.  кстати  этот препарат неплохо бы выписать и ему и маме тоже.... у нее явно та же самая проблема с уровнем окситоцина  в мозгу.  У нее отсутствует эмоциональная связь с ребенком  судя по вашему описанию ее поведения. 

Возможно это генетический дефект  всей семЬи.

Владимир, окситоцин не восстанавливает эмоциональные связи, также как вся современная психофармакология (несомненно, очень расцветшая за последние 50 лет) не решает ни одной человеческой проблемы. Она просто помогает продержаться (и иногда "подбрасывает дровишек") , пока человек сам (через вторую управляющую систему) выстраивает новый, более устраивающий его, уровень гомеостаза. Если личность не будет "шевелить лапками", так никакие таблетки и капли в нос ей не помогут. Разрушить или просто вырубить личность очень просто (пыльным мешком по башке, например), а вот построить...

Ну так я о чем?  Чтобы построить надо же сначала показать что именно можно построить...   Вот тут психофармакологоя и работает.  Показывает возможности  и пластичность нашего сознания..  И что оно весьма интересно  устроено  и эмоции в нем есть  и много чего еще там есть   чего мы и не знаем  обычно. , просто надо сделать усилие  и   преодолеть некий потенциальный барьер...  Но когда  заранее   ( исходя из этого химического опыта) уже ожидаешь  что ждет за этим барьером... то и мотивация появляется   и фокусировка.  Без мотивации  ничего нельзя сделать.

Окситоцин  создает  эмоционалЬные связи...  во мгновение ока причем.   Буквально через 3 минуты после внюха. То есть он наглядно показывает как это в природе   естественно работает.  Кокаин тоже можно использовать...  но это совсем другая сфера сознания... хотя там тоже все завязано на эмоциональную чувствительность.

Буквально через 3 минуты после внюха.

Можно представить как будет выглядеть мир, если психологию "снести" напрочь и оставить лишь психофармакологию. Интересный сюжет для фантастического романа.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Наталья Спихт, Алия Гайса

Ага. Вот например амебы так живут. Чисто гуморальная регуляция поведения :))

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Татьяна Сергеева

Окситоцин создает эмоционалЬные связи

Не-а. Он создает переживание. Кратковременное. Малоценное после его окончания. Роза есть роза есть роза есть роза... Касательно наглядности для дефектных по этому признаку: ага. Только безногий человек обычно хочет хороший практичный протез, а не красочный сон про то, как легко пройти от дома до магазина. Из этого и исходим. А связь - это сложнее переживания, потому что в ней всегда как минимум две стороны.

Почему краткосрочное? Это нормальный медиатор эмоционалЬного состояния в мозгу...   Интегральный.   А именно того что называют эмпатией.  Именно он привязывает эмоционально мать к ребенку  и ребенка к матери.  Да и мужчину он тоже привязывает   к ребенку  и к женщине.....

  Вообщем  очень способствует социализации.   

Я уже всех знакомых им закапал  в нос....  в порядке эксперимента...  отличный еффект..  причем самый заметный именно с проблемными персонами  которые вечно что-то свое несут  обычно про теории заговора   и собеседника не слушают  и не видят его реакцию. 

Просто преображение   наступает..- вдруг начинают внимательно слушать, чувствовать реакцию  и более-менее нормалЬно коммуницировать.  Чудо.

Эффект длится весьма долго,  одной заправки на весь день хватает. И что самое интересное мозг привыкает к эмо-кайфу и начинает свой собственный уровень окситоцина повышатЬ  таким образом замещая внешний источник.

По-моему  это универсальное решение  для большинства расстройств эмпатии  идуших от кислородного голодания мозга в раннем периоде развития.. 

Хотя конечно человек с высоким уровнем окситоцина  может  залюбить  окружающих  до отвращения  или  же   его сверхдобротой многие начнут пользоваться в своекорыстных целях...  это  может быть реальная проблема.

Эксперименты люблю. Давайте проверим. Значит, у нас на снобе есть довольно активно пишущий Владимир Кайгородов. Эксперимент: до капания, во время и после. Никто не знает, когда Вы начнете капать и когда закончите (пошлите заранее сроки кому-нибудь одному, кому доверяете). После окончания эксперимента проведем опрос - заметил ли кто-нибудь колебания Вашей эмпатии и совпадут ли они с капаньем окситоцина? Все хрестоматийно...

Заметна будет только частота присутствия ....   То есть эмпатия в реальной жизни  к кому или чему бы то не было разрушительно влияет на интернет-активность.... :-)) Оно и ежу понятно.  Сами комментарии - это ментальная активность  по прочтении текста ,  то есть логическая,   сфера ума,  - они навряд ли могут измениться.    Эмпатия - это нечто с умом никак несвязанное  и работает только на короткой дистанции.

То есть, проявить эмпатию, например, в личной переписке невозможно? Многие (и я в их числе) с Вами не согласятся.

Катерина, я не помню как назывался ваш предыдущий пост где вы тоже порекомендовали подростку вообразить себя секретным агентом, и ему это тоже помогло. Обе истории очень интересные.  Вполне можно понять почему такая "игра" придется по душе подростку.  Скажите, вы придумали этот метод сами? или это какой то известный психологический прием? 

Кажется, сама :))) (на сто процентов не уверена, может, где-то когда-то прочла и забыла источник) Но также вполне возможно, что еще где-то десяток-другой психологов точно также придумали этот способ совершенно конвергентным путем, не учась друг у друга, - как форма тела у акулы и дельфина :)))

А игра действительно хорошая, я ее часто применяю. Первый этап почти всегда успешен, а вот потом - увы! - часто начинаются сложности. Обучить персонажа методике манипуляции - не фиг делать. Обучение реальной эмпатии того, у кого с этим многолетние проблемы (как у Вовы) - а без эмпатии не будет настоящих, удовлетворяющих обе стороны  отношений - долгий и муторный процесс, требующий от подростка неустанной концентрации. Насколько проще объявить всех придурками...

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов, Анна Зарембо

Мальчиш-Кибальчиш  надо бы ему посмотреть....  чтоб понять как реально все работает...   можно и без эмоций людьми рулить... отличное кино в тему.

http://www.youtube.com/watch?v=PGLxuCq4ECU

http://www.youtube.com/watch?v=SWKsVVUkduY

Так не всем же надо людьми рулить. Некоторым еще дружить хочется... :)

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт, Алия Гайса, Светлана Кузнецова

Вова не только критичен, но и самокритичен. Важное качество, показывает, что он трезво смотрит на жизнь

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова