Вадим Рутковский /

Слишком элементарные частицы: 35-й ММКФ раздал Святых Георгиев

Размышления о тщете всего сущего — вот к чему подталкивают итоги Московского Международного. И дело даже не в победе одних фильмов или проигрыше других

+T -
Поделиться:

Жюри 35-го ММКФ выглядело вполне авторитетно, я не только о его председателе — иранском режиссере Мохсене Махмальбафе, но и о «рядовых» участниках. Среди них — замечательная Урсула Майер, швейцарский режиссер, которому на фестивале была посвящена исчерпывающая ретроспектива. Итоги же оказались спорными и неубедительными.

В конкурсе ММКФ всегда есть фильмы четырёх категорий — по-настоящему выдающиеся, мастерски сделанные и отличающиеся уникальным авторским взглядом (да, они, пусть и в ничтожно малом количестве, всегда обнаруживаются), очень среднее, снятое будто для заполнения дневного телеэфира кино, которого на других больших фестивалях не найдешь, крепкие жанровые фильмы, которые, в общем, можно встретить где угодно — как страховку конкурса от чрезмерной тяжеловесности, и фильмы, выглядящие пародией на настоящее «фестивальное» кино. То есть в них есть претензия и на какой-никакой стиль, и стремление рассказать неизбитую историю, и видимое отсутствие заботы о зрителях — в смысле, желания увлечь и понравиться; вот только чем-то трудно формулируемым — свежестью, ясностью и страстностью высказывания — они обделены. На них, увы, и ориентировалось жюри 35-го ММКФ.

Японская «Долина прощаний» Тацуси Оомори получила второй по значению Специальный приз «Серебряный Георгий». Рискую увязнуть уже в пересказе сюжета, намеренно запутанного и сбивчивого, что усугубляется еще и произвольными перемещениями фильма во времени. Начинается все с ареста женщины, убившей своего сына-дошкольника, и бурной эротической сцены, разыгрывающейся в соседнем доме. И полиция, и репортер, ввязавшийся в дело, подозревают как раз соседа убийцы, бывшего регбиста, в том, что его предполагаемая связь с преступницей подтолкнула его к злодейству (почему — не спрашивайте, сколько-нибудь убедительных объяснений поступкам героев в «Долине» нет). Такую версию подкидывает жена подозреваемого Канако. Странное репортерское расследование копошится в прошлом подозреваемого, где кроется дурная история о групповом изнасиловании, жертвой которого стала та самая девушка, что годы спустя выйдет за одного из обидчиков замуж под именем Канако. О детоубийце фильм благополучно забывает, концентрируясь на вязких переживаниях раскаявшегося насильника и его жертвы. Выдумывать трактовки всей этой неряшливо и безыскусно снятой истории не хочется — настолько вял и необязателен фильм.

Программный директор ММКФ Кирилл Разлогов сравнивал эту драму с «Ливанскими эмоциями» южнокорейского режиссера Чон Ен Хена. Ему жюри отдало «Серебряного Георгия» за лучшую режиссуру. Этот фильм побойчее, в его многофигурную композицию вовлечены беглая проститутка, отшельничающий в заснеженном горном домике юноша и идущий по кровавому следу беглянки (девушка попала в капкан, расставленный владельцем того самого домика) бесноватый сутенер-садист (плюс еще с полдюжины вспомогательных героев, придающих действу комический эффект). Сходство с японской драмой — разве что в подтормаживании и сбивчивости ритма, вообще же, «Ливанские эмоции» — типичная черная комедия о неудачнике и терпиле, проходящем сквозь горнило экстремальных обстоятельств и обретающего искомую твердость духа. Только какая-то чересчур глуповатая — не спишешь даже на фирменную азиатскую странность. Возможно, чем хорош этот фильм, коллегам по жюри растолковал основатель Пусанского кинофестиваля Ким Дон Хо, корейский киновед, экс-министр культуры и туризма.

А вот двух актеров, входивших в жюри, — Сергея Гармаша и Зураба Кипшидзе — стоит винить во вручении «Серебряного Георгия» за лучшую мужскую роль Алексею Шевченкову, Иуде из одноименного фильма. Решение не вызывало бы возражений, если бы в конкурсе не было «Роли» Константина Лопушанского с великой актерской работой Максима Суханова. «Роль», основным своим мотивом рифмующаяся со «Святыми моторами», также как и фильм Лео Каракса в Канне, осталась без наград. Так бывает с самыми лучшими и самыми смелыми. Победителем же ММКФ стала уже собравшая уйму наград на национальных фестивалях турецкая «Частица» Эрдема Тепегеза (приз за женскую роль достался турчанке Жале Арикан), монотонная, живописная, гипертрофированно, до пограничья с метафизикой, реалистичная драма о женщине-изгое — безработной, нищей, со старухой-матерью и дочкой-инвалидом на шее.

Вот я все это пишу и чувствую себя вовлеченным в какую-то бесполезную игру без правил. Потому что об итогах ММКФ лучше всего сказать строчками БГ: «И разве это что-то меняет?» Вот победила «Частица», не важно, хорошая или плохая, важно, что вы ее вряд ли когда-нибудь увидите. Давайте я навскидку перечислю победителей нескольких предыдущих фестивалей. Прошлый, 2012 год, британские «Отбросы» — вы помните это название? 2011-й год, испанские «Волны» режиссера Альберто Мораиса — он ММКФ, видимо, полюбил и приехал и в этом году с обаятельной камерной картиной «Портовые ребята», но вот полюбил ли его кто-нибудь в России? Вы видели «Волны»? 2010-й год — «Брат», классный пацанский фильм венесуэльца Марселя Раскина — его вы смотрели? В моем вопросе нет наезда, мол, чего вы такие нелюбопытные, ничего не смотрели. Увидеть призеров ММКФ после завершения фестиваля практически невозможно — дистрибуцией этих фильмов в России не занимается никто. Вот и еще один фестиваль закончился — забудьте.