Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

Ольга Серебряная:  «Кинематографисты России» как результат селекции

Фрагмент постера к фильму «Человек с киноаппаратом»
Фрагмент постера к фильму «Человек с киноаппаратом»
+T -
Поделиться:

(Все цитаты из «Этической хартии кинематографистов России» и «Предварительных предложений к проекту Этической хартии кинематографистов» даются без исправлений, в стилистике и пунктуации оригинала)

Есть такие существа, кинематографисты России, и у них, как сообщает нам официальный сайт Министерства культуры Российской Федерации, есть настоятельная потребность руководствоваться в своих действиях особой этической хартией. Это, вообще говоря, скандал в антропологии. Столько лет существует наука, а такого уникального подвида homo sapiens, как «кинематографисты России», не заметила. Ведь если этим загадочным существам не хватает для жизни общечеловеческих этических принципов – значит, они какие-то другие: недолюди или, может, сверхчеловеки. Они, кстати, и сами это признают. В «Предварительных предложениях к проекту Этической хартии кинематографистов» сказано буквально следующее: «Мораль имеет религиозные корни, этика — общечеловеческие. Основные этические принципы остаются неизменны на протяжении всей человеческой истории».

Если по правде, то фраза эта взята, конечно же, из какого-нибудь вузовского реферата, но давайте прикинемся, что мы этого не понимаем, и спросим принципиально: господа российские кинематографисты, если этические принципы всегда «остаются неизменны», что заставляет вас модифицировать их под собственные нужды? И почему вы занялись этим именно сегодня? Почему вчера, мастера кинокультуры, вы жили как все, а сегодня хотите жить как «российские кинематографисты»? Вопросы хорошие, но не ясно, кому их адресовать: выложенные на сайте Министерства вордовские документы никем не подписаны. Рождается поэтому гипотеза, что «кинематографистов России» пока не существует — их только хотят вывести, и хартия будет выступать инструментом селекции.

На животноводческие мысли наталкивает сам документ: свобода слова, например, провозглашается там «одним из принципов существования здорового общества». Значит, общество может быть здоровое и нездоровое, а лечить его будут как раз «кинематографисты России» — когда Минкульт успешно их селекционирует. (Чувство языка, конечно, подсказывает, что селекция здесь имеет не столько сельскохозяйственный смысл, сколько лагерный. Селекция — это первая процедура, с которой сталкивались все прибывавшие в нацистские лагеря уничтожения. Трудоспособные — в бараки; старики, больные и дети — в печь. В наши вегетарианские времена, конечно, все будет мягче: желающие «лечить» — в «кинематографисты России», а стремящиеся делать кино — вон из профессии.) Про «лечить» я, кстати, не придумываю, вот цитата из документа: «Пользуясь возможностью данной кинематографом визуализировать свои идеи, они должны взять на себя ответственность за то, что они выражают, и руководствоваться принципом “не навреди”». В общем, процесс понятен: Минкульт проводит селекцию, «кинематографисты России» — санацию. Необходимость ее обосновывается так: «Современное российское общество столкнулось с ситуацией духовного и нравственного регресса, во многом предопределенным ослабеванием творческих импульсов интеллигенции».

Кажется, добавь сюда определение «буржуазной» — и получится революционный документ, тем более что «важнейшим из искусств для нас является кино». Но это только так кажется: в революционном документе слово «регресс» было бы невозможно. Тогда плачевное состояние общества объясняли тем, что оно «еще не» (обучилось грамоте, приобщилось к культуре, встало на путь просвещения). Сегодня общество «больно», потому что оно «уже не»: не желает «формировать гражданскую позицию, основанную на традиционных ценностях и историческом опыте, а также национальном коде российского народа», не хочет «ориентироваться на семейные ценности, преемственность поколений», не стремится придерживаться «идеи соборности, коллективизма, нестяжательства и других основополагающих гуманистических традиций, так полно выраженных в произведениях отечественных писателей и философов». Словом, современное российское общество больше всего похоже на «загнивающий Запад» образца 70-х. Только косноязычные авторы советских культурных манифестов смиренно ждали его смерти, а нынешним столь же косноязычным государственникам приходится селекционировать и лечить. Бог им в помощь!

Потому что помочь им в этом деле могут только сверхъестественные силы, не постижимые для конечного человеческого ума. Конечный человеческий ум, когда рассуждает об этике, со времен как минимум Канта приходит к тому, что она формальна. То есть не раскладывается на набор предписаний типа «не вари ягненка в молоке его матери» или «не прелюбодействуй». Формальная (или «общечеловеческая», как выражается анонимный автор российской кинематографической хартии) этика предписывает всего лишь «поступать так, чтобы максима твоего поступка могла быть всеобщим законом природы». А что это значит в каждой конкретной ситуации, никто, кроме тебя, как свободного ума, определить не может. Намерения ведомы тебе и богу, но уж никак не Союзу кинематографистов.

Все это, в общем, тривиально, и мне, конечно, скажут, что Хартия имеет в виду не этику как таковую, а этику профессиональную. Есть же клятва Гиппократа, предписывающая спасать, несмотря ни на что, а теперь будет клятва российского кинематографиста, предписывающая «способствовать воспитанию чувства патриотизма и любви к Отечеству, особенно у молодого поколения». В чем, собственно, разница? А она, собственно, в том, что врач, когда выполняет врачебный долг, обязан не думать как свободный человек (например, о том, какого злодея он спасает), а исполнять долг. И в этом его, как врача, ценность. В чем ценность недумающего кинематографиста, который, повинуясь профессиональному долгу, «лечит» общество, я не знаю. Искусство — оно же не про долг. Оно — со времен как минимум Канта — про свободную игру воображения и рассудка.

Но не расстраивайтесь: теперь уже не старые времена, как любила повторять героиня «Чеховских мотивов». Теперь у нас есть свобода выбора: «Людям должна быть предоставлена возможность выбора смотреть или не смотреть. И они должны быть проинформированы о том, что то, что они увидят, может потенциально оказать на них негативный эффект». Низкий поклон вам за это, господа российские кинематографисты!

Комментировать Всего 5 комментариев

Автор в кино на русских фильмах давно был? Возможно тогда потребность в долгих рассуждениях на тему, нужна или нет этическая хартия кинематографистам, отпала сама по себе. У создателей фильмов (равно, как и журналистов, чьи этические хартии никого не смущают) есть больше возможностей оказывать влияния на поступки, поведение и мироощущение людей. Кинематографисты это кстати не только про кино, фильмы иногда и для ТВ снимают, и там у зрителя не всегда есть выбор. 

В смысле "автор давно был"? Фильмы что ли уже делают человекоподобные боевые роботы? Я об этом не слышала. Сколько встречала кинематографистов - все люди, все авторы.

Насчет выбора на ТВ: найдите кнопку on/off - и у вас волшебным образом вдруг появится выбор. 

У меня, допустим, он есть, а у большого количества зрителей страны, у кого телевизор одно из очень немногих доступных способов отвлечься и отдохнуть от работы, его нет. И в этой ситуации что-то вроде этической хартии, которой будут придерживаться большинство авторов фильмов, пойдет во благо, по крайней мере, зрителю. 

не решайте, пожалуйста, за "большое количество зрителей страны". Головы, которые у них на плечах, ничуть не хуже той, что у вас на плечах. Они умеют нажимать на кнопку выкл. Это, право слово, не сложно

Ольга, спасибо, всегда с удовольствием читаю Ваши статьи.

Эта самая "этическая хартия кинематографистов" непостижимым образом от меня было ускользнула, но, благодаря Вам, я с ней теперь детально ознакомлюсь.

Меня, как человека элементарно грамотного, всегда забавляли всяческие словесно-смысловые ляпы (к примеру, хотя бы вот такой, распространенный: "он мне сказал, то, что любит меня" )

И здесь уже, в Ваших выдержках из этого замечательного документа, я тоже нахожу эти пресловутые "то что".

Вот тут, например: "«Пользуясь возможностью данной кинематографом визуализировать свои идеи, они должны взять на себя ответственность за то, что они выражают, и руководствоваться принципом “не навреди”»"

Стесняюсь спросить: кто должен взять на себя ответственность и кто что "выражает" -  идеи, или кинематограф, или кинематографисты? 

А вот это уже просто шедевр: "«Людям должна быть предоставлена возможность выбора смотреть или не смотреть. И они должны быть проинформированы о том, что то, что они увидят, может потенциально оказать на них негативный эффект»" 

Обратите внимание на замечательную зубодробильную конструкцию: "о том, что то, что".

Сентенция авторов хартии о том, что, у людей должен быть выбор, до боли напоминает чьи-то предвыборные речи.  Классическое déjà vu.

И кто же это такой всезнайка, который может безошибочно определить сразу для всех зрителей без исключения, скопом   - что именно  одновременно может  способствовать возникновению в них некого негативного эффекта?

Неужели создатели хартии всерьез полагают, что мы все сделаны под копирку? И что здесь  скрывается за загадочным определением - негативный эффект?

Относительно внедрения в жизнь идеи нестяжательства надо бы присоветовать создателям хартии начать с властной прослойки и руководства РПЦ.

Резюме:

я не хочу, чтобы моим (вполне уже безнадежным) воспитанием занимались неграмотные люди, которые, надо полагать, сладко спали в школе на уроках русского языка и литературы.

В заключение небольшое отклонение от основного дискурса.

.Жаль, что здесь почти нет кинематографистов, в частности - Никиты Михалкова, у которого я бы спросил, куда он дел  мою часть от 1%  стоимости проданных лазерных компакт-дисков, взимаемой в пользу правообладателей.

С тех дисков, купленных мной,  на которых я храню не фильмы мэтра Михалкова, а исключительно  свои фотографии. Ведь по отношению к этим фотографиям я и есть правообладатель.

Верните мои деньги, Никита Сергеевич. И тогда я бесплатно (обещаю!) "доведу до ума" текст вашей (вашей же?) хартии.

Эту реплику поддерживают: Ольга Серебряная