Юрий Сапрыкин: Я бы отдал месячную зарплату Маше Бароновой

Дмитрий Медведев перевел свою месячную зарплату пострадавшим от наводнения на Дальнем Востоке. «Сноб» узнал у режиссера Ивана Вырыпаева, балерины Анастасии Волочковой, ресторатора Ивана Шишкина и других, как они относятся к поступку премьер-министра и кому готовы отдать свой месячный заработок

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Иван Вырыпаев, режиссер:

Медведев — молодец, отдал последнюю зарплату. Теперь ему придется, наверное, подтянуть поясок. Но вообще поступок хороший, я очень рад, что он так сделал. Без всякой иронии. Каждый чем может, пусть помогает, мы с театром «Практика» тоже стараемся кому-то помогать. А вот зарплату я отдать не могу: у меня трое детей, и нам без денег было бы трудно. У меня зарплата небольшая.

Анастасия Волочкова, балерина:

Я больше полутора миллионов рублей потратила на благотворительный тур, который начался как раз с Благовещенска, где я встретилась с людьми — как говорится, в чем была, в том и пошла. В платье, не в платье — это уже неважно. Я дала шесть благотворительных концертов, на которые не продавались билеты, а распространялись среди врачей, учителей, детей, просто жителей города. Я просто подарила эти шесть концертов в каждом городе. Так что свою лепту я внесла, и это было больше, чем деньги.

Иван Шишкин, ресторатор:

Я верю в адресную помощь, а в благотворительность как явление — нет. Медведеву, наверное, лучше видно, но его пожертвование больше похоже на профанацию. Бывает, миллионер или жена миллионера от нечего делать организуют благотворительное мероприятие. Она начинает приставать ко всем своим знакомым, требуя внести деньги в ее благотворительный фонд, хотя бы 100 долларов. Возникает логичный вопрос: вот ты организуешь обед, приглашаешь людей, они там едят, пьют, а сдача с оплаты этого мероприятия отправляется в условный детский дом. Так если у тебя есть эти 100 долларов, лучше их сразу туда отнеси, потрать по-человечески и отследи, чтобы все было использовано правильно.

Александр Сидякин, депутат:

Я тоже перевел деньги пострадавшим от наводнения на востоке. Наводнение — горе, которое пришло во многие дома. Люди лишились всего, не только урожая, но и имущества. Поэтому им надо помогать — это российская традиция. Я поддерживаю здесь Медведева и даже популизма никакого не вижу. Все только говорят, а он сделал. Сам я довольно давно помогаю детским домам и тем, кто нуждается. Просто не хочется лишний раз говорить о тех проектах, в которых я участвую, и кому я помогаю деньгами.

Ксения Чилингарова, предприниматель:

Россия — северная страна, которая не умеет ухаживать за своим Севером. Я, как человек, родившийся в семье полярника, свою личную заработную плату с большим удовольствием жертвовала бы на улучшение нашего Северного полюса и тех заповедников, которые там есть. Например, там довольно остро стоит проблема вывоза мусора, и мне абсолютно не жалко отдать свои деньги на очищение территории. Севером люди должны гордиться, он — российское достояние.

Юрий Сапрыкин, журналист:

Поступок, конечно, благородный. Но было бы приятно услышать, какие средства направляет туда правительство из бюджета, а не из собственных карманов. Судя по тому, что там видят и делают волонтеры, средств этих явно недостаточно, а сил не хватает.

Что касается меня, я не хотел бы прибедняться, но, в отличие от Дмитрия Медведева, исчезновение месячной зарплаты было бы сильно заметно для моей семьи. Я не могу себе позволить такой роскоши. А гипотетически, черт его знает, на что бы я пожертвовал месячную зарплату. Количество каких-то бед, которые происходят и рядом с тобой, и вдали от тебя, слишком велико. Если бы выбор надо было сделать сегодня, да простят меня пострадавшие от наводнения, я бы отдал месячную зарплату Маше Бароновой, одной из обвиняемых по «болотному делу». Маша целыми днями сидит в суде, одна воспитывает сына и из-за этого суда не имеет возможности нигде работать, будучи очень ярким человеком и, как выяснилось, талантливым журналистом. И вообще, я бы отдал эти деньги на адвокатов обвиняемых по «болотному делу». Это вопиющая несправедливость, происходящая с людьми, вместе с которыми я еще совсем недавно ходил на митинги и скандировал какие-то общие лозунги. Этому чудовищному злодейству хочется помешать, а страдающим от него людям, напротив, хочется как-то помочь.

Комментировать Всего 2 комментария

Один из недостатков жизни публичной персоны - помимо основной работы приходится делать публичные жесты, которые часто выглядят... ну, по-разному. Да еще и по-разному толкуются.

Не знаю, кому бы отдала. Но если бы отдала, об этом точно никто бы не узнал, кроме, собственно, получателя.

Эту реплику поддерживают: Алия Гайса

Согласна с Иваном Шишкиным! Именно так и надо. Ну и с Ксенией Чилингаровой тоже.

К сожалению у меня нет "месячной" зарплаты. Поэтому нечего отдать.