Барри Уайслер, продюсер бродвейской постановки мюзикла Chicago: Мы все влюблены в Ларису Долину!

Участники проекта «Сноб» увидели мюзикл Chicago за день до официальной премьеры

+T -
Поделиться:

4 октября во Дворце молодежи состоялся специальный показ мюзикла Chicago. Участники проекта «Сноб» смогли за день до официальной премьеры постановки увидеть «историю об убийствах, жадности, коррупции, насилии, эксплуатации, супружеской измене и предательстве — в общем, обо всем том, что так близко и дорого нашим сердцам». Вызывающие костюмы, из которых некоторые были словно куплены в секс-шопе, аскетичные декорации, экспрессивная хореография — все было выполнено в точности так, как на Бродвее.

Продюсер Барри Уайслер, который имеет семь наград театральной премии «Тони», шесть из которых — за мюзикл Chicago, приехал на предпремьерный показ лично удостовериться в правильной подаче материала. Ведь, чтобы надпись «Настоящий бродвейский мюзикл» на афише оправдывала себя, русским артистам необходимо ни на шаг не отступать от бродвейской труппы, копируя каждое движение плеча и каждый взмах шляпой, придуманные легендарным хореографом Бобом Фосси. В этом смысле профессиональным подвигом можно назвать игру Лики Руллы, которая в сорок один год, спустя одиннадцать лет после первой постановки Chicago в Москве, вернулась в спектакль на роль сидящей в тюрьме солистки кабаре Велмы Келли. Зрелость интерпретатора только добавляет убедительности Велме, которая после убийства сестры и мужа испытывает страх перед возвращением на сцену в одиночестве и потому подбивает молодую певичку Рокси на создание дуэта.

Анастасия Макеева, звезда мюзиклов Zorro и Mamma mia!, признается, что роль Рокси Харт далась ей с большим трудом: «Кому-то кажется, что спектакль достаточно простой, но из всех моих ролей эта самая сложная. Я начала погружаться в образ, наблюдая за жизнью заключенных в американской тюрьме. Потом, когда я увидела, как работают бродвейские артисты, вдохновилась на некоторые подвиги: хореография Боба Фосси, конечно, очень непростая». Макеевой в течение постановки приходилось петь, балансируя на верхней ступени приставной лестницы или танцуя чарльстон на стуле. Актриса говорит, что у нее нет общих черт с Рокси Харт: «Я достаточно домашняя, я не настолько алчная. Конечно, мне хотелось бы быть успешной, но я не готова пожертвовать всем ради славы. Моя героиня легко лишилась семьи, она не боится одиночества, но я к таким женщинам не отношусь». Лика Рулла, напротив, заявила, что ей импонирует характер Велмы Келли: «Она сильная и умная женщина, несмотря на то что убийца. Она импульсивна, взбалмошна, в ней бушуют страсти. Как и во мне».

Громкие аплодисменты заслужил Алексей Россошанский, сыгравший Эймоса, мужа Рокси. «Мистер Целлофан» создан для исполнения «официальным» голосом Московского метрополитена, человеком, который, даже находясь на пустой сцене под прицелом двух софитов, умудряется сливаться с тенями.

У мюзикла Chicago есть традиция: в состав труппы входит приглашенная звезда. В постановке в разное время были задействованы Патрик Суэйзи, Антонио Бандерас, Эшли Симпсон, певец Ашер, а у нас, соответственно, Филипп Киркоров. В этом сезоне приглашенной звездой стала Лариса Долина. До дебюта на московской сцене она летом отыграла в блоке спектаклей на Бродвее роль тюремной надзирательницы — Мамы Мортон. Продюсер бродвейской постановки Барри Уайслер в ответ на просьбу поделиться впечатлениями о Долиной сказал просто: «Мы все поголовно в нее влюблены!»

Участники проекта «Сноб» смогли пообщаться и с мэтром Барри Уайслером, и с главой компании «Стэйдж Энтертейнмент», продюсером Дмитрием Богачевым.

Секрет семнадцатилетнего успеха Chicago на Бродвее Уайслер объяснил просто: «Это лучшая хореография на Бродвее. И это вечная история борьбы между женщинами и мужчинами, которая никогда не потеряет актуальности».

Многих интересовало, почему мюзикл вернулся в Россию только сейчас, спустя двенадцать лет. Дмитрий Богачев объяснил, что успех такой постановки возможен, только если зритель понимает и принимает культуру мюзиклов: «Для постановки Chicago, которая стоит особняком от постановок, которые мы презентовали российскому зрителю, сформировалась аудитория, которая понимает, что такое мюзикл, и покупает билеты осознанно. До премьеры было продано уже около сорока тысяч билетов, это говорит о том, что мы угадали с моментом». По его словам, в этом году в России как никогда стала популярна Америка двадцатых-тридцатых годов: вышел фильм «Великий Гэтсби», появилась мода на дорогой винтаж, люди стали ходить в закрытые спикизи-бары. Комментируя отметку «18+» на афишах мюзикла, Дмитрий Богачев заявил: «Подростки и дети могли бы с удовольствием на это посмотреть. Когда мне было тринадцать, моими любимыми фильмами были с пометкой “Детям до шестнадцати”. Мои младшие дочери, шести и восьми лет, смотрели фильм “Чикаго” в общей сложности раз десять, настоящее искусство еще никому не вредило».