Татьяна Лазарева: Традиция рожать осталась, а что делать с детьми, никто не знает

Министерство образования готовит Национальную стратегию развития и воспитания в Российской Федерации — в следующем году она будет представлена президенту и правительству. Документ пока на стадии проекта, но уже известно, каким проблемам уделят максимум внимания. Первая — межэтническое взаимодействие. Вторая — борьба с детским алкоголизмом. Третья — нехватка клубов и кружков. Татьяна Лазарева, Иосиф Пригожин и другие рассказали «Снобу», как они воспитывают детей и нужна ли тут какая-то стратегия

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Татьяна Лазарева, телеведущая:

Есть загвоздка: ни мы не доверяем Министерству образования, ни оно — нам. Никто не должен существовать отдельно от других: ни государство, ни родители. Давно пора примириться и начать обсуждение проблемы. На мой взгляд, она в том, что детям не хватает внимания. Не только со стороны Министерства образования, но и со стороны родителей. В кругу моих друзей к детям относятся с большим вниманием, интересом и уважением. И к ним, и к их будущему. А вот вне этого круга, как мне кажется, люди находятся в большой растерянности. Традиция рожать детей у нас, слава богу, еще осталась, а вот традиции, что с ними дальше делать, пока еще не возникло. Раньше это решалось вместе с государством, но в последние годы тенденция ушла, люди остались предоставленными самим себе. Нужно по новой людям объяснять, что они на самом деле обладают гораздо большей ответственностью, чем просто родительской.

Иосиф Пригожин, музыкальный продюсер:

Я всегда с моей женой, певицей Валерией, разговариваю на эту тему. Мы считаем, что самое сильное влияние на детей оказывает окружение. От того, где человек находится, и от атмосферы, которая его окружает, зависит очень многое. Задача взрослого — дать правильное направление, образование. Но как это будет делать государство, я пока не понимаю. Если государство будет что-то требовать, а родители будут сопротивляться, то ничего не получится. Здесь все-таки должны быть какие-то взаимные и согласованные действия с родителями. Озвучить национальную политику они могут, но как они физически ее выполнят, я не знаю.

Весь мир построен на пропаганде. Пропаганда здорового образа жизни, культурных ценностей и так далее. Если мы хотим окультурить наше будущее поколение и привести их в определенный порядок, то мы должны, конечно, начинать со взрослых. Им тоже нужно объяснять, что хорошо, а что плохо. Родители не должны быть безучастны в проблемах, связанных с детьми, они должны активно участвовать в этом вопросе.

Условия труда, правила игры, возможность трудиться и перспектива. Вот если эти четыре условия государство озвучит и родителям в том числе, то есть шанс, что у нас что-то может получиться.

Сергей Менделевич, директор московской школы №57:

До недавнего времени две составляющих консолидировали общество и государство — это образование и армия. Вторая полностью утратила свою консолидирующую роль, а первая утрачивает прямо сейчас на наших глазах. Единство гуманитарных проблем, которое было характерно даже для убогой советской школы, утрачено окончательно.

Если бы я знал, как должна выглядеть стратегия воспитания детей, я бы уже, наверное, опубликовал свою версию. Стратегия, если говорить вообще о дальнейшей эволюции развития общества, необходима. Нам нужно сформулировать, чего мы хотим от подрастающего поколения. Без принятой обществом парадигмы того, чего мы хотим, речь может идти только о случайности, но никак не об эволюции. Нам нужна концепция того, каким мы хотим видеть выпускника школы. Боюсь только, что опять будет «хотели как лучше, получилось как всегда».

Виктор Лошак, директор по стратегии ИД «Коммерсант»:

Я не понимаю, что такое «стратегия воспитания детей». Ребенка должна в первую очередь воспитывать семья, а во вторую — школа. Государство последние несколько лет все активнее вмешивается в личную жизнь своих граждан, и я подозреваю, что новая стратегия — очередное звено цепи этой безумной машины.

Я несколько лет был членом коллегии Министерства образования и хорошо понимаю, что все необходимые для школы документы у нашего министра есть, у наших директоров и учителей они есть. Откуда взялась идея новой стратегии, я не знаю. Эта инициатива исходит не от людей, занимающихся образованием, а от людей, которые занимаются политикой. Если сопоставить это с другими шагами в области культуры, в области политики, в области общественных объединений, тренд понятен. И не уверен, что это правильный и демократический тренд.

Игорь Реморенко, ректор МГПУ:

В такой стратегии  заинтересованы разные слои общества. Отчасти это связано с воспоминаниями о советском времени, когда государство формулировало цель воспитания. Игнорировать интересы такого большого числа людей, наверное, нельзя. Другое дело, что, если оформлять такую стратегию, необходимо четко понимать, на что опираться, на какие именно представления о жизни. Роль семьи и какого-то индивидуального самоопределения и мировоззрения в этой стратегии должна быть несоизмеримо больше, чем в представлениях советского времени. Потому что многообразие жизни, ее укладов, интересов людей стало на порядок больше, чем достаточно унифицированная система совершенно одинаковых школ советского времени.

Здесь действительно переплелись два мотива: ожидание национальной идеи и рамочных позиций государства относительно воспитания и понимание, что роль самого человека в ответственности и регулировании своей жизни больше, чем в советское время. Получится ли у ведомства все это учесть, получится ли построить разумное сочетание одного с другим — будем наблюдать и советовать.