Екатерина Кронгауз /

Как стать идеальными родителями

Дружить с детьми, но оставаться авторитетным родителем, любить, но не избаловать: воплотима ли модель идеальной семьи в жизни?

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

В прошлый раз я спрашивала, как выходить из состояния клинча с ребенком, и практически все единогласно предложили «переключаться» — некоторые предлагали переключать на отца, но он, к сожалению, не всегда под рукой, а иногда и всегда не под рукой. Если дело не касается укладывания спать, то переключение темы разговора на птичек, машинки и другие темы, действительно, работает на ура, особенно если быстро среагировать. Так можно и обед скормить, и от конфет увести. А вот когда дело касается укладки спать — ничто не помогает. Но об этом в другой раз. А пока у меня назрела другая важная для меня проблема. Я хочу стать идеальной матерью.

Ну, какая мать не хочет быть идеальной? Может, не может — другой вопрос, но хочет ведь. А что такое идеальная мать? И еще сложнее — что такое идеальный отец?

Какие вообще мы знаем модели идеальных родителей? И для девочек и мальчиков это ведь совершенно разные модели должны быть. И для разного возраста тоже.

Если с супружескими отношениями идет живая дискуссия — от религиозного закрытого смиренного брака с переходным обреченным зависимым советским к новой волне равноправных браков, где все самостоятельны, независимы, эмансипированы, свободны и ходят к психологу, то про модель «дети — родители» ничего не понятно. Когда-то были «маменька», «папенька», родительская воля, благословение, послушание — в общем, как с религиозным браком: кому повезет, кому нет, но хотя бы модель понятна. А теперь что?

Понятно только, что у любых детей рано или поздно появляется довольно много претензий к собственным родителям. Более открытые и живые — к матери: кто тебя просил меня рожать, кто тебя просил сидеть со мной, лучше б работала, зачем ты всю жизнь работала, не пытайся дружить с моими друзьями, вот та мама всегда с нами дружила, а ты только суп готовишь. С отцами все как-то запутанней: считается, что у отцов с сыновьями часто конкуренция, сын пытается оправдать какие-то надежды, доказать что-то, отец пытается что-то через сына компенсировать. В общем, сыновей все хотят иметь, но никто не знает, что с ними делать.

Возможно, потому что у меня два мальчика, мне кажется, что с девочками все проще. Есть все-таки какое-никакое представление. Девочка — она всегда остается в семье, ее дети тоже более-менее всегда остаются в семье, даже если ее муж бросит. У девочки могут быть с матерью самые близкие отношения или просто хорошие — степень их откровенности может быть какой угодно. А отец, например, просто должен считать ее самой красивой, умной и достойной лучшего, отпугивать всех ее ухажеров, чтобы в итоге рыдать на свадьбе, что она выросла, а потом тихонько выпивать с ее мужем.

А с мальчиками-то как? Я, конечно, хочу, чтобы мы были очень-очень близки и они все-все мне рассказывали, чтобы они знали, что никакая жена не полюбит эту гигантскую попу так, как когда-то любила ее я, никогда она не прижмется к ней так ласково щекой, я уж не говорю о других частях тела. Но я понимаю некую болезненность этого моего желания. Что-то из «Обещания на рассвете» Ромена Гари и анекдотов про аидише маму: «А что я? Я сейчас лягу и умру». Но я не понимаю, на какую адекватную модель поменять это свое желание. Есть только картинка: сын ведет маму под руку, и все умиляются. Но из этой картинки же ничего не ясно!

Хочу ли я, чтоб они мне рассказывали о своих личных проблемах? Конечно! Хочу ли я, чтобы мой муж рассказывал о своих своей маме — господи, нет! Хочу ли я, чтобы, если они попробовали наркотики, они бы мне об этом рассказали? Конечно, тогда я смогу нарассказать им ужасов и запретить, и запереть дома, перевести в другую школу и отправить к врачу. Но ведь они мне расскажут, только если будут знать, что я не запру их дома. Хочу ли я быть клевой мамой, с которой дружат все их друзья? Конечно. Но тогда в каком-то возрасте они станут меня стесняться, потому что я буду дружить с их друзьями и подружками, а они захотят запереться с ними в комнате и прыщаво шутить. Хочу ли я, чтобы они приводили ко мне своих подружек? Конечно. Чтобы смочь проманипулировать ими таким образом, чтобы противные дуры больше не приходили; но будут ли они тогда приводить следующих? Хочу ли я, чтобы они меня берегли? Конечно, но это же означает, что придется скрывать от меня большую часть их приключений, иначе я с ума сойду. И «маменькин сынок» — это ведь плохо. Но так приятно.

А как быть с отцом? У него вообще какая роль в идеальной модели? Молчаливо поддерживать, раз в год потрепать по плечу, когда бросила жена, в знак бесконечной поддержки и сочувствия? Треснуть по уху, когда он скажет матери грубое слово? Или они должны обсуждать женщин вместе? Играть в приставку? Плевать на режим, когда их оставляют одних? Он должен научить его драться? Не драться, а решать проблемы словами? Они должны быть друганами? Папа должен быть непререкаемым авторитетом? По выходным брать его на рыбалку и там произносить какую-нибудь философскую бессмыслицу раз в час, начинающуюся со слов «запомни, сынок»? А если папа не любит рыбалку и не дерется?

Где вообще хоть какой-то намек на модель идеальных отношений с сыновьями, когда и родители получают удовольствие, и дети не травмированы? И чтобы дети всегда думали, что им повезло с родителями? Ну хорошо, я готова дать полгода пубертатного периода на отрицание родителей, но чтобы аккуратно и без оскорблений, наркотиков, опасных увлечений, скорости, крыш и всего, что может меня расстроить или напугать. Ну, и чтобы все равно слушались немножко, хотя бы прислушивались.

Теперь о проблеме, которая навела меня на все эти вопросы.

Неделю назад я точно знала, что я идеальная мать. Мы играем с детьми, валяемся, вместе смотрим мультфильмы, вместе гуляем, читаем, сидим в кафе, учимся разговаривать, много шутим. Да-да, мой старший двухлетний сын уже имеет неплохое чувство юмора. Шутки у него довольно простые пока: надеть трусы на голову, сказать, что Яше мы персика не дадим, что к папе полетят только они с Яшей, а я останусь, что его грязная левая нога — это папа и я должна его обязательно поцеловать, что вообще-то он сам мама и поэтому я ложусь спать, а он накрывает меня, уходит и садится работать за компьютер. И все очень весело, пока не доходит до дела — тут-то я понимаю, что я мать, конечно, идеальная, только авторитет мой постепенно куда-то исчезает. Он запросто говорит мне «нет» про надеть штаны, про убрать за собой посуду, про лечь спать, про не бить брата, да про все он запросто говорит «нет», не скандальное такое «нет», с капризным отстаиванием, а такое спокойное равноправное твердое «нет», как я ему говорю.

Я-то всю жизнь считала, что воспитание только и держится на необоснованном, но заложенном авторитете родителей, когда их «нет» носит некий мистический законодательный характер. Можно, конечно, и нужно на него иногда плевать, нарушать, но ты в такой ситуации всегда и чувствовал себя соответственно — правонарушителем. А тут никакого стыда, неуверенности, страха. Для него мое «нет» такое же мнение, как и его. Он, конечно, мальчик воспитанный и хороший, но мне бы хотелось еще немного его повоспитывать, в школу отдать, научить место взрослым уступать в метро. Так вот как, скажите, восстанавливается авторитет? И обязателен ли он?

Комментировать Всего 9 комментариев
Ну, какая мать не хочет быть идеальной?

Ну вот я не хочу (не хотела). Мне не понятно вообще, что это значит "быть идеальным", и в частности - "идеальным" родителем, ребенком, супругом. Действиетельно, какие черты, характеристики вы сами вкладываете в это понятие?  И для чего быть идеальным, какова конечная цель приведения себя (и ребятенка тоже) к эфемерной идеальности?? 

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина, alla fleming

Екатерина, у меня тоже два мальчика 8 лет и 4 года :-) и тоже кажется, что с девочками проще! Но, сдается мне, что только кажется... И еще меня пугает определение "идеальный", потому что для своих детей я и так самая лучшая мама на свете, а они для меня самые лучшие дети "в мире, в жизни, на всей белой земле" (это наше семейное определение ВСЕГО мира). И мы учимся быть лучше друг для друга, не жертвуя при этом собой. :-) Точнее - я учусь... И учу их.

В воспитании своих сынов я стараюсь быть последовательной и не лукавить. Конечно, я главнее, и это бесспорно, но мои "нет" и "надо" все-таки обоснованы уже существующими правилами или объяснениями. А сыновские "нет" и "не буду" имеют право быть высказанными, и некоторые принимаются, а некоторые приходится контрагрументировать. :-) вот так, разговаривая, и живем. Между делом обсуждаем самые разнообразные темы, в том числе и их свадьбы и жен! :-) 

Я еще стараюсь не забывать о тех вещах, которые мне самой не нравились в поведении взрослых. Ну а авторитет... Его надо все время поддерживать :-) то есть соответствовать своим требованиям:-)

Я помню, что в еженедельнике "Неделя" (воскресное приложение к газете "Известия", если я ничего не путаю), который  был очень популярен в СССР, была статья одного из академиков,  написавшего, что огромное воспитывающее значение для него имел тот факт, что когда он просыпался ночью, то всегда видел узкую полоску света из-под двери в кабинет отца. Папа работал.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Хрылова, Екатерина Кронгауз

Лучше бы он у своей мамы спросил, как она к этому относилась.  То есть к еженочной папиной работе.

Это можно и у меня спросить! :)) У меня муж любил работать по ночам, тихо, никто не мешает... Человек работал на благо семьи, какие к нему претензии? Опять же, удобно, если в детской какой-то шорох или кто-то заплакал, папа уже на ногах, а мама спит!  Другое дело, что эти ночные бдения так просто не проходят, но это уж только потом, с возрастом, приходит.

В "Педагогике для всех" Соловейчик приводит это как разговор со своим другом

Может, это и была статья Соловейчика, он тогда там активно печатался.

Эту реплику поддерживают: Elena Nikolaishvili

Я, видимо, буду комментировать :) потому что это важная для меня тема. Опять же про себя. Я решила этот вопрос так - говорить "нет" или "да" это способность принимать решения, которую,мне, безусловно, важно воспитать в ребенке. Но эта самая способность напрямую связана с ответственностью за эти решения. Условно говоря "не буду делать уроки" - пожалуйста. Потому что в школу ходишь ты и ответственность, твоя.

А вот "не буду чистить зубы" - это фиг, потому что плачу за зубного я :) В зависимости от того способен ли ребенок уже нести ответственность за свое "нет" (понятно, что в абсолюте, я отвечаю за все на свете, но скажем, способен ли ее ощущить), я и действую.  Иногда,  все разрешить помогает лучше спора "Не буду надевать штаны! Вот и хорошо, девочка без штанов на улице - это так прикольно!" Ну и еще последовательность важна. И по- честному, по справедливости. чтобы не обидно  - договорились, и дальше так делаем. Маша, правда, все равно обижается и сердится, но мы стараемся справляться миром.

А у вас, кажется, просто возрастной кризис, связанный с утверждением себя как личности :), извините. 

Эту реплику поддерживают: Екатерина Кронгауз

Катя - а ваша, родительская семья - разве не пример для вас - как с детьми обращаться - в смысле правил, можно-нельзя и тп?  Я знакома не близко с ними - но, по-моему, Максим и Маша чудесные - и дети - вы все - отличные получились! 

По опыту своему (дочке 17, сыну 2 - на полгода младше Левы) и друзей (у многих - мальчики, по два-три в семье) - понимаю, что для авторитета нет ничего важнее железобетонной последовательности.

То есть - если уж "нет" по поводу какого-то действия  - так точно "нет". Всегда.   И не на словах - а как бы физически не давать возможность делать. То есть - вот он что-то берет, бросает - и это можно, еще что-то - это тоже можно. А вот это (рвать книжку, тянуться к горячей плите и тп)  - уже точно нельзя. Значит - со словами - "нет" - лишаю Пашу возможности совершать это действие. Он - опять - и я -опять, при этом отвлекаю его на что-то другое. Думаю, это срабатывает как-то постепенно.  

Но этих "НЕТ" может  быть очень мало. Или много - как уж в семье заведено. у нас - мало, они связаны с безопасностью, естественно, ну и с какими-то правилами "общежития"  (папин и мамин компьютер, рвать книжки и тп , так не вспомнишь - по ситуации).  

И - отрицательный опыт - наблюдала много раз у друзей: когда что-то сначала не разрешают, а потом - поддавшись - все же разрешают (или наоборот - что-то было можно, и вдруг - нельзя)  - это вот точно неправильно. И чем старше дети - тем сложнее получается. 

Вот у Аньки (которой 17) самый сложный возраст был в 11-12 лет. типа - все пошли нафиг, и школа нафиг и тп. Я - пожалуйста. Тройки - ради бога. если тебя саму это устраивает. Но - всегда говорила ей:  ты умная и талантливая, это очевидно, я в этом абсолютно убеждена, самой-то не обидно, что тройки? И никогда в жизни я не проверяла уроки, сделала ли, нет. То есть - это всегда было ее зоной ответственности. В остальном - ни за что ее не ругала, во всем соглашалась с ней и говорила, как люблю ее. И она не боялась мне ничего рассказать. Как во время поездки на каникулы с классом в компании девочек в гостиничном номере стала пить крепкие напитки - виски, водку - из минибара. От несчастной любви. И как ей было плохо целых два дня. и тп. А я ее обнимала, гладила по голове и жалела, когда она мне это рассказывала. 

И годам к 13-14 она из колючего угрюмого подростка превратилась во взрослого вдумчивого человека, с которым с каждым днем и годом все интереснее. 

А как с Пашкой - ну, по-другому все будет, наверное)