Увеличилось число пострадавших при теракте в Волгограде

В результате взрыва пострадали 47 человек, шесть из них погибли

+T -
Поделиться:

МЧС России сообщило об увеличении числа пострадавших при теракте в Волгограде, их число достигло 47. Шесть человек погибли — четыре девушки 29, 22, 19 и 17 лет, а также двое юношей — 16 и 17 лет. 

Сегодня следователи обратились за помощью ко всем, кому что-то известно о подозреваемой в подрыве волгоградского автобуса Наиде Асияловой или ее гражданском муже Дмитрии Соколове. Об этом сказано в сообщении на сайте Следственного комитета.

Ранее стало известно, что спецслужбы вычислили сообщников террористки-смертницы Наиды Асияловой. В федеральный розыск объявлены трое: гражданский муж террористки, «русский ваххабит» Дмитрий Соколов и двое дагестанцев — Руслан Казанбиев и Курбан Омаров. Оказалось, что двое последних хорошо известны спецслужбам по серии убийств и терактов в Дагестане, жертвами которых стали 16 человек. Ориентировки на объявленых в розыск переданы в Москву и Дагестан.

Николай Сванидзе, журналист, историк:  

Теракты могут прекращаться, но сама угроза не исчезает. Террористы собираются с мыслями, занимаются организационными вопросами, подбирают новые кадры. Но  проблема не решена и никакие меры для ее решения не предпринимаются. Очевидно, что за последние годы центр подготовки террора переместился из Чечни в Дагестан. Это очень питательный регион для такого рода вещей:  большая республика с огромным количеством этносов и многими нерешенными проблемами. Там нет жесткого централизованного руководства, как в Чечне. Для предотвращение террористической угрозы  ничего не делается. Обрушиваться с острой критикой на центральную власть именно по этому поводу я не готов. Хотя  в сфере межнациональных отношений власть сама виновата в происходящем. Она давит на мозги людей барабанной имперской пропагандой, усиливая националистические настроения, которые потом сама же и боится. Что касается возможности справиться с угрозой терроризма, это проблема мирового масштаба. В террористические организации трудно засылать своих людей и вообще работать привычными оперативными методами, люди туда отбираются годами, это фанатики, чьи биографии должны быть известны. Оперативные методы работы здесь просто не срабатывают, только если она ведется долгие долгие годы, и не возможно без бдительности, порядочности, непродажности и профессионализма спецслужб. У нас с этим плохо. Даже в более организованном и порядочном Израиле невозможно полностью снять террористическую угрозу, а наша страна огромная, территориально рыхлая и очень коррумпированная.

Я сторонник теории бардака, а не теории заговора. У меня нет оснований обвинять спецслужбы в подготовке терактов, но я верю в их абсолютную коррумпированность. Проблема продажности гораздо более актуальна, чем проблема предательства. Хотя продажность спецслужб граничит с предательством.

Колокольцев сам признал, что две трети участников событий в Бирюлеве не были местными жителями. Это молодые националисты, которые сбежались, получив рассылку по социальным сетям. У радикальных националистов из Бирюлево и у террористов, которые стоят за взрывом в Волгограде, как ни странно, одни и те же цели. Цель -- разрушить национальный мир в стране, предельно обострить национальные отношения. Очередной прилив ненависти к выходцам Кавказа, к мигрантам, ответная ненависть выходцев Кавказа и Азии. Это делается в преддверии Олимпиады, чтобы привлечь внимание мирового сообщества и получить ответную реакцию. Позиции террористов и радикальных националистов одинаковы.

Николай Силаев, кавказовед:

Террористические группы существуют в стране не первый год. Это даже не первый теракт в Волгограде и, к сожалению, нет оснований думать, что он последний. Политика властей по борьбе с терроризмом едва ли должна основываться на том, что в очередной раз произошел взрыв, ее необходимо скорректировать. С другой стороны я могу утверждать, что попытка связать события в Бирюлеве и в Волгограде -- чистая спекуляция. Возможно те, кто организовал взрыв в Волгограде, рассчитывали, что появятся комментарии о связи с Бирюлево. Разговоры о том, что спецслужбы замешаны во взрыве, кажутся мне полным бредом. Речь скорее идет о том, что те, кто должен заниматься борьбой с терроризмом, столкнулись с большой трагической неудачей.

Константин Крылов, публицист:

В результате массового завоза мусульман в Россию вместе с ними здесь распространяются две очень неприятные вещи. Первое -  героин и прочие опиаты, а второе  радикальный ислам, который по своему эффекту вполне можно приравнять к наркотикам. Радикальный ислам не является религией, на Кавказе вообще говорят “подсел на ислам”. В результате роста наркотизации и исламизации (в плохом смысле этого слова)  будут продолжаться и теракты. Ведь именно такого рода “подвиги” входят в так называемую программу радикального ислама. Для борьбы с исламизацией достаточно просто снизить число завозимых сюда мусульман. Нам вполне хватает тех, кто здесь всегда жил и придерживался традиционного ислама.

Необходимо вернуться к вопросу о визовом режиме не только со странами Средней Азии и Азербайджаном, но и к внутренней миграции в России, которая теперь представляет известную опасность. И правоохранительные органы должны заниматься выявлением радикального исламизма, а не отлавливать дураков, которые во “вконтактике” опубликовали свастику. Даже если оценивать их работу на месте трагедии, кажется странным тот же найденный паспорт смертницы. Спецслужбы, желая отчитаться в том, что они хоть что-то нашли и расследовали, опубликовали фотографию этого паспорта. Так они прикрывают свою задницу “вот мы опознали того, кто это сделал”. А то, что они не предотвратили теракт, полностью провалившись на этапе агентурной работы, это ничего страшного. Но нельзя и исключать, что это все какая-то необычайно тонкая игра. Хотя в необычайную тонкую игру наших спецслужб я верю с большим трудом.