Анна Красильщик /

Учиться за границей. Три истории российских студентов в Европе

Многие семьи в последние годы отправляют детей на обучение за границу. Анна Красильщик узнала у молодых людей, уехавших учиться в другие страны, что думают о заграничном образовании сами студенты. Герои первого выпуска — Матвей Осколков-Ценципер, окончивший школу в Брайтоне и поступивший в Королевский колледж в Лондоне, Вера Трофимова, ученица гимназии в Марбурге, и Апполинария Броше, бросившая Строгановку, чтобы уехать учиться в парижский Beaux-Arts

+T -
Поделиться:
Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
Матвей Осколков-Ценципер
   

 Мария Гусарова

 Петр Зоммер

 Нина Горланова

   
   

 Матвей Осколков-Ценципер

 Вера Трофимова

 Апполинария Броше

   

Матвей Осколков-Ценципер, 19 лет

Уиклиф, Брайтон, Лондон  

СКто решил, что вам нужно поехать учиться в Англию?

Я не очень понимал, что я хочу делать. Илья (Илья Осколков-Ценципер — отец Матвея. — «Сноб») решил, что мне нужно поехать учиться в Англию, и я сказал: о’кей, поеду в Англию. Это был 2010 год. Родители меня привезли в школу и сказали: ну, ты сам теперь потусуйся, а мы поедем домой. Я был фрустрирован и не понимал, что происходит.

ССколько вам было лет, когда вы уехали?

16 — я только закончил 11-й класс школы №57 в Москве.

СВ какую школу вы попали и как там все выглядело?

Первый год я проучился в школе, которая называлась Уиклиф-колледж — такое достаточно среднее училище. Там не особо учили: я ничего не делал и, несмотря на это, считался лучшим учеником. Наверное, дело в том, что меня хорошо учили в московской школе, а английская программа до их 10 класса — совсем низший уровень.

СКакие там были дети и какие с ними складывались отношения?

В комнате я жил с немцем по имени Лукас Пойк. Он хотел управлять пассажирскими самолетами, поэтому каждую ночь перед сном взлетал на симуляторе рейсом Лондон — Нью-Йорк, потом ложился спать, а утром сажал свой самолет. Британская система так устроена, что перед университетом нужно проучиться три года в обычной школе или два года в школе с A Level. В середине года я начал делать A Level в другой школе, которая назвалась Брайтон-колледж, а потом переметнулся туда.

СЭто в Брайтоне?

Да. Про город Брайтон есть шутка the best thing about Brighton is leaving, то есть самое приятное в Брайтоне — это покидать его. Этот достаточно большой город — столица дедов, бабушек с детьми и музыкантов — и правда не самое веселое место. В смысле учебы там было пожестче: в этой школе все, по-моему, куда-то поступают.

СПочему именно эта школа?

Родители наняли специального человека, который нашел место, куда нужно поступать в Англии, и он сказал, что эта школа самая лучшая. Были какие-то критерии, по которым мы выбирали школу и которые придумал Илья: не очень религиозная, не очень традиционная, совместное обучение мальчиков и девочек. Это была самая лучшая школа из совместных.

СМожете описать тамошнюю жизнь и какие-то ее особенности?

Жизнь там была очень особенная: я просыпался утром, шел на уроки, возвращался в комнату и засыпал.

ССкука?

Я всю свою жизнь в Англии воспринимал как дзенский монастырь. Ты приезжаешь в Москву, получаешь какую-то информацию, потом уезжаешь в Англию, как-то ее обрабатываешь, потом возвращаешься снова. Там было много времени, чтобы подумать, много времени, чтобы сидеть в интернете и что-нибудь исследовать, много времени, чтобы играть в компьютерные игры. В общем, я поступил в эту школу и собирался хорошо учиться — делать пять разных предметов, что обычно делают только китайцы.

СЧто значит «делать пять предметов»?

Ты выбираешь сколько-то из всех возможных предметов, курсов. Я выбрал дизайн, историю, математику, высшую математику и физику. Через два месяца я понял, что дизайн — это урок труда, где учат, как обращаться со станком, обрабатывать дерево и из какого пластика делать игрушки. Через два месяца я подписал бумажку о том, что не хочу больше этим заниматься. К середине года я бросил историю и остался с математикой и физикой — таким я был техническим шизом. Через год я решил, что физика тоже неинтересная. Первое время мне очень нравилось — там было что-то про звезды и частицы, потом механика, а потом началось про матрицы в фотокамерах, поршни и машинные двигатели. К тому же я отправил personal statement (это типа CV) в университет и знал, что почти все университеты, куда я подал документы, принимают русский как один из вступительных экзаменов (по иностранному языку), чем я не преминул воспользоваться. Так что к середине второго года я сдавал две математики и русский.

СРасскажите про учителей и тех, с кем вы там учились.

Если сравнивать с 57-й школой, то мои учителя оттуда были ангелы, а учителя в Англии — просто чуваки с улицы. Все-таки 57-я школа — особенное место. Хотя я думаю, что, если тебе попался хороший учитель в России, ему будет менее все равно, чем хорошему учителю в Англии. Наверное, если ты тут идешь в учителя, ты это делаешь, потому что тебе не все равно.

СВ смысле там они формально делали свою работу и ничем не интересовались?

В 57-й учителя хорошие не только потому, что хорошо знают свой предмет, но потому что знают, чему учить детей, чтобы они стали хорошими людьми. А тем учителям скорее нужно было — хотя, возможно, это связано с тем, что школа нацелена на натаскивание детей в университет, — чтобы ты сдал экзамен и валил восвояси.

СА ученики?

Было много китайцев. На второй год я жил с двумя китайцами в комнате. Один был из Гонконга, второй — из Шанхая. Тот, который из Гонконга, целыми днями учился — если не считать моментов, когда он ходил со своими китайскими друзьями играть в баскетбол или футбол. В итоге он поступил в Кембридж на психологию, что довольно круто. Как все ученики из Гонконга, он достаточно неплохо знал английский язык — в отличие от соседа из Шанхая, который не смог поступить ни в один из хороших университетов, потому что не набрал нужный балл по английскому. Он был смешной чувак: все время смотрел аниме и собирал какие-то сомнительные карточки. Ему приходили гигантские посылки с «Амазона», а внутри — одна карточка.

СВы себя странно чувствовали во всем этом?

Должен сказать, что с китайцами легче жить, чем с какими-то другими людьми. Просто потому что их можно попросить тебе не мешать, и они не будут тебе мешать. Они тихие — тихие задроты. Было ли это странно? Не знаю. Первые года полтора я вычеркивал дни и ждал, когда вернусь сюда, потому что там было не очень весело. Но потом я как-то привык, и все оказалось не так плохо.

СВы как-то рефлексировали о том, что это все зачем-то нужно, или просто смирились с тем, что вас туда отправили родители?

Для умственного и эмоционального развития это было очень полезно: меня засунули в какую-то неловкую ситуацию, где я совершенно чужой. Плюс ко всему в России я учился среди людей круга моих родителей, а в Англии, конечно, гопоты не было, но все равно люди попадались разные.

СК русским было какое-то специальное отношение?

В Брайтоне ходила легенда, что наш директор мистер Кернс больше не ездит в Россию набирать студентов, потому что русские — скорее проблема, чем польза для школы. Считается, что русские не умеют учиться, и это недалеко от правды: в моей школе не было русских, которые хорошо учились.

СКак вы думаете, с чем это связано?

Русские против системы. У всех русских есть ощущение, что система не может помочь, а только портит жизнь. Поэтому тебе нужно постоянно бороться с ней. Учителя не помогают тебе сдавать экзамены. Это чуваки, которые мешают жить.

СЧто было после школы в Брайтоне?

Я сдал экзамены и поступил в Лондонский королевский колледж. В дипломе у меня будет написано, что я бакалавр математических и философских искусств. Я изучаю два предмета — математику и философию: в семестр мне нужно делать четыре модуля, два по одному предмету и два по другому. Например, в последнем семестре по философии у меня были вводный курс метафизики и современная философия, а по математике — матанализ и введение в абстрактную алгебру. Меня дико штырит от того, как все это звучит.

СИнтересно?

Математика чуть сложнее, чем я ожидал, и мне не очень нравится, как ей учат. А философия очень нравится. Это такое образование вообще — оно учит думать.

СТак же скучно, как в Брайтоне?

Ну, это Лондон, и там, конечно, повеселее. Друзей у меня особо нет. Тусоваться я не очень люблю: меня пугают большие скопления людей. Странным образом у них нет такого способа времяпрепровождения, как посидеть в кафе или баре. Есть рестораны и пабы. Я не очень люблю ни то, ни другое, плюс ко всему в общественных местах у них нигде нет интернета. Здесь ты можешь прийти в кафе с ноутбуком и пить кофе, а там такого нет. Ну и, похоже, англичанам не очень нравятся приезжие.

СВ чем это выражается?

Они страшные снобы.

СА вас вообще воспринимают как русского?

Нет, меня все принимают за немца или американца. У меня американский акцент: я начал учить английский в 4 года с американскими студентами. Но русского во мне никто не узнает. Как все этнические группы, русские общаются друг с другом. А я ни с кем не общаюсь, поэтому меня везде принимают за немецкого фрика.

ССколько вам еще учиться?

Два года.

СА потом?

А потом я вернусь сюда.

СТам не хотите остаться?

Точно нет. Я даже могу объяснить почему. Там такое устоявшееся общество, где все есть и никому ничего не нужно. Ты никак не влияешь на ландшафт, на поведение людей. А здесь каждый раз я приезжаю и вижу, что что-то меняется. У меня здесь друзья, с которыми мы пытаемся придумать какие-то истории — в смысле работы той или иной степени прибыльности. Плюс ко всему там невозможно работать не по специальности, в отличие от России. Не знаю, куда идут люди, которые окончили университет по специальности математика и философия.

СЕсли вам тут интереснее, тут друзья, тут, как вы сами говорите, вам лучше, не проще вернуться?

Когда я уехал, я не понимал, кто я. А когда вернулся через год, я уже был сформировавшимся человеком и чего-то про себя понимал. Я помню, как менялся каждый год, там я придумал себе персонажа, которым являюсь сейчас. И я не уверен, что это получилось бы здесь.С

Wycliffe College — школа-пансион для мальчиков и девочек от 2 до 18 лет в двух часах езды к западу от Лондона.

Brighton College — одна из самых престижных британских школ для иностранцев, занимающая первые позиции в рейтингах и получившая множество наград.

King’s College London — один из самых старых университетов Англии. KCL признан одним из лучших университетов мира и занимает седьмое место среди европейских вузов по версии Times.

   

 Мария Гусарова

 Петр Зоммер

 Нина Горланова

   
   

 Матвей Осколков-Ценципер

 Вера Трофимова

 Апполинария Броше

   

 

Читать дальше

Перейти ко второй странице
Комментировать Всего 3 комментария

Ну, нмв, родители Матвея были немного неправы...

Нет, это очень хороший путь воспитания - ставить ребёнка в новые для него обстоятельства, выбираясь из которых он приобретает крепость духа и всякие полезные навыки... Мы с нашей дочей именно так и поступали обычно, и, хотя нам немного неловко за некоторые вещи, которые ей пришлось пережить, в целом, я считаю, задуманный результат оказался достигнут...

В случае же Матвея я сомневаюсь, что он "преодолел трудности" - создаётся впечатление, что это трудности преодолели его, вот он и не нашел себя в Лондоне, вот и воспринимают его "немецким фриком"...

Предположу, что его родителям, раз уж они хотели дать сыну британское образование, надо было начинать с малого: мы вот нашу дочу несколько раз посылали на разные языковые курсы, и дали ей возможность поучиться по специальной программе Российской Академии Правосудия в Лондоне, в результате ей самой захотелось учиться в Великобритании... И вот сейчас она учится в том же самом Кингс Колледже, что и Матвей, и вполне довольна жизнью...

(Даш, если ты с чем-то не согласна, можешь меня поправить...  :)   )

Апполинария Броше:

"...мои ровесники — люди, которые живут в большом облаке. Французам свойственна инфантильность, и длится она очень долго. А у нас очень рано начинают волноваться за свое будущее, стараются поскорее отскакать институт и устроиться на работу. Здесь очень долго учатся, долго вливаются и устраиваются, и это происходит не раньше 25 лет." 

Абсолютно точно подмеченно! Это о тех, кому сейчас двадцать-тридцать. Поколение постарше и мое поколение было не таким "облачным", надо было бороться за свое существование. Наблюдая тенденции, мне кажется, что маятник сейчас качнется в другую сторону - относительное мат. благополучие и коммунистическое соц. обеспечение идет на убыль, опять молодым придется принимать серьезные решения о своем будущем пораньше. 

Детей на учебу в Лондон и Англию рекомендую устраивать в серьезном агенстве.

Много лет пользуюсь, дружу, общаюсь и восхищаюсь их профессионализмом. Немного слов поподробнее:

Oxbridge Trinity Partners – эксклюзивное  консалтинговое агентство, ориентированное на сферу образования,  на подбор выпускников Оксфорда и Кембриджа  в качестве гувернеров и гувернанток в состоятельных семьях на территории Российской Федерации и стран СНГ.

Все преподаватели английского языка – это  незаурядные индивиды, верящие в то, что культурная интеграция и развитие личности важны ни чуть не менее, чем английская грамматика и произношение.

В результате общения с  гувернерами дети поразительно быстро осваивают язык.

Гувернеры следуют британским традициям образования, в основе которых лежит философия воспитания критического и независимого мышления. 

Компания специализируется в подготовке детей всех возрастов для поступления в частные школы Великобритании, учитывая способности ребенка и пожелания родителей.

Готовят детей к вступительным экзаменам, придерживаясь академической традиции преподавания, проводят тестирование детей, подготавливают портфолио и предоставляют консультации в подаче заявок на поступление в ведущие британские университеты, включая Оксфорд и Кембридж, организуют практики и стажировки в престижных компаниях Великобритании, а также курируют детей после зачисления, оказывая поддержку в каждом последующем шаге их развития.

Офис удобно расположен в центре Москвы по адресу:

107031, Москва,

Страстной бульвар, 8А

Тел.: +7 (495) 983-1003

Эл. почта: trinitypartners@mail.ru

Сайт: 

http://www.oxbridgetrinitypartners.com/