Андрей Ржецкий: Разговоры об «излечении аутизма» звучат как призыв к геноциду

В журнале PLOS «Вычислительная биология» была опубликована статья, где представлены результаты исследования, из которого следует, что рост детского аутизма напрямую связан с ухудшением экологии. Автор исследования, профессор генетической медицины университета Чикаго Андрей Ржецкий рассказал «Снобу» о разобщенности научных сообществ, о том, почему сложные врожденные заболевания чаще встречаются у мальчиков, о том, существует ли эпидемия психических заболеваний и как изменятся критерии психической нормы в будущем

+T -
Поделиться:
Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

СПочему вы решили заняться проблемой аутизма?

Относительно давно было известно — еще из исследования однояйцевых близнецов, — что аутизм имеет высокую наследуемость. Существовало мнение, что для того, чтобы распознать заболевание, нужно просто провести генетический анализ, как для «обычных» редких заболеваний, например, как для болезни Вилсона или серповидно-клеточной анемии. Подавляющее большинство ученых и врачей было уверено, что аутизм — это коллекция разных, но простых заболеваний. Спустя время стало ясно, что простейший генетический подход неприменим к сложным заболеваниям: ни к аутизму, ни к биполярному расстройству, ни к диабету второго типа и др. Тогда и пришло время сложных генетических и эпидемиологических моделей исследований.

СЭкологические факторы заболевания аутизмом обсуждались и раньше, но долгое время эта позиция считалась уделом медицинских «фриков». Бернард Римланд, основатель ARI (Autism Research Institute), еще в начале 90-х собрал группу врачей, которые интуитивно или на основе частных клинических наблюдений подозревали существенное влияние внешних факторов на развитие аутизма. Но доказать эту связь было сложно. Как вы решили эту задачу?

Решение проблем часто тормозит устройство научных сообществ. Ученые ужасно территориальны. То есть каждое научное сообщество (генетики, эпидемиологи, врачи) имеет свое идейное и смысловое пространство с неписаными границами, выходить за пределы которых не принято. У этого есть положительная сторона — статьи «внутри» области проходят тщательную проверку рецензентами-специалистами, обеспечивая качество опубликованных выводов. С другой стороны, именно из-за закрытости сообществ анализ многомерных проблем, измерения которых находятся в разных областях науки, остается «вне закона». Разные научные сообщества говорят на разных языках, одну и ту же проблему описывают по-разному и, как следствие, часто используют пересекающиеся, но отличные методологии. А данные, необходимые для оценки аутизма, разбросаны не только дисциплинарно, но и географически. То есть многие проблемы были бы проанализированы давно и успешно, если бы не было дисциплинарных и культурных барьеров.

Что касается аутизма и нашего исследования, то мы действовали следующим образом.

Во-первых, эпидемиологи давно знали, что есть вещества, катастрофически влияющие на развитие человеческого эмбриона. Известен довольно длинный список соединений и элементов (свинец, аналоги гормона эстрогена, компоненты пластмассы, пестициды и гербициды, а также многие лекарства), которые при воздействии на беременную женщину и плод приводят к физическим дефектам новорожденного. Установлено, что часть врожденных дефектов мочеполовой системы мальчиков тесно связана с загрязнением среды. Что мы сделали? Мы собрали данные по таким дефектам во всех графствах (counties) США — а их 3144 — и получили косвенный индикатор состояния окружающей среды в каждом из районов.

Второе. Мы получили доступ к огромному набору страховых данных, описывающих приблизительно треть населения США. Это около 100 миллионов человек. Помимо болезней, описанных в страховых исках, для нас было важно знать, где и как долго живут люди, чьи страховые иски мы проанализировали.

Третье. Благодаря государственной переписи населения США, мы получили социодемографические данные о каждом из графств: распределение доходов, этнический состав, городская или сельская местность, доступ к медицинскому обслуживанию.

Четвертое. Мы привлекли к работе замечательного статистика, профессора Роберта Гиббонса, который помог нам разработать математическую модель.

И последнее, пятое. Мы собрали данные о законах, касающихся проблемы аутизма в разных штатах США.

Все эти компоненты оказались принципиальными для нашего анализа.

Наше исследование показало, что, в отличие от ментальной инвалидности, пространственное распределение аутизма тесно связано с нашим индикатором загрязнения среды.

СДанные исследования также говорят, что на одну девочку с аутизмом приходится четыре мальчика-аутиста. Правильно ли я понимаю, что ваше исследование объясняет эту диспропорцию экологическим фактором? И можете ли вы объяснить, почему вообще девочки более устойчивы к экологическому неблагополучию, чем мальчики?

Никто точно не знает. Однако есть огромное количество данных о том, что эмбрионы девочек более чувствительны к влиянию среды. Обычно в результате экологического удара эмбрион девочки прекращает развитие (происходит выкидыш), а эмбрион мальчика продолжает развитие, но по измененной траектории. В результате меняется соотношение новорожденных девочек и мальчиков, смещаясь в сторону мужского пола. На эту тему я недавно имел замечательную беседу с Робертом Новие, который выступал на прошлой конференции по аутизму в Москве.

СЧто он сказал?

Он поделился массой идей и исследований по поводу того, как смещается отношение числа новорожденных мальчиков и девочек и как среда влияет на женские эмбрионы. Однако против этой гипотезы работает наблюдение о том, что девочки с аутизмом обычно имеют более тяжелые симптомы, чем мальчики.

СЕсть научное сообщество и есть медицинское. Вероятно, реакция на ваше исследование должна в этих сообществах разниться. Ученые будут рады появлению новых данных, но будут ли рады врачи? Ведь когда-то аутизм был «чистым психиатрическим состоянием» и все с ним было «просто». Год за годом глубинное понимание сути заболевания усложнялось. Когда стали исследовать генетические причины, искали одиночные гены, потом комплекс, затем число вариантов копий и так далее. Параллельно выдвигались версии о социально-экономическом статусе болезни, факторы образа жизни: возраст отца, вес матери, принадлежность к определенной социальной группе. Словом, было все. Только лечение от этого не менялось. Что, собственно, ваше исследование добавляет врачам: новые препараты, новые методы лечения?

Я хорошо понимаю, что существует огромная пропасть между гипотезой и работающим лекарством. Для немедиков эта ситуация нормальна, врачи же часто вынуждены работать, как солдаты в условиях боя, где немедленные, почти рефлекторные решения могут спасти человеческую жизнь, а колебания и промедление могут убить. У медиков есть жесткие правила, подобные правилам парашютистов — каждое положение связано с чьей-то трагедией, которую пытаются предотвратить в будущем. Это не медицинский догматизм, а консерватизм: медиков необходимо вначале убедить, что новые процедуры не вредят и приносят результаты. Я знаю массу врачей с открытым подходом к гипотезам и новшествам, а у их относительного консерватизма — уважительные причины.

СЕсть еще один неприятный аспект вашего исследования, связанный с психологическим состоянием родителей. Аутизм — одно из тех заболеваний ребенка, когда родители, узнавая о причинах болезни, испытывают глубочайшее чувство вины. Ваше исследование подтверждает мысль, что гены генами, но заболеет ребенок или нет, зависит только от родителей. Дескать, если нивелировать внешние факторы во время беременности, то болезни можно избежать. Как вы оцениваете это суждение?

Я надеюсь, что в бóльших знаниях бóльшее благо. И, как результат, исцеление также ближе. Моя работа была мотивирована сочувствием и попыткой разобраться, но она может быть не очень практически полезной для родителей в ближайшее время.

Мы получили шквал откликов на статью, и не все они положительные. Например, американский эпидемиолог Эрик Фамбон в разговоре с репортером Newsweek о нашей статье раздраженно указал на «экологическое заблуждение» нашей работы. Он справедливо заметил, что корреляция между величинами не есть доказательство их причинно-следственной связи. Эта критика была бы разрушительной для нашей работы, если бы мы сами не сформулировали ровно те же предостережения в нашей статье. Были и откровенно сумасшедшие отклики на работу, были замечания специалистов, например, наблюдающих катастрофическое увеличение числа врожденных дефектов у диких животных в Монтане, были трогательные личные семейные истории и просто благодарности.

Прогнозы серьезных аналитических организаций в области здравоохранения говорят о том, что психические заболевания в XXI веке перекроют по масштабам самые большие неприятности века прошлого: инфекции, кардиозаболевания, техногенную смертность, рак. Давайте попробуем сейчас не думать, связано это с экологией или нет. Просто очевидно, что рождаются совсем другие дети. Они даже не психотипически другие, а биологически другие. Как вам кажется, что это значит для нас? В широком культурном смысле.

Существуют надежные эпидемиологические данные о том, что количество многих сложных заболеваний (диабета, ожирения, разнообразных аллергий) увеличивается. Возрастает ли частота болезней центральной нервной системы — вопрос противоречивый, все еще открытый и эмоционально заряженный. Неудачное сочетание личностей, обсуждающих эту проблему, может запросто закончиться рукопашной. Я лично убежден, что заболевания нервной системы действительно учащаются. Если это так, нашим детям предстоит жить в обществе, разительно отличающемся от сегодняшнего. Хочется надеяться, что это будет более терпимое общество, но детали — прекрасный предмет размышления для футурологов и социальных фантастов.

СЕсли взять семью, воспитывающую ребенка с, так скажем, «неврологическим вызовом», и представить, что это микромодель общества, то одной терпимостью здесь не обходится. Нужны системные, очень глубокие изменения в образе жизни, во взгляде на ценности и, главное, на технологии: образовательные, реабилитационные, организационные. Станет ли рост такой популяции «новых» детей запросом не только на новую педагогику и медицину, но и просто на новые критерии нормы?

Некоторые мои коллеги считают, что понятие нормы изменится. Если учащение заболеваний не удастся остановить и обратить, изменение норм неизбежно. Английский журналист Мэтт Ридли написал книгу «Разумный оптимист», в которой излагает гипотезу (основанную на статистике и конкретных данных), что скорость решения проблем увеличивается по мере развития технологий и знаний. По этой логике — и с применением должных усилий, будем надеяться, эпидемии хронических заболеваний замедлятся и общество станет здоровее, чем сегодня. Но тут я уже ступил на зыбкую почву спекуляций.

Насчет изменяющихся критериев нормы: частично такие процессы видны уже сегодня. Каждое общество расслаивается на почти не пересекающиеся группы людей, объединенных профессионально (артистическая среда разительно отличается от академической по нормам и по сопутствующим заболеваниям), по интересам (как, например, виртуальные сообщества игроков в компьютерные «бродилки»), по доходу, по образованию. Уже сегодня во многих странах существуют сообщества людей, объединенных, например, синдромом Дауна, которые видят в своем сообществе новую этническую норму, а не общую беду. Мне лично приходилось разговаривать с аутистами-взрослыми, получившими прекрасное образование и работающими в университетской системе США, которые считали абсолютно неэтичными разговоры об «излечении аутизма» — для них это звучит как призыв к геноциду.

СВы рассказываете о реакции американского общества на вашу работу. Скоро вы придете в Москву на Вторую международную конференцию «Аутизм. Вызовы и решения». Как вы думаете, как воспримут результаты вашего исследования местное научное и медицинское сообщество?

Очень надеюсь, что выслушают, по возможности непредвзято. Со своей стороны, я постараюсь изложить свои соображения ясно и логично. У меня нет установки убедить аудиторию в своих выводах и подходах, скорее, хотелось бы завязать диалог, который мог бы привести к эволюции наших коллективных взглядов на сложный предмет, являющийся фокусом конференции. Всего остального, как сказал Федор Иванович Тютчев, «нам не дано предугадать». Я возлагаю особые надежды на «детективную» работу пап и мам детей-аутистов: родители зачастую видят намного больше, чем даже врачи «в траншеях» эпидемии, и могут подсказать неожиданные идеи, связанные с этиологией и потенциальным лечением болезни.

Действительно, родительские «детективные» сообщества довольно схожи в своей логике и исследовательских подходах по всему миру. К сожалению, профессиональное сообщество в России, занимающееся проблемой аутизма, невероятно оторвано от научных и, особенно, практических трендов в этой области за рубежом.

В данном случае вы затронули тему вне зоны моей компетенции: у меня нет непосредственного опыта сравнения двух сообществ. Различие взглядов между разноязычными научными сообществами – нормальная черта нормальной науки. В идеале общение, полемика, диалог представителей несогласных научных сообществ приведет к сближению взглядов. Я подозреваю, что отечественными специалистами было накоплено огромное количество экспериментальных данных. Но — и это совершенно предсказуемо — разные парадигмы заставляют своих «носителей» видеть мир совершенно по-разному.

СВидеть мир по-разному — это не то же самое, что применять на практике устаревшие и зачастую вредные знания: «Нас в университетах учили, что у человека 35 зубов. Это наша школа. Мы от этого не отступим». Актуальное знание о человеке в России очень часто оказывается невостребованным. Как с этим быть?

На этот вопрос можно ответить на разных уровнях. Можно ответить честно: не знаю. Можно отшутиться, как заметил тот же Тютчев: «Умом Россию не понять». Еще один вариант: подойти к этому вопросу системно. Есть замечательная книжка, написанная тройкой профессоров Чикагского университета: «Теория игр и закон» (Baird DG, Gertner RH, Picker RC. Game theory and the law. Cambridge, Mass.: Harvard University Press; 1994). Книжка утверждает: чтобы понять поведение людей в обществе, надо внимательно изучить «игру», в которую играют конкретные люди. Есть целая теория игр, заложенная фон Нейманом и Моргенштерном. Правила общества, писаные и неписаные законы определяют набор стимулов и наказаний, учитывая которые индивидуальный «игрок» прокладывает путь, старательно минимизируя потери и увеличивая выигрыш. Другими словами, нужно придумать, как сделать введение новшеств выгодным. Менять наказание вряд ли продуктивно, зато можно придумывать новые стимулы для пассионариев, приносящих конкретную пользу больным детям. Мне бы хотелось смотреть в будущее с оптимизмом — рациональным.С

Комментировать Всего 39 комментариев

Грамотно. Особенно с учетом, что аутизм не имеет чёткого единого механизма ни на молекулярном, ни на клеточном, ни на системном уровнях; неизвестно вообще, что объединено под названием аутизм. И вдруг - анализ статистических данных. Чего?.. Нарушение отношений симметрии (речевые и когнитивные способности, например, совсем нарушены, никакой симметрии! антисиметрия рулит.) - это нарушение не простых, а иррациональных отношений.

Чтобы было понятно, простые отношения - это такие отношения, в которых числовая зависимость двух величин измерений выражена дробным числом, где числитель и знаменатель есть целые числа в пределах от 1 до 10. Вот тут статистические методы подсчёта чего-то бы ни было: свинца, аналогов гормонов эстрогенов, компонентов пластмассы, пестицидов, гербицидов, или токсических лекарств в роли индикаторов состояния окружающей среды годятся. Но когда нарушается инвариантность симметрии - о простых отношениях надо забыть как о жене во время командировки. Тут рулят иные инваринты. Иррациональные отношения! Ибо простые отношения - это отношения соизмеримых величин, а если симметрия заменена антисимметрией, то ничего соизмеряемого больше нет.

 Вот и между человеческим телом и внешней средой есть несоизмеримость, подобная несоизмеримости диагонали и стороны квадрата. И если изучать чего-то, то надо изучать свойства этих иррациональных отношений. Надо не вешественные показатели коррелировать а вводить порядки отношений и смотреть как менятся свойства при смене порядков. Никакие вэйвлетные разложения и фильтрации не помогут при точечных преобразованиях.  Тут нужны множества, которые одновременно и замкнутые, и открытые. Типа канторовых множеств. Кантор - тот вводил мощности для бесконечностей и был счастлив, так например мощность бесконечности всех чисел от единицы до двух меньше, чем мощность бесконечности от нуля и далее. Чувак пользовался категориями типа "больше-меньше" и не страдал подсчетами бесконечного ряда. Мощность континуума - это уже ирациональная величина и ей можно оперировать с  учетом математического анализа т.н. совершенного множества. А совершенное множество — это замкнутое множество, не имеющее изолированных точек, то есть совпадающее с множеством всех своих предельных точек. Вот у тех, кто заепался читать на этом математическом языке есть предел терпения? Разумеется. А с чем он совпадает? Терпение может совпадать только с терпением. С куском испорченного мяса оно не может совпадать. Для этого надо создать иррациональное абстрактное пространство.  Точно также поступают в геополитике - создают идеальное пространство в котором география и политика - пространство, не имеющее изолированных точек. Разумеется, это не география и не политика какого-нибудь региона, а геометрический обьект и его как рациональные, так и иррациональные свойства.

Какие такие иррациональные?

У иррациональных чисел есть категории типа способов различать «большие» и «маленькие» множества. А можно различать и другие свойства не только больше и меньше. Например, "вращается вправо" и "вращается влево", или узлы находятся "по вершинам", по основаниям или в центре.  

Если совсем по-умному, то для целей анализа в этом случае будет удобно, когда рассматриваемое пространство относится ко второй категории Бэра, так как отнесение к этой категории равносильно справедливости теорем существования. А это утверждение, которое устанавливает, при каких условиях существует решение математической задачи или математический объект,от тогда уже можно будет вычислять интеграл аутизма и сколько решений имеет дифференциальное уравнение аутизма, связывающее значение производной функции с самой функцией, значениями параметров хотя бы и индикаторов состояния окружающей среды.

Суть категорий типа категорий Бэра в том, что вся эта счетная бодяга типа вешественного содержания - это топологические пространства, допускающие счётное покрытие нигде не плотными подмножествами, и это относится к пространствам первой категории Бэра, а вот иррациональные свойства, а это чисто геометрия - не допускающие такого покрытия — к пространствам второй категории Бэра. Упомянутые индикаторы, точнее их пространство относится к первой категории Бэра, и из этого, даже с Божьей помощью можно получить лишь результаты отрицательного характера — например, всякая метрика на этом пространстве, совместимая с топологией, неполна, а замыкание любого (непустого) открытого подмножества некомпактно. Полные метрические пространства относятся к пространствам второй категории Бэра. В них каждая фундаментальная последовательность сходится к элементу этого же пространства. Например, какое-то свойство пространства симптомов к свойству пространства индикаторов экологического. Большинству статистических методов не хватает т.н. операции пополнения, дающей возможность рассматривать исходное пространство как плотное множество в своём пополнении. При этом операция пополнения во многом аналогична операции замыкания для подмножеств. А вот тут - самое интересное. Замыкаание — это конструкция, дающая наименьшее замкнутое множество, содержащее данное множество топологического пространства. Я, например, когда рассматриваю случай аутизма в гомеопатии, рассматриваю наименьшее замкнутое множество симптомов разной природы: физического, психического, сознательного, бессознательного и даже этического характера. Между ними может и нет вовсе рациональной связи и это пох, так как аутизм - это нарушение их, и всё что надо учитывать - это те отношения, которые не нарушаются, а они - иррациональные или комплексные.

Единственно приемлимым в этом случае методом может быть изучение не связей индикаторов с аутизмом, а структуры взаимосвязей. Множество индикаторов экологической среды и аутизма будет замкнуто тогда и только тогда, когда оно совпадает со своим замыканием, то есть со структурой инвариантных преобразований. Так что, поверьте структурщику - исследования типа описанного будет грамотным только тогда, когда оно будет касаться описания геометрических величин аутизма или поля геометрических объектов его и экологической среды.

Так вот, например, 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ужас, чего вы тут наговорили). Редакторы говорили мне, что интервью слишком сложное, и адаптировал его. Вот здесь полная версия нашего разговора http://polit.ru/article/2014/03/31/autism/

Тут просто. Вот существуют разные физиологические системы. Они все нарушены у аутистов, так как у них - аутоимунное заболевание, связанное с нарушением  обеспечения генетической целостности всего организма. Я думаю (предполагаю как специалист в области математических структур на ходу) у аутистов - усиление иммуннитета. Это  такая дисфункция, когда что-то (оговорюсь - я даже не знаю, но так должно быть с геометрической точки зрения)... так вот что-то из  структур иммунитета самовоспроизводится по примеру узоров на обоях в одной системе, вместо того, чтобы перейти на уровень другой. Скажем из зндодермы в мезодерму или наоборот. Это выглядит как одержимость с точки зрения психиатрии. С точки зрения геометрии разные системы должны быть чем-то связанными. Так как они разные качественно, то связь становится не вещественной, а надвещественной. То есть как бы векторным полем над физическим. И поле это имеет структуру. Типа как поле законов на обьектами и действиями над ними. Типа как эмоционального настроения над физическим телом. Все имеет структуру. Проблема исследователей аутизма возникают в языке описания перехода предела одной системы в предел другой. Выражаясь на примере: вот есть целое и есть части, а как связан предел целого с пределом части? Должна быть семиотика которая и над целым, и над частями. Если разобраться с пределами, то понять аутизм можно, но на геометрическом уровне. Захотите, напишу. Не захотите - шалом-шалом. Лечите как лечили, то есть долго и нудно. Но описать геометрически ситуации когда у аутиста нет чувства «я», постольку он не может отделить себя от внешней ситуации - это несложно и для большинства лишь вопрос принятия терминологии без страха и лени. А для меня - вопрос выделить час - другой :))

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Алекс, это просто проблема выбора языка. Аутизм описывается любым - биологическим, химическим, математическим, художественным (метафорическим), социологическим, психолингвистическим, попсово-журналистским,. метфизическим, эзотерическим и тп. Он ложится в ЛЮБУЮ дисциплину, и в зависимости от того, на какую дисциплинарную доминанту вы встаете, вы и опишите его. Причем с каждой из дисициплинарной "колокольни" вы можете описать его целостно, не нарушая его холистического феномена. В некотором смысле, это бесполезный разговор. Он не будет иметь характер диалога. Это просто будет экспликация в репликах. Думаю, никому из нас недосуг этим заниматься:)) 

В ваших рассудениях о языках (на мой взгляд) есть "дыра". Вы, ведь, филолог?.. По крайней мере, так вас представляли в Школе Злословия. И, если так, то вам не страшна тема формальной семантики. Так вот "дыра", на самом деле, не у вас, а в теориях формальной семантики. Считается, что формальный язык достигается заданием множества символов и множества правил их вывода - так формируется логическая система грамматики. "Дыра" в том, что филологам преподносят формализм граматики как логическую систему, смысл различных частей которой задаётся всевозможными способами рекурсивного задания группы функций интерпретации, отображающих предложения на некоторые заранее заданные множества. "Дыра" в том, что отображения как операции симметрии - этого мало. Наука знает три вида симметрии: отражение, поворот и перенос. Эти три типа симметрии могут работать самостоятельно или в различных комбинациях друг с другом, создавая новые операции симметрии. В филологии это абсолютно не учитывается. И не только в ней, в куче других наук и методологий. А именно не учитывается, что кроме макрисимметрии есть микросимметрия. Кроме того есть пространственные группы симметрии и точечные. А точечные - это ... на примере - вот есть предел (+) бесконечность или  (-) бесконечность, точечная группа симметрии описывает из каких элементов состоят бесконечности. Так вот трансляционные компоненты операций микросимметрии пространственных групп макроскопически в точечных группах не проявляются. То есть синтаксических структур Хомского или интерпритированных обобщенный кванторов Монтегю (?) в точечных группах - нет. У этих ребят, разумеется есть неплохие "когнитивные" мысли о том как с помощью стандартных средств математической логики описать любой язык, но проблемы начинаются с дебильного утверждения, что человеческий мозг конечен. Именно, поэтому в когнитивной системе существует конечный механизм, интерпретирующий любой элемент из бесконечного множества грамматичных предложений. С какой стати конечен? Есть меры, которые не проявляются рационально, но иррационально они существуют. Видите ли, в когнитивной системе существует конечный механизм! С какой стати?  Хомский сказал?.. Монтегю? Филологический принцип конечномерности формализуется как гомоморфизм между алгеброй синтаксиса и алгеброй семантики. Да? Ага!.. А изоморфизм полей? Изоморфизм — это взаимно однозначный (биективный) гомоморфизм. А эпиморфизм? Тут Хомский - пас. А почему пас? Потому, что не соединяет рациональную и иррациональную грамматику в одно целое - комплексное. Он говорит: врожденное и на этом все расчетам капут. Ан нет - не капут. Дальше есть точечные группы в которых комплексно соединяются рациональное и иррациональное.  Тоже самое и с аутизмом. Вон как вы отчихвостили психоанализ в передаче Школы Злословия?! Зря вы так. 

Вряд ли стоит отрицать и предположение, что грудь ощущается как "внешнее". И если она является источником фрустрации и ненавидится, то это есть первые переживания ребенка, формирующие опытное знание. Если грудь ведет себя при кормлении случайным образом, то всё хорошо. А если определенно плохо? В первом случае из за двойного отношения ребенка к материнской груди Кляйн выводила возникновение таких психических процессов как проекция (направленность вовне) и интроекция (направленность вовнутрь). А если грудь только плохая, то есть нарушена случайность, то удовольствия, а это интроекция (направленность вовнутрь) - её нет. Дифференцированное разделение сосков груди матери на несколько видов: хорошие и приносящие удовлетворение обязательно обусловливает дифференцированное поведение. Оно будет не случайно. При повторении и при появлении условий перехода безусловных рефлексов в условные вырабатывается стереотип поведения, направленный на избегания кормления. Так появляется парадигма, что кушать - это плохо. Но! Стала причиной кормление грудным молоком или дисбактериоз после кормления антибиотиками или тяжелыми элементами - это все равно. У двухмесячного ребенка эмпирический смысл сводится к банальному удовлетворению. Бессознательнное при этом получает свой закон распределения удовлетворения, свой код и структуру, в которой на самом деле нарушена связность между пределами "питаться" и "получать удовлетворение". Психоаналитики - они народ беграмотный в области математики, но если этот ущерб исправить, то они могут догнать, что неправильное кормление грудным молоком или кормление неправильным молоком - это в векторном выражении тоже самое, что и питание тяжелыми элементами и антибиотиками. И то и другое и третье вызывают деструктивные импульсы тогда, когда нарушается случайное распределение. А за него ответственен определенный элемент в голове. В голове есть своего рода инверсионный «переключатель» - между боковой частью фронтальной коры и островком головного мозга, который меняет режим восприятия мира с внутреннего на внешний. Эта тот самый элемент симметрии, который отражение и поворот превращает в инверсию, инверсию внешнего во внутреннее. Назначение островка (переключателя) - тоже самое, что и роль инверсионной логической операции перевода внешнего во внутреннее в аутизме.

Но к сожаление методы и языки изучения аутизма строят рассудения на конечномерной алгебре. А нужна не просто конечномерная но и ассоциативная, а далее построение алгебры Ли из ассоциативной алгебры и алгебра операторов, действующих на топологическом векторном пространстве!  Такие алгебры - могут использоваться для изучения различных множеств операторов, в том числе и  "алфавит", могущих являться одновременно конечномерным векторным пространством для всех языков - языков психики и соматики, биологии, нейробиологии, механики, рок-н- ролла и может даже Логоса:)). Вот здесь, кстати кончается упомянутая вами холистика и начинается более серьёзная философия, так как кроме Частей и Целого в системе появляется то, что их связывает, то что между ними (Частями и Целым). А между ними - т.н. несобственные элементы (это уже из области топологии). Так как Хомский в топологии не шибко разбирается, то его синтаксические структуры заканчиваются на врожденных грамматических принципах. А между тем очевидно, что эти врожденные принципы как раз и есть те самые несобственные элементы. И тут поле непаханное, так как тема эта изучена в геометрии. С точки зрения дифференциальной геометрии - врожденные грамматические принципы это не конец языкообразования, а начало нового формального языка - формального языка "несобственных элементов" грамматики. В самом общем виде - это как бы язык векторного поля над  грамматикой. Чтобы не облажаться здесь вместо конечной меры вводится понятие замкнутости некоммутативных колец относительно некоторой операторной топологии. Это если перевести в пример филологический -  множество языков, для которого определены алгебраические и топологические структуры. Прикидывете? Топологические структуры грамматических единиц языка! Векторные операции над языком. Как можно описать этот язык? Мы знаем, что числа состоят из цифр и могут объединяться с помощью знаков арифметических действий в формулы. То, что Хомский в своих порождающих формальных грамматиках стал на той же ассоциации стал описывать язык через правила подстановок, которые позволяют строить слова языка из «кирпичиков», описываемых с помощью других «кирпичиков» - это суперправильно. Правила языка при этом можно записывать, просто указывая, какие цепочки «кирпичиков» можно подставлять вместо других «кирпичиков». Умничка! А вот дальше?!.. Над полем этих кирпичиков оказывается тоже есть поля - поле комплексных чисел, тело кватернионов и там всякие уравнения уже однозначно разрешимы. Вот такой язык как раз и нужен для решения проблем аутизма. Его сегодня нет в терапии аутизма. Хотя геометрические теории для этого уже есть.  

Ишь как получилось. Начал с аутизма, а кончил  проверкой теорий Хомского:))) Ужос. Всего доброго.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Начал с аутизма, а кончил проверкой теорий Хомского:)))

Очень хорошо!

Теория Хомского - только одна из теорий. Хомский внес огромнейший вклад в современную лингвистическую науку, точнее, совокупность знаний, учений, связанных с языком (коммуникацией, когнитивными науками, и пр). Но на мой скромный взгляд возведение проф.Ноама Хомского в некую истину в последней инстанции, аксиомность, если так можно выразиться, несколько преувеличено. Причем сам профессор очень прост в общении, демократичен (приходилось встречаться в Женевском университете), но созданный вокруг его имени ажиотаж создает ауру безПОгрешности, что для истинного ученого каковым является проф.Хомский скорее минус, чем плюс.  Это так, размышлизмы, небольшое отклонение от темы))))       

http://www.paulbogdanor.com/200chomskylies.pdf

Кристина, эта ссылка м.б. не имеет отношения к лингвистике, но многое говорит о самом Чомском. 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Алексей, огромное спасибо за этот линк! 

Честное слово, не хочется критиковать известного ученого, внесшего огромнейший вклад в мировую лингвистические/когнитивные/кибернетические и т.д. науки. Просто, как мне кажется, каждый должен заниматься тем, что у него лучше всего получается. Я знала и раньше, что у Хомского крайне левые взгляды, которые для меня лично, чужды. 

После встреч "живьем" с профессором Хомским (не личных, конечно же, хотя удалось обменятся несколькими фразами, причем именно насчет Сов.Союза ))), я вывела для себя следующее: различать Хомского - ученого-теоретика и Хомского - общественно-политического деятеля.

Первого я очень уважаю и виртуально встаю и снимаю перед ним шляпу, когда он входит. Второго стараюсь не замечать и не слишком обращать внимание. (Да простит мне многоуважаемый профессор Чомски!)   

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Согласитесь, Кристина, что врать у Чомского получается очень здорово, он уже лет 30 по меньшей мере продолжает наслаждаться статусом пророка у западной левой интеллигенции. Раз так, то получается, что он занимается именно своим делом. 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Согласна!

Только мне кажется, что все-таки он не врет - целенаправленно искажает факты ради какой-то своей особой выгоды, а скажем, оценивает мир, исходя из своей системы координаи, которая не совпадает с моей ( и вашей, Алексей, наверное). Могу ошибаться. 

Хомский-Чомски творил свою теорию в 50-60х (-70х), потом открывать было уже нечего и он стал заниматься "общественной политикой" )))  Быть может ему стало более интересно выступать в роли обличителя мирового империализма и капитилизма ?

Обычное дело: человек не простоявший ни одной очереди за холодильником (с отмечанием в списках), не живший в коммунальном бараке с удобствами на улице, не съездивший "на картошку" всей лабораторией )))) вместо изучения грамматик, будет восторгаться системой "соц.равноправия" и пропагандировать ее при кажлом удобном случае.))))   Пардон за сарказм. 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Кристина, прежде чем давать Чомскому такую мягкую оценку, я бы советовал Вам ознакомится с тем досье, которое собрал на него сын моего коллеги по Брайзнос колледжу Пол Богданор. То, что Чомский говорит о политике, не просто выдумка или ложь, она сопровождается некоторыми оценками и философией, порой он даже признается, что искажает факты и объясняет зачем. Такая позиция недостойна ученого, так мог вести себя какой нибудь присяжный болтун вроде Сартра. Я не удивляюсь, что и в лингвистике он оказался не так велик, как ему самому это казалось. 

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Вы знаете, я всегда стараюсь найти какие-нибудь оправдания людям, с которыми мне не по пути ))) Каюсь, есть такой недостаток.  Прочла по вашей ссылке и еще кое-что. Что сказать... Отхожу в сторону. Пусть Чомски сам себя защищает, если хочет ))))

Сартра тоже считаю болтуном, это мы с вами в унисон. Типичный француз, для которого процесс рассуждения "обо всём " важнее сути и цели дискуссии.  

Я согласен с Вами, находить оправдания для откровенных лжецов и манипуляторов - недостаток. 

Я все жду, что Чомский скажет по поводу происходящего на Украине.  

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ссылки

Кристина, забыл поставить Вас в копию: я чуть выше написал ответ Цвелику и там привёл ещё две ссылки, касающиеся Хомского. Он безусловно крупный учёный, на считать его великим -- это очень большое преувеличение. В чём он действительно велик, так это в мастерстве самопиара.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ещё о Хомском

Вот спасибо за ссылку! Добавлю ещё две. Первая -- на книгу

Anti Chomsky Reader

В ней в основном речь идёт о политике, но есть и глава о лингвистике. Цитирую:

Linguists Paul Postal and Robert Levine reevaluate Chomsky's linguistics and find the same qualities there that others see in his politics: "a deep contempt for the truth, descents into incoherence, and verbal abuse of those who disagree with him."

Вторая ссылка -- на статью (длинную и трудную) двух других лингвистов:

The Myth of Language Universals

На самом деле, если забыть о политике, то история с его научными построениями оказывается довольно-таки поучительной. Он придумал некую модель, которая должна была описывать естественные языки. Постепенно стало ясно, что эта модель не работает. Но при этом она оказалась чрезвычайно полезной для описания языков программирования. И сейчас я своих студентов-информатиков третьего курса учу "нормальным формам Хомского", "иерархии Хомского" и т.п. Есть программы, которым если дать на вход описание языка, они автоматически построят для этого языка компилятор. Но само описание языка при этом должно быть "по Хомскому".

Может быть, если бы мир был населён не людьми, а компьютерами, и другие его теории бы пригодились.

ПС. Хотя правильное произношение, конечно же, Чомски, в отечественной лингвистике установилась традиция называть его Хомским. Она идёт ещё с тех времён, когда он был лингвистом, а не политическим маргиналом.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Christina Brandes-Barbier de Boymont

Алексей, спасибо за ссылку. Интересно было бы услышать comments самого  Chomsky на такой труд о нем. Но это уже из мира фантазий. 

Не думаю, что он согласился бы комментировать этот текст. 

Этот текст состоит из цитат из Чомского со ссылками на  источник, которые каждый может проверить. Одних этих цитат для человека, более менее знакомого с предметом, достаточно для того, чтобы составить представлении о том, кто он такой. Как правило, политики в таких случаях говорят, что их неправильно поняли и вырвали их высказывания из контекста. 

The point is не в тексте, а в его реакции на текст, наверно ее не будет, иначе придется придумывать оправдания и искать варианты удобоваримых ответов, а зачем это ему, человеку, которого многие считают гуру? Не сотвори себе кумира.

Его, конечно, спрашивают иногда, это неизбежно. Он, наверное, отвечает, что окружен наймитами капитала, что все это клевета. Я недавно слышал интервью с ним на NPR, он сравнивал себя с еврейскими пророками, говорил, что они тоже обличали свой народ, а их гнали и т.д.

Ну спрашивают generally speaking, а когда такое досье со всеми цитатами и контраргументами собрано, тут уж на еврейских мудрецов не сошлешься.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ирина и Кристина, эти люди, такие, как Сартр, Чомский, Докинс и прочие лже пророки просто не предают правде такого значения, как мы. Зачем им правда, когда у них есть благородная цель?

Привет Вам из Рима. 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Caribes' privet! Мой научный руководитель говорил, что история напоминает ему смазливую девку. Если нет труда настоящего ученого, то вместо этого предлагается эрзац-заменитель, в результате чего в любой истории проступают смазливые черты.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алексей, я думаю, что еще дело и в возрасте -  Чомскому уже за 80  и он быть может себя физически ощущает Исайей, Самуилом Моисеем, Авраамом в одном лице. ))))  

Эту реплику поддерживают: Ирина Груздева

Оспаривать Хомского - это время тратить. Его теории верны до дважды два равно четыре, так как это калька алгебры, но их надо развивать. Он сделал абсолютно верные аналогии с алгебрами, но они (алгебры) сами развиваются. В теории чисел сегодня не хватает уже видов чисел и над этим думают. Но в алгебрах есть уже и вещи, которые уже пора применять. Смотрите... Например, формулу (1+3)*(8-5) можно символически записать следующим образом: ФОРМУЛА ЗНАК ФОРМУЛА. Это Хомский. Заметим, что вместо слов ФОРМУЛА можно подставить любую корректную формулу, а вместо слова ЗНАК — знак любого арифметического действия, и эта строка останется правильной формулой. При этом заметьте, ФОРМУЛА без скобочек - это описание терминалов, а в скобочках - неконечномерное, туда можно всовывать все что угодно. Хомский всунул буквы. А в скобочках - это уже не просто место алфавита, а то, что может быть заменено на нетерминал в виде цепочки других символов, других буковок, из другого языка, и именно это рассматривается Хомским как язык, в котором все нетерминалы в конечном итоге заменяются на терминалы. Отличная и верная идея. Знаешь алгебру - знаешь что и как описываешь. Нетерминал ФОРМУЛА в нашем случае задает правильные формулы, то есть слова нашего языка, в то время как, например, нетерминал ЗНАК не задает слово языка. А тут нужна топология для описания ЗНАКов как операторов. Что означает нужны топологические парадигматики и синтагматики случайного словобразования. Прикидываете что это делает со ЗНАКом? Нет только прикиньте что должно быть словообразование причинно-следственное и словообразование случайное! Тут имеет место замена одного закона распределения на другой. Усиленного на ослабленный Закон больших чисел. Хомский - не рубит в случайностях. Возможно в филологии этим занимаются, филология продвинута в теории как никакая другая методология, но вот нейробиология - ни фига. Психология - полное уёбищество в этом смысле. Теории практической медицины, основанные на примитивных алгебрах гробят людей фармакологией. Психологи работают практически вслепую и ужасно долго, и в отличии от холистических методологий не внушают надежды вообще, в смысле надежды на ускорение дечения аутизма, так как они работают в том формате, в котором время играет роль оператора - это типа как травяная терапия - и там и там нужно создать большой спин, так как это формат макросимметрии. Хотя в формате микросимметрии в которой можно описать гомеопатию, например, тот же эффект достигается за минуты, часы или дни. Но при этом холисты (в том числе гомеопаты со своими эмпирическими методами) ужасают своей математической безграмотностью и ненаучностью. Хотя обьяснить гомеопатию или аккупунктуру на математическом языке - это расплянуть, достаточно поставить в соответствие некоторое геометрическое векторное пространство и расслоить его. Вон смотрите, гомеопаты лечат аутизм сахаром. Гомеопатическим сахаром. Чтобы обьяснить почему это правильно и почему одновременно недостаточно сахара нужны геометрические методы описания компенсаций процесов в слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки - это первая линия защиты слизистого протективного барьера желудка, далее - геометрические методы описания компенсаций функций тканевых субстанций, содержащих сульфгидрильные группы - это вторая линия защиты и третье - геометрические методы описания компенсаций нормального кровотока, который способствует удалению H+, и обеспечивает энергией метаболические процессы. Если это сделать, то компенсацию можно сделать на уровне микросимметрий и тогда ферментация, или анаэробное расщепление сахара, которая является ранней формой освобождения энергии и обмена веществ, восстановится. Расщепление сахара - это расщепление его на глюкозу и фруктозу. Если расщепляется случайным механизмом, то спи спокойно, если нет, ай эм сорри. Вот случайности - это и есть компенсации. Чтобы было случайным - надо создать условия не макро а микросимметрии для расщепления. Ибо она является инвариантным преобразованием, которое нарушено. А описать это уже нужно соответствующим языком.

А то, что касается Хомского, то на мой взгляд, в его структуры надо вводить расслоения. Механизм простой, если знать дифференциальную геометрию. Вот, например, понятно, что грамматика и лексика тесно взаимосвязаны. А чем? Сегодня говорят - лексикализацией и грамматизацией, то есть конечномерностями типа взаимной функциональной компенсации лексических и грамматических средств: лексика может компенсировать лакуны в грамматике а грамматика может компенсировать лакуны в лексике. Этого достаточно? А разве достаточно сказать, что раковые клетки размножаются сами по себе? А где ЗНАК? Что такое ЗНАК размножения раковых клетое? Или тот же пример с аутизмом - возьмем такой симптом как ограниченные и повторяющиеся действия. А почему повторяются то они? Что, повторения компенсируют лакуну где-то, подобно тому как лексика может компенсировать лакуны в грамматике? Точно. Именно так. Но ведь нужно рыть почему, и для этого надо лакуны расслаивать. Ибо лакуна как отсутствие в лексической системе языка слова для обозначения того или иного понятия - это не дыра, о которой я говорил Екатерине, и не Пустота в буддизме и не Божественная благодать святого Духа. Это даже не фрейм, который используют в информатике как модель абстрактного образа, минимально возможное описание сущности какого-либо объекта, явления, события, ситуации, процесса. Можно и дальше идти - в расслоения. Расслоения грамматических единиц, симптомов и т.п. И если идти , то запросто можно описать как возникает аутоиммунное заболевание, главной особенностью которого является нарушение целостности тканевых барьеров, в норме отделяющих органы и ткани от крови, а именно здесь находится то, инвариантное преобразование, которое было нарушено при аутизме в самом начале.

Хомский, при всем уважении и даже разделении его мнения, нам - людям, занимающимся аутизмом - не друг и не товарищ. Ибо наш друг и товарищ - Скиннер.)) 

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

О! Этот парень со своими бихеверистским манерами и оперантами весьма хорош. И вовсе его операнты не отличаются от структур Хомского. Это одно и тоже, что и ошибки, о которых Хомский столько много говорил. Бихевиоризм - это вообще очень хорошее дополнение к академической психологии и психоанализу, так как имеет дело с потерянной для мозга (нереализованной) рефлексией, но в отличии от бессознательного - проявляется. Я, например, в гомеопатии тоже использую формы произвольного поведения как симптомы. Это жесты, позы и т.п. Это шестой уровень гомеопатической симптоматики. Но это не связывает пять других порядков. Это отдельный уровень организации. Это отдельный инвариант. Тут нужен некий абстрактный оператор вроде собственного момента импульса, или стимула, так как сделать какой-нибудь симптом зависимым от поведения без определения предшествующего стимула - это не выход на все порядки инвариантных преобразований. То, о чем я говорю - это язык, который описывает абстрактные структуры между порядками организации симптомов: физическими, ментальными, психическими, рефлексивными, оперантными... Это такая операция, которая в симметрии называется запрещенной операцией симметрии. Она не проявляется в трехмерности при обычных условиях, так как она преобразует непериодические вещи, но стоит убрать одно из трех отношений, делающих конечномерным трехмерность: рефлексивное симметричное транзитивное отношение - отношение эквивалентности, то запрещенная симметрия появляется. Если, например, я возбуждаюсь на девушку определенным образом, типа как петух поднимает голову в определенный момент, то утверждать, что я  «поднимаю голову», независимо от того какая девушка и на всех девушек, что и является "оперантным" - это только часть оператора преобразования, потому что оперантное обусловливание - это количественное свойство. Им можно описать толька как высоко я или петух поднимаем головы»:))) Если психологи использует этот подход, то он, я верен, работает, но это на самом деле выглядит как  дрессировка, что является обучением с подкреплением. Это не от хорошей жизни, Екатерина. Это от того, что мы не знаем язык петуха, "поднимающего или не поднимающего голову". Я уже отметил, что спин здесь, а это есть собственный момент импульса, должен быть большим, так как это макросимметрия, которая не работает на локальном уровне, отсюда возникает необходимость продолжительного лечения петуха "не поднимающего голову". Если же восстанавливать рефлексы петуха, именно как восстановление собственного момента импульса, вместо восстанавливания импульса и момента импульса, что и есть аналогия оперантного поведения методом чёрного ящика, подкрепляющего те же самые собственный момент импульса рефлексы на уровне расслоения рефлексов, то терапия аутизма превратится в минимальный цикл преобразований, если разумеется, это ещё обратимый процесс. Ради интереса, я могу представить расслоение оперантов Скиннера как непрерывное сюръективное отображение между топологическими пространствами обьекта стимула и субъкта стимула. То что наблюдается (пространство субъект) - это потерянная рефлексия и операнты поведения, соответственно, а то что обьект - о... вот тут нужна структура абстрактная. И она - геометрическая. Какая - можно определить. Это двумерная структура. Они описаны.  

Алекс, то, что я, например, пишу комментарий, а вы на него отвечаете - это и есть та самая "дрессировка", о которой вы пишете. Мы все научены всему в рамках дрессировки. Ничего страшного. И бихевиоризм - никак не "дополнение к психоанализу", а его антипод. Ну и мы исходим из результатов. Психоанализ инвалидизировал не только самих аутистов, но и все их семьи. Поведенческий анализ восстанавливает детей с аутизмом до очень высокого функционирования. Вам нравится потеоретизировать, а нам нравится сделать детей приспособленными к жизни. Ну и когда я говорю о "разных языках" - это, конечно, не языки в филологическом смысле. Поэтому моя базовая специальность к этому отношения не имеет. Вам нравится на все "положить" геометрию, и все ею объяснить, кому-то нравится на все "поожить" биохимию, и все ею объяснить, а еще кому-то нравится объяснить аутизм конструкцией космической системы. Все это прекрасно. Одно но - это никак не помогает детям. А Applied behavior analysis детям помогает. И это самое важное. 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Конечно же прикладные методы бихевиоризма работают. Так же как работает и психоанализ, если причина - частично психическая. Точнее психо-физическая или психо-ментально-физическая. Одной психической проблема быть не может ибо психическое - это бинарное отношение. К тому же нульмерное. Не сушествует транзитивных отношений самих по себе. Ну разве, что только Божественное провидение! Причины могут быть физико психическими или ментально психическими по аналогии с рефлексивно транзитивными отношениями создающими квазипорядок и рефлексивно симметричных транзитивных отношений у здоровых людей. Но прикладная бихеовиристика только выйграет, если будет знать математическое обоснование. Точно также как выигрывает филология от этого.

Если вы заметили, я не отрицал ваши прикладные предпочтения, я только указывал, что существуют математические предпосылки, чтобы подобные методики стали лучше. В частности по параметру времени их применения для получения эффекта. И если вы заметили я также говорил о геометрии, а она весьма наглядна. Достаточно, например, чтобы инженер разобрался с геометрическими фигурами абстрактных структур, которые действуют как силы между разного порядка организации чего бы то ни было выраженного количественно. А, вообще, я просто хотел заметить, что  поведение - это только один из порядков компенсаций болезней. И он - количественный. Тоже самое и токсикация тяжелыми элементами или антибиотиками. А вот качественная компенсация - это уже другая ТЕМА. 

А что касается противопоставления психоанализа и бихевиоризма, то помилуй Бог, рассуждения просты. Вот поступает некая информация. Часть ее доходит до "мозга" , часть нет. Та что доходит - нас не волнует, она "при деле". А вот та что не доходит... Где она? Куда она? Какая она? Какую работу совершает организм чтобы компенсировать потерю инфы на энергетическом уровне? Боль, поведение, аффекты, эмоции, чувства, настроения и переживания  - это один вид компенсации. Тот, что как вещественные числа выразить можно выразить численно и количественно. Оно приобретает конечный вид - терминальный. А та часть информации, что как действительные, иррациональные и комплексные числа еще длятся - нетерминальные, лучший пример - направление вектора? Его ведь выразить количественно нельзя. А то что выразить нельзя оно в бессознательном. И какого же тогда дьявола надо одно отделять от другого? Модуль вектора от его направления? Не, они дополняют друг друга!

А если разобраться с "вашим" "гуру" Скиннером и его оперантным поведением - то следует заметить, что оно - не более чем потерянная для мозга (нереализованная или метафорично - Lost in translation) рефлексия и механизм возникновения его, точнее избыточности поведения - компенсирущая сублимация.  Другая часть (нереализованная) рефлексия и тоже компенсирущая сублимация - это бессознательные акты. И задача терапии восстановить  те и те потери, что соответствует аналогии с мозаикой Пенроуза. А для этого не хватает апериодического набора симптомов,  что означает дальнего порядка и запрещенного элемента симметрии. Всё это есть в четырехмерных и двумерных структурах. В одном случае надо вводить время, в другом - исключать ментальное (отношение симметрии) измерение. Это все есть, но существует из-за модальностей в каждой точке только абстрактно . Но зная эти структуры и соответственно каждой части потряной рефлексии и, принимая ввиду отличие их мер, недостаточно просто сложить или умножить их друг на друга, чтобы найти целое. Тут логарифмировать надо. Тут - разные меры и, подобно тому как Льва Толстого нельзя прологарифмировать с Софьей Андревной, чтобы наверняка сказать чья рука и голова писали светские, а кто военные сцены, так и поведенческие и бессознательные акты - тоже нельзя прологарифмировать так просто на пальцах, чтобы восстановить уже всю "Lost in translation" рефлексию. Проблемы возникают из-за конечномерности. Зато куда проще найти фигуру пересечения их структур. Это будет то общее, что есть между ними. А это ведет к структурам локальной симметрии, то есть той, которая даже в случайных процессах тоже есть. Так вот, данные о потерянной рефлексии надо собирать, как в реализованной рефлексии, так и в оперантном поведении, так и в бессознательном, а еще и в стимулах. Только на самом деле не в целых стимулах, а в их "половинках".  Стимулы, от которых воротят нос бихевиористы - это не просто носители стандартного раздражения и рефлекторную реакцию, исключая которых можно выявить случайные связи, которые, разумеется, искать надо, так как это малое возбуждение, и не просто изменение во внешней или внутренней среде, вызывающее рефлекторную реакцию, но и то, что также как и оперантное и бесознательное поведение может быть предложено человеку в компенсацию за его предшествующие действия или, что он желал бы получить в результате определенных действий. Только ведь надо понимать что такое случайность. И где ее искать. А это по определению есть проявление внешних неустойчивых связей в действительности, проявление результата пересечения (совпадения) независимых процессов или событий. Так вот и возникает думка - а где может быть случайное и внешнее в человеке? А?.. Что у нас между частями и целым. О!..  То есть стимулы - это тоже эффект Lost in translation, но только не в целом и не в частях, а - между. А между... Вот что у нас между 1 и 2 и то, что мы не считаем как раз, два, три?.. Комплексные и гиперкомплексные числа!  Когда такие ввели в математику,  случилась революция. А в чем она заключалась? В том, что число стало возможным записать как пару -  вектор трёхмерного пространства и  скаляр. А вектор характеризуется и размером и те. Чуете? У числа появилось направление, а не просто знак минус и плюс, что говорит просто больше или меньше нуля. Это как знак в филологии.  Другое дело, какой "вес" знака, скаляра, размера и соответственно, бессознательного, операнта или стимула в реакции на них. Реакция на конкретные стимулы не одинакова у различных людей, но бихевиористы почему-то делают вывод, что сами по себе они не имеют абсолютного значения или смысла, если люди не реагируют на них. Реагируют. Ибо это стереотипная реакция живого организма на раздражитель. Только это не проявляется.  Ну и что, что это осуществляется независимо от центральной нервной системы? А в пределах одного нейрона передача возбуждения что не идёт? И что это тогда как не собственный момент импульса?! А что собственный момент импульса сохранять не надо? Момент - надо, а собственный не надо? Он также сохраняется при взаимодействии элементарных частиц. При этом собственный момент импульса может быть кратным как целому, так и полуцелому числу элементарных моментов импульса. И вот тут то и возникает вся кухня случайностей - из-за полуцелых чисел элементарных моментов импульса. Они ведь действуют как вектора каждый, и вот представьте, что полспина на одном уровне сработало, а пол - нет, зато сработал полспина на другом уровне организации, и того скажем вместо произведения векторов на одном уровне возникают отношения между ними на разных, тогда вместо ожидаемой реакции  возникает другая, ибо умножаются вектора в разных порядков. Бемс- и возникла случайность! Но если окунуть нос в группу вращений (которая тесно связана с математическим описанием спина), то можно найти расслоения стимулов на вот эти упомянутые полспины. Они разумеется не проявляются наглядно, но в геометрической модели - запрjсто. Так что и стимулы - тоже надо учитыват, если хочешь создать методы  всех и периодических и апериодические замощений в аутисте.

Оспаривать Хомского - это время тратить.

Алекс, ни в коем случае не было намерения ОСПАРИВАТЬ великого ученого, "все равно что сравнивать муравья с готическим стилем" (М.М. Жванецкий). 

Я говорила об ажиотаже, созданном вокруг/на  его имени, и этот ажиотаж скорее всего возник (ИМХО) из-за полит.взглядов, которые для меня чужды. 

Опять повторюсь, что нахожу ваши рассуждения относительно использования геометрических методов описания заболеваний очень и очень интересными, могут служить для создания/описания модели (алгоритма?) заболевания. 

Однако позвольте подвергнуть сомнению, что "...запросто можно описать как возникает аутоиммунное заболевание...".  Быть может "описать" можно и "запросто", но вот найти способы излечения (!!) не так просто, а ведь именно это и есть главная цель.  

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni

Просто будет, если терапию из исскуства превратить в технологию. Для этого нужен технологичный алгоритм действий. О языке его и речь.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Очень интересное интервью и также очень интересная статья (пошла по ссылке на PLOS ). Спасибо! 

Есть некоторые мысли, но не буду их озвучивать, т.к. не являюсь специалистом в данной области. Понравились рассуждения Алекса, нмв есть в них  разумное зерно.

Эту реплику поддерживают: Tatiana Neroni, Алекс Самойлович

Екатерина, я прошу прощения за оффтопы (относительно личности проф.Чомски) в вашем блоге. 

Еще раз спасибо за очень интерсный материал. У меня несколько лет назад была мысль работать с детьми-аутистами, но вскоре поняла, что не осилю, в первую очередь психологически.   

А напрасно, это вовсе не "оффтоп". Я специально перешел в область компетенции Екатерины. В филологии действуют теже принципы структурообразования, что и в музыке, в геометрии, в физиологии, нейрофизиологии и т.д. и  т.п. Даже в астрологии и картах Таро - тоже самое:)) Структура и симметрии - везде одинаковы.  Если принципы знаешь то можешь применять их везде. 

Эту реплику поддерживают: Екатерина Мень

Китерии нормы возможно меняются, но никакие общества родителей детей с синдромом Дауна не сделают это состояние нормой. 

Аутистов за последние 20 лет действительно стало больше, это связано скорее с изменением критериев диагноза, а не с ухудшением экологии. Экология, кстати, в цивилизованных странах скорее улучшается, чем ухудшается.

Нет никаких оснований полагать, что поколение тридцатилетних сего дня биологически отличается от их родителей. Ну, не стали они умнее. Ну и что ?

Иосиф, вот я не перестаю удивляться таким комментариям. Выставили текст, посвященный огромной, сложной и признанной работе о том, что черное - это черное. Но ровно под этим текстом будет комментарий, что вообще-то черное - это белое. Версия про улучшение диагностики как фактор увеличения популяции аутистов уже как-то егодя звучит совсем вымученно, вы уж простите. Тем более, что ЭТО исследование (о котором идет речь) - и этот фактор (подход к дигностике) БЫЛ УЧТЕН. Прочитайте оригинал работы. Она уникальна - именно тем, что впервые учтено СОЧЕТАНИЕ факторов и их оценка в части влияния (или невлияния) на рост. 

Экологические факторы (и эпигенетика) при аутизме - все, престали быть в статусе фейковых домыслов. Это серьезная научная гипотеза, получающая системную проверку. И увы, списывать сегодня все на генетику уже больше не получается. Уже даже в рунете эта инфомация появляется, а уж пабмед просто кишит этими свидетельствами. http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/05/05/188asd/