Эпидемия самоубийств в France Telecom

16 октября в Бретани повесился очередной сотрудник компании — это 25-й случай за полтора года

Иллюстрация: Jеff Pоrters
Иллюстрация: Jеff Pоrters
+T -
Поделиться:

Сотрудник французской телекоммуникационной компании France Telecom покончил жизнь самоубийством. 48-летний инженер, чье имя не называется, в течение месяца был на больничном, а затем покончил с собой в своем доме в городе Ланьон. Пока неизвестно, говорил ли он перед смертью о причинах самоубийства. Это 25-й случай добровольного ухода из жизни в корпорации за последние полтора года.

Подробнее

СМИ связывают эту ситуацию с жесткими антикризисными мерами, которые доводят сотрудников до предела. Парадоксальным образом это происходит во Франции, где действуют суровые нормы охраны труда. Работники France Telecom жалуются на то, что на них оказывают давление, переводят на новые места с понижением в рамках ротации кадров. Многие самоубийцы из France Telecom прямо называли причиной своего решения условия работы: чрезмерную нагрузку, регулярные перемещения с одного места на другое, постоянные требования выполнить работу срочно.

Десятки самоубийств в крупнейшей телекоммуникационной компании Франции вызвали широкий резонанс в стране. Профсоюз France Telecom винит в них руководство, реализующее программу по реструктуризации бизнеса компании в условиях кризиса и сокращения прибылей. В результате антикризисных мер с 2006 по 2008 год работы в корпорации лишились 22 тысячи человек. Еще 10 тысяч человек сменили род деятельности.

Руководство предприятия с сентября ведет переговоры с профсоюзами, пытаясь выработать антистрессовые меры. После 24-го самоубийства было решено сменить заместителя генерального директора Луи-Пьера Венеса, стоявшего, по словам профсоюзных лидеров, за массовыми увольнениями сотрудников.

Компания заморозила до конца года перевод сотрудников с места на место и внутреннюю реорганизацию. С 20 октября руководство начнет рассылать 100 тысячам сотрудников анкеты с вопросами о влиянии организации работы на их здоровье.

Вадим Петровский

   Самоубийства иногда имеют эпидемический характер. Они заразительны. Это происходит, когда кто-то совершает попытку самоубийства на фоне общего неблагополучия, когда это получает некое рациональное объяснение внешними обстоятельствами. Отличное от нормы поведение оказывается привлекательным и вызывает импульс подражания.

Особенно сильно этот механизм начинает действовать при неблагоприятных внешних обстоятельствах. Тогда часто возникает регрессия возраста, люди начинают вести себя практически, как дети. Люди заражаются поведением других людей, объясняют это внешними причинами. Но это иллюзия. На самом деле обстоятельства просто запускают ранее заложенные сценарии. Поддаются этому не все люди, а в первую очередь те, у кого есть раннее решение ухода из жизни.

Один мой знакомый когда-то остановил подобную волну самоубийств в МГУ. Он объяснил людям, что самоубийсва эти вызываются либо истерией, либо вялотекущей шизофренией и таким образом просто резко снизил пафос самоубийства. Никому не хотелось становиться шизофреником или истериком.   

Комментировать Всего 10 комментариев

Самоубийства иногда имеют эпидемический характер. Они заразительны. Это происходит, когда кто-то совершает попытку самоубийства на фоне общего неблагополучия, когда это получает некое рациональное объяснение внешними обстоятельствами. Отличное от нормы поведение оказывается привлекательным и вызывает импульс подражания.

Особенно сильно этот механизм начинает действовать при неблагоприятных внешних обстоятельствах. Тогда часто возникает регрессия возраста, люди начинают вести себя практически, как дети. Люди заражаются поведением других людей, объясняют это внешними причинами. Но это иллюзия. На самом деле обстоятельства просто запускают ранее заложенные сценарии. Поддаются этому не все люди, а в первую очередь те, у кого есть раннее решение ухода из жизни.

Один мой знакомый когда-то остановил подобную волну самоубийств в МГУ. Он объяснил людям, что самоубийсва эти вызываются либо истерией, либо вялотекущей шизофренией и таким образом просто резко снизил пафос самоубийства. Никому не хотелось становиться шизофреником или истериком.

Проблему самоубийств раздули. Как специалист могу сказать, что во время кризиса не увольнять людей нельзя. Если не увольнять, то придется организации банкротить. А тогда пострадают все. Я думаю, что есть проблема человеческого фактора. И это специфически французская проблема. У нас люди, когда случались кризисы, брали метлу или шли на рынки торговать, чтобы семью прокормить. А у французов нет такого рефлекса. Мой сосед — большой шеф компании Unilever. У них люди тоже накладывают на себя руки. Так что самоубийства — это проблема не только France Telecom. И не только телефонисты виноваты. Во Франции, притом что существует много всяких ассоциаций, ратующих за права работников, совершенно отсутствует психологическое сопровождение. Человек, оказавшийся без работы, остается совершенно один. К тому же плохо развита система коучинга. Хотя эту практику начинают постепенно развивать. Коучи не только помогают вам устроиться на работу, но и могут помочь выйти из состояния загнанности в угол. Эта эпидемия самоубийств говорит о слабом психическом состоянии всего французского населения.

Если бы я была шефом France Telecom, я бы уволила всех. Я говорю как потребитель услуг этой организации. Невозможно быстро подключить Интернет, невозможно открыть доступ к мейлам на телефоне, пока не отстоишь шестичасовую очередь, невозможно ничего ни у кого спросить, потому что никто ничего не знает.

Как человек, который всю жизнь живет во Франции, но учился по американской системе, я могу сказать, что проблема французов в их отрицании иерархии. Они не могут допустить, что кто-то делает им замечание или, что совсем уж невероятно, требует от них какого-то отчета. Самое распространенное выражение у француза — «я делаю, что хочу» (je fais ce que je veux). В большой конторе ты делаешь то, что хочет начальник. Для француза это открытие оказалось смертельным.

Есть еще одно обстоятельство. Когда тебя увольняют, контора обязана выплатить пособие. А если ты уходишь по собственному желанию, то тебе никто ничего не должен. Поэтому на сотрудников давят. Я знаю, что девушки, работающие за кассовыми аппаратами супермаркетов, жалуются на то, что их доводят до ручки, они уходят с работы, не выдержав нагрузки, и расплачиваются отказом от пособия.

Не исключено, что в истории с компанией имеет место определенная подтасовка фактов. Умышленная.

1. Профсоюзы в своей борьбе решили привлечь прессу и их политтехнологи предложили разыграть карту самоубийств.

2. Когда привлекли внимание к компании, это сподвигло колеблющихся на "подвиг".

В принципе, мне кажутся правдоподобными эти два абзаца:

"C другой стороны, если обратиться к статистике (хотя в подсчетах самоубийств стоит принимать во внимание высокий уровень погрешности), то выходит, что количество суицидов в France Telecom соотносимо с числом покончивших с собой по стране в целом. Каждый год во Франции, 21 человек из 100 000 кончают жизнь самоубийством. В компании France Telecom, в которой работает в общей сложности 102 000 человек, за полтора года произошло 24 суицида. Получается, норма. За последние месяцы France Telecom нередко занимала первые страницы газет и журналов. Однако психологи предупреждают, что излишнее привлечение внимания к проблеме несет в себе опасность. "Волна суицидов служит индикатором серьезного социального кризиса в обществе. Суицид заразен, как вирус. Пока корень проблемы, толкающий к этому акту, не будет устранен, случаи самоубийств будут множиться", – говорит Мишешь Дебу, директор Национального союза по предотвращению суицидов. Возможно, в этом кроется причина того, что в сентябре попытки самоубийств в France Telecom резко возросли".

Отсюда

Я мог бы согласиться с этим мнением. Действительно, подобное обсуждение может вызывать новые случаи. Но есть такой парадокс, который я называю парадоксом неучастия в дискурсе (дискуcсии сквозь время и пространство). Всякая попытка вслух аргументировать нежелательность обсуждать некоторую проблему вносит свой вклад в обсуждение этой проблемы. Это относится и к дискуcсии (или неучастию в ней) по поводу самоубийств. Раз вы об этом пишите, вы вступаете в диалог и поддерживаете дискуссию. И вы можете сами оценить эффект своего неучастия.

Меня совершенно не удивляет эта история — типично французский стиль. И вообще, она не может удивлять людей, которые значительное время жили во Франции. Я жил в Париже около года и пришел к неутешительному выводу, что сегодняшние французские буржуа — чрезвычайно жалкое зрелище. Мало осталось чистых душой французов. Как это ни странно прозвучит, но даже у немцев широта души носит глубинный характер, а у большинства нынешних французов — поверхностный. Мне, конечно, жалко людей, но, с другой стороны, нельзя игнорировать тот факт, что именно низкий уровень духовности французских менеджеров подталкивает их к мысли, что можно поступиться своей жизнью за евроценты.

Я знаком с France Telecom, у моей семьи контракт с ними, и это, конечно, что-то вроде нашей телефонной сети. На подключение Интернета и включение телефона у них ушло четыре месяца. Я не удивлен, что они собрались реформировать компанию.

Я не верю в эпидемии самоубийств. Большое их количество говорит о том, что существует какая-то культура безысходности, причем не в какой-то корпорации, а в обществе в целом. Это говорит о низкой самооценке этих людей и непонимании ими ценности своей жизни. Среди сотен тысяч сотрудников FT несложно найти несколько человек с нестабильной психикой (таких было несколько только за четыре месяца наших переговоров и обещаний по исполнению контракта). Мне искренне жаль этих людей и жаль, что это создает шумиху вокруг компании, которая занимается необходимыми ей реформами. Во Франции профсоюзы очень любят использовать подобные ситуации для того, чтобы защищать свои интересы. Наверняка это будет разыграно таким образом, чтобы остановить реформирование.

Думаю, дело в нездоровой обстановке внутри компании, такого не должно быть в принципе. Руководству France Telecom стоит серьезно задуматься о том, что происходит. Обязательно нужно пригласить профессиональных психологов для работы с сотрудниками, потому что самое главное в работе — сотрудники, неважно, нынешние или бывшие, и если они в таком психологическом состоянии, то, боюсь, для компании это может закончиться плачевно. Видимо, компания так много значила для всех этих людей, что они пошли на крайний шаг. Это очень странная история. 25 случаев ухода из жизни за полтора года — это показатель, что нужно что-то менять в этой компании.

Конечно, кризис сыграл свою роль. Потребовался очень жесткий менеджмент, но в этой ситуации это нормально. Думаю, во Франции это вызывает такую трагическую реакцию потому, что долгое время французские трудящиеся пользовались огромными привилегиями, которых они добились сами и которые не были подарком. И профсоюзы умели защищать и расширять права трудящихся. По сути, многие привыкли, что если ты честно работаешь, не совершаешь ошибок, но и звезд с неба не хватаешь, то тебе гарантировано продвижение по службе. В этом смысле современная Франция полтора года назад сильно напоминала, особенно в области торговли, бывший Советский Союз, когда продавцы в огромных супермаркетах просто из-за размера фирмы не были заинтересованы в том, чтобы конкретный покупатель был удовлетворен. Я надеюсь, что эта трагическая ситуация с France Telecom будет более детально разобрана: самоубийство каждого из этих 25 человек будет конкретно исследовано. Может оказаться, что они не так уж сильно объединены ужесточившимися трудовыми отношениями в этой компании. Ну а насчет неумения французов подчиняться и желания делать что хотят — тут я ничего ни оспаривать, ни поддерживать не могу. Не могу сказать, что желание принимать независимые решения доминировало бы над другими чувствами.

С одной стороны, французы очень мнительные и сомневающиеся, напридумывать могли себе все что угодно. С другой — во Франции условия работы намного более благоприятные, чем в большинстве стран Европы. Я на днях оформлял свой контракт и был в шоке: здесь просто коммунизм. Все оплачено, все делают, отпуска какие-то безумные, талоны на отдых, дополнительные выплаты на детей. Думаю, что, скорее всего, здесь действительно возможна, как написано выше, эпидемия, другое объяснение найти тяжело.