Кино на «Снобе»: злой триллер о новой России «Власть»

Спецпроект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает фантасмагория Бориса Байкова, адекватная реакция на новые времена ползучего тоталитаризма

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
+T -
Поделиться:

Борису Байкову 25 лет. Он учился кинорежиссуре у Игоря Масленникова и Владимира Хотиненко. На его счету несколько короткометражных работ, последняя и наиболее зрелая — «Власть». У фильма несколько кафкианский сюжет: мир утопического будущего, главного героя без какого-либо повода хотят наградить государственной наградой, на что он вначале в недоумении соглашается, а когда все-таки решает отказаться, понимает, что поздно. Онлайн-премьера — у нас.

Щелчок. Мне 25, во ВГИК я поступил в 18 лет, сперва два года отучился у Игоря Федоровича Масленникова, а потом перешел в мастерскую Владимира Ивановича Хотиненко. Тогда я понял, что, увы, дело не в мастере — либо внутри тебя что-то щелкает и ты работаешь, тебе интересно двигаться дальше, либо все эти съемки кажутся настолько непосильным и бессмысленным грузом, что лучше идти в дантисты. Бывает очень сложно, когда внутри два эти состояния чередуются в рамках одного дня.

Паук. Заняться режиссурой мне стало интересно после того, как я прочел книгу «Мой последний вздох» Луиса Бунюэля, из которой у меня сложилось впечатление, что снимать кино — это такой фокус, когда из цилиндра волшебника выходит не кролик, а паук.

Ошибка. Моей первой работой должна была быть экранизация Чарльза Буковски, рассказа о пиве и великом боксере, по которому уже было снято четыре короткометражки, которые я нашел в процессе адаптации текста. Я обнаружил, что студенты, экранизировавшие рассказ, не справились с теми же проблемами, с которыми столкнулся я. Решил бросить это дело и написал свою историю «+1», из которой вышло не лучшее на свете подражание Михаэлю Ханеке, но как отправная точка для обучения на базе собственных ошибок — годится.

Победа. Синопсис «Власти» я написал на Эгейском море, вспоминая забавный случай зимы 2010 года, немногим после митинга фанатов на Красной площади, когда менты скрутили меня рядом с Большим театром, посадили в красивый автозак и произнесли магическое заклинание: «Квота заполнена». Потом, когда мы со сценаристом Виталием Степановым стали превращать эту пару страниц в сценарий, постоянно ругались насчет названия — он твердил, что нас не поймут, я же цитировал слова великого Александра Николаевича (Сокурова. — Прим. ред.): «Название должно быть шире фильма, оно должно существовать независимо от него. Оно должно выводить предмет авторского исследования из сферы исключительного в область нарицательного», и в итоге стало понятно, что в споре все-таки побеждает не истина, а режиссер.

Долг. Сложностей с актерами не было, они все замечательны, а вот отсутствие бюджета нас постоянно сжимало. Он был неконтролируемой, постоянно увеличивающейся величиной, и в итоге мы потратили 8000 евро. Например, по оригинальному замыслу финал картины должен был происходить в метро, но, пробуя осуществить идею, мы поняли, что придется либо потратить ВВП маленькой, недавно присоединившейся к России области, либо покалечить изображение до уровня MiniDV. Мы нашли компромиссное решение, но долги по фильму я еще не отдал.

Мир. Фильм был показан в Кембридже, Watersprite, в Софии на Sofia International film festival, Cluj в Румынии, в Пушкинском музее проходит фестиваль мировоззренческого кино, который зря недооценивают. Недавно был на «Киноликбезе» в Барнауле, где картину посмотрел прекрасный Сергей Кудрявцев. Увы, слишком поздно. Еще картина ездила на пляж в Тунисе, но без нас. А в Воронеже фестиваль «Новый горизонт» дал нам Гран-при.

Бег. Пока писали сценарий, мы делали эпическое полотно, ориентируясь на «Бразилию» Терри Гиллиама, а когда начали снимать — стремились к нуару, но в итоге получилось так, что каждая сцена решена по-разному, отчего фильм, наверное, смотрится слишком эклектичным, но тем самым он и близок мне лично, как автору. Этим и сценой пробежек.

Грусть. Сейчас я работаю над сценариями разных людей: мне нравится придумывать и писать, и делать это на заказ мне легче, чем снимать ролики или свадьбы. Наверное, потому что мой внутренний графоман старше и опытнее «видеомана». Хочется снимать свое, но, в отличие от смерти, кино — дело коллективное, а сейчас у меня нет ощущения коллектива, группы, и это, как поет великий Винсент Галло, So sad. 

Другие фильмы проекта:

50 ПРЕМЬЕР 2013 ГОДА

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru