Вадим Рутковский /

Над чем смеяться грешно и видео по запросу: 5 кинособытий высокой температуры

Секс, смерть, политика, религия — некоторые не включают их в список запретных для шуток тем. Неполиткорректные комедии и все, что помогает пережить аномальную августовскую жару

+T -
Поделиться:

1. «Хотел бы я быть здесь» и «Безумная свадьба» — самый наглый кинодуплет

В нашем и мировом прокате достойно идут два фильма, которые, скажем так, не стесняются. Американский (но не голливудский!) «Хотел бы я быть здесь» (мы рассказывали, как Зак Брафф его снимал) и французский «Безумная свадьба» Филиппа де Шоврона. В «Свадьбе» достопочтенной семье провинциальных католиков-буржуа не повезло с дочерями, нахватавшимися в Париже легкомыслия. В итоге одна вышла замуж за китайца, вторая — за араба, третья — за еврея, а четвертая готовится к свадьбе с афрофранцузом (по поводу чего тот, актер-комедиант, шутит: «Хорошо, что у вас не пять дочерей. Пятая бы точно выбрала цыгана»). Национальные особенности и национальная нетерпимость — кладезь для гэгов. Самый дикий связан с обрезанием: раввин вручает пожилой чете ценный дар — крайнюю плоть еврейского младенца-внука, которую следует закопать в саду. Захоронение проходит с эксцессами: отсеченную плоть съедает собака, вследствие чего бабушка с дедушкой, перекрестясь, закапывают в саду кусок ветчины.

Драматическая комедия на тему тотального кризиса и способов превращения его в гармонию «Хотел бы я быть здесь» щедра на остроумное сквернословие и шпильки в адрес ортодоксальной религии, смерти и секса. Одна из сюжетных линий посвящена чуть ли единственному глубоко отрицательному персонажу, похабнику Джерри, делящему с женой главного героя офисный бокс. Джерри вздумалось поговорить о своем пенисе и, более того, поговорить от лица своего пениса, что фатально, до судебного иска, фраппировало героиню. Но Кейт Хадсон, пребывающая в шоке от того, что кто-то заговорил о своем «полустояке», — это тоже смешно.

И вообще, чем запретнее тема, тем смешнее, разве нет? Неполиткорректное кино — один из последних бастионов свободы (не только слова). Шутка про то, о чем не говорят вслух, — вариант социальной терапии. Ничего святого — девиз смельчаков. В «Имени розы», довольно точном романе о (среди прочего) природе религии и тоталитаризма, разгадка детективной интриги кроется в желании монаха Хорхе уничтожить книгу Аристотеля, доказывающую необходимость смеха. Смеха боялся не только Хорхе; смех — страх ханжей и догматиков, оружие, направленное на сакральных китов, на которых держится власть. Одна из самых опасных «несмешных» тем — национальность; тут того и гляди будешь обвинен в расизме и разжигании розни. При этом самый антисемитский анекдот на свете — про мертвого и живого евреев, его, к счастью (или увы) невозможно пересказать, можно только показывать, — я узнал из израильского фильма «Комната 514».  

2. Маленькая победа независимости: «Десятка» Владимира Козлова вышла в интернет-прокат

Кадр из фильма «Десятка»
Кадр из фильма «Десятка»

Режиссерский дебют писателя Владимира Козлова — абсолютно независимое кино, сделанное вне индустрии и уже хотя бы поэтому не рассчитывающее на традиционный кинопрокат. Так вот, спешу поделиться радостью: благодаря тому, что живем мы все-таки в XXI веке (иногда в это трудно поверить, но факты — упрямая вещь), маленькое и смелое кино могут посмотреть не только гости фестивалей и кинокритики. «Десятка» доступна всем в формате «видео по запросу». Один из самых крутых российских фильмов нового десятилетия; очень рекомендую.

3. Фестиваль итальянских комедий Felicita Italiana — народу нравится

Точно не скажу, но впервые фестиваль итальянских комедий возник в одном московском кинотеатре как минимум года три назад и в результате прижился и полюбился зрителям настолько, что в этом году стартует 13 августа аж в девяти городах России, в Москве же захватывает сразу несколько площадок. Итальянские комедии — само по себе заманчивое словосочетание, вызывающее у тех, кто застал СССР, ностальгические чувства. Ну а как иначе? Пусть разные высоколобые фыркали, всё равно все охотно (а часто и не по одному разу) ходили на «Синьора Робинзона» или «Укрощение строптивого»: потому что в них были и недиетические шутки, и толика эротики, и намек на социальную критику — без особой, впрочем, желчи. Итальянцы и сегодня могут преподать хороший урок нашим претендентам на кассу и зрительское внимание. На комик-фесте нет никакого т. н. «артхауса» (хотя «Арбитр» и был показан в рамках венецианских «Дней авторов», а «Песни, мафия, Неаполь» попал в официальную программу Римского феста), это всё чистое развлечение, сделанное, чтобы простые работяги с улыбкой провели досуг. Однако же, в отличие от наших аналогичных опусов, снятых будто бы в вымышленной стране, здесь есть непарадная реальность, политические мотивы, социальный анализ. Есть свежие идеи: безработные ученые изобретают новые — и потому легальные — наркотики («Захочу и соскочу»), каково?! Вот только с эротикой, как и в новом российском кино, слабо, практически никак.

4. Джонатан Глейзер и Дэвид Гордон Грин: два шедевра 2013-го

Лучше поздно, чем никогда: маленькие компании-дистрибьюторы несколько раз переносили прокат двух совершенно изумительных фильмов прошлого года, но, наконец, справились с прихотливыми нравами российских кинотеатров. И гуманистический хоррор со Скарлетт Йоханссон «Побудь в моей шкуре», и душевнейшее buddy movie с Полом Раддом и Эмилем Хиршем «Властелин разметки» (под названием «Повелитель лавин») были в нашем топе (http://www.snob.ru/selected/entry/69917) лучших фильмов прошлого года. Завидую тем, кто будет смотреть оба фильма впервые.

5. Атака сиквелов и римейков

Совсем без Голливуда невозможно, хотя тамошний кризис идей, в общем, сопоставим с таковым в отечественном кинематографе. Но в Америке хотя бы не пилят бюджеты и по-честному расходуют каждый цент, оттого техническое качество способно замаскировать так-себе-сценарии. А еще в Голливуде ловко апеллируют к ностальгии, оттого в августовских хитах-китах планируют быть новые «Черепашки-ниндзя» (оригинал датирован 1990 годом и вызывает умиление на уровне физиологии), третьи «Неудержимые» (Сильвестр «Слай» Сталлоне опять собирает всю банду, от «Шварца» до Мела Гибсона, в злодейской, впрочем, ипостаси) и второй «Город грехов» с подзаголовком «Женщина, ради которой стоит убивать». И это, судя по всему, не давние обитательницы Sin City Розарио Доусон и Джессика Альба, а недавно понаехавшая Ева Грин.