После санкций. 7 историй греческих фермеров

С момента введения запрета на ввоз сельхозпродуктов из Европы прошло более двух месяцев. Больше всего проблем из-за эмбарго ощутила на себе Греция, которая ежегодно поставляла в Россию около 50% всей сельхозпродукции страны. «Сноб» поговорил с греческими фермерами о том, сколько времени им понадобится на поиск нового рынка сбыта и почему они так не любят Евросоюз

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Янис Кириякис, президент кооператива:

Наша продукция производится под строжайшим контролем и сертифицирована многими странами. Мы очень любим и уважаем Россию как нашего давнего партнера и ежегодно стараемся посещать все выставки, которые там проводятся. Но сейчас на пути наших отношений появился политический камень преткновения, который нам не под силу сдвинуть. Мы потеряли уже очень много продукции. Что-то постарались подарить детским домам, но большую часть пришлось выбросить. Мы постоянно пытаемся повлиять на политиков, заставить понять, что необходимо изменить общую политическую траекторию в Европе по отношении к Греции. Но наш крик о помощи никто не слышит. Того, что нам компенсировал Европарламент, не хватило даже на сезонные удобрения, — представьте, настолько он ничтожный. Выхода, кроме как отменить эмбарго, мы не видим. Даже производство соков, пюре, варенья — это всего лишь пятая часть всего урожая, и это не покроет убытки.

 

 

 

Папакостус Афанасиус, президент кооператива:

Мы находимся в очень тяжелом положении, когда быстро найти новые рынки сбыта практически невозможно. На это должны уйти десятилетия. 5-6 лет назад мы готовы были вложить до 10 млн евро в поиск новых клиентов, сейчас и средств таких нет, и политическая ситуация не позволяет. Санкции, которые ввел господин Путин, продлятся целый год. После этого, даже если все сложится хорошо и мы сможем вернуться в Россию, мы все равно потеряем большее количество наших клиентов. Убытки неминуемы при любом раскладе. То, что Европа планирует выделить на помощь фермерам Греции, можно приравнять к нулю. Это ничто, смешно. Больше всего мы сейчас хотим, чтобы наши отношения с Россией вернулись на прежний уровень. Мы понимаем, что со всеми нужно сохранять бизнес-отношения, но для нас всегда в приоритете была Россия. У каждого рынка своя специфика и особенность, Россия близка нам по культуре и менталитету. Нельзя просто так все прекратить за один день. Я знаю, в России идут разговоры о том, что основными поставщиками фруктов станут страны Азии и Латинской Америки. Скажу честно, это невыгодно и дорого. Не стоит переплачивать за низкое качество. Тем более что русские очень любят фрукты.

 

 

Василес Бугас, президент кооператива:

В Европе сложная политическая ситуация, мы следим за событиями на Украине, и у нас было предположение, что произойдет что-то страшное. За день до введения запрета мы отправили в Россию 12 грузовиков с фруктами, но пересечь границу они не успели, вернулись обратно. Мы не можем подсчитать ущерб от санкций даже сейчас, и будем продолжать терять деньги, потому что поставляли в Россию много всяких фруктов, которые созревают позже. Точные цифры наших потерь мы сможем увидеть только в начале 2015 года. Все произошло настолько внезапно, что мы ничего не успели предпринять. Может, кто-то из ваших знакомых знает лично Владимира Путина и может позвонить ему. Мы будем благодарны. Греция скажет вам спасибо.

 

 

 

 

 

Козмас Димитриос, президент кооператива:

Мы сотрудничаем с Россией, но процент поставок у нас не такой большой по сравнению с остальными кооперативами. Сейчас мы стараемся продать всю предназначенную для России продукцию и надеемся, что убытки будут минимальными и малоощутимыми. Единственной преградой может стать хороший урожай фруктов в Европе в этом сезоне. Все страны, которые продают товар за пределы Европы, будут снижать цены, нам останется продавать наши персики совсем за копейки. Но и это лучше, чем ничего. После введения эмбарго я задаюсь вопросом: «А сами русские люди хотят, чтобы на прилавки вернулись греческие фрукты?» Многие мои друзья из России отвечают: «Да!» И я уверен, что так и есть. Но политика и желание обычных людей — это совсем разные вещи. Просто требуйте греческих продуктов. Россия и Греция — это практически родственники, а родственников нельзя разделять надолго, будь то в культуре, отношениях или в бизнесе. Я по своей работе встречаюсь со представителями многих народов и национальностей, но столько хороших качеств, как в русских, не найдешь больше ни в ком.

 

 

Батис Вагелис, президент кооператива:

Наш кооператив самый большой по объему продукции в этом регионе Греции (Македония). И большая часть экспорта идет в Центральную Европу, но санкции со стороны России — это проблема. У нас налажена система поставок напрямую в гипермаркеты «Магнит» и Metro. После запрета мы столкнулись с проблемой экспорта через третьи страны. Для нас это невыгодно: теряется наше имя и цена снижается. Сейчас мы должны готовиться к поставкам киви. 60 тысяч тонн киви Россия получает со всего мира, из которых 15 тысяч тонн — из кооперативов нашего региона. У нас большой круг клиентов, но Россия незаменима. Потрачены миллионы евро и годы на развитие отношений с Россией, а теперь из-за одного человека все рухнуло за два дня.  

 

 

 

 

 

Феодоракелис Маринос, президент кооператива:

Непорядочные клиенты попадаются везде, они есть и в России, и на Украине. Мы все знаем, что сейчас происходит на Украине. От этого страдает вся Европа. Но решение принимают единицы, и я не буду называть их имен, они вам известны. Для нас громкие политические конфликты перерастают в глубокий кризис, отчего прежде всего страдают обычные люди. Для примера: в прошлом году мы отправили на Украину пять грузовиков с персиками, в этом — всего один. Понятно, что им сейчас не до персиков, но люди ни при чем. Это касается не только персиков, но и обычной жизни. Будем надеяться на лучшее. Тем более что мы уверены в своем качестве и точно не используем всякой химии, в отличие от других стран. Не буду называть их — достаточно только попробовать и сравнить, и вы все поймете. Только теперь, к сожалению, вы сможете это сделать только здесь, если санкции не отменят.

 

 

 

 

Адреас Овезик, президент кооператива:

С одной стороны, объем нашего экспорта в Россию всего 10%, и можно сказать, что мы не пострадали от эмбарго, с другой — в странах Европы из-за запрета на ввоз в Россию засилье собственной продукции, и они не берут нашу. Предложение превышает спрос.  Торговля в ЕС — это связанный механизм, если одно звено нарушено, то страдать будут все участники. Так уж оно устроено.