Виктория Владимирова /

Ярмарка литературы non/fiction собрала рекордное количество гостей

В Центральном доме художника в Москве прошла 16-я Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction. За пять дней работы на мероприятии побывали 35879 человек, что более чем на полторы тысячи превысило рекорд посещения в 2011 году

+T -
Поделиться:

На ярмарку приехали около 300 издательств, книготорговцев, литературных объединений и институтов культуры из 13 стран мира. На семи площадках прошли более 500 презентаций книг, творческих встреч с авторами, круглых столом, лекций и дискуссий.

Специальными гостями ярмарки назначили немецкий язык и немецкую литературу. Организатором цикла мероприятий Германии выступили представительство Франкфуртской книжной ярмарки и Гете-институт. На ярмарки презентовали дайджест немецких литературных новинок, Ульрика Никель выступила с докладом о Берлине, а немецкий комиксист Flix провел встречу с российскими экспертами и поклонниками.

Экспертный совет ярмарки посвятил мероприятие памяти переводчика и социолога Бориса Дубина. Журнал «Иностранная литература», с которым сотрудничал Дубин, провел мероприятие в честь переводчика. Коллеги и друзья социолога прочитали его стихи и переводы.

29 ноября при участии «Сноба» издательство Corpus представило книгу-проект «Уроки русской любви. 100 любовных признаний из великой русской литературы», составителем которой выступила филолог и писатель Мария Голованивская. На следующий день «Сноб» вместе с «Редакцией Елены Шубиной» представил книги года: литературный сборник «Лондон: время московское», роман «Кто-нибудь видел мою девчонку? Сто писем к Сереже» Карины Добротворской и биороман Татьяны Москвиной «Жизнь советской девушки». Татьяна Толстая рассказала о своих новых сборниках «Легкие миры» и «Невидимая дева», которые впервые были напечатаны в «Снобе».

Михаил Котомин, директор издательства Ad Marginem, член экспертного совета non/fiction:

Ярмарка проводится в 16-й раз — не так уж много в стране осталось независимых институций, которые пережили несколько культурных эпох. Прошедшая ярмарка — единственное место, где можно купить книги, которые не попадают в российские магазины, давным давно оккупированные крупными концернами. Все местное книжное многообразие можно встретить, наверное, только на non/fiction.

Наплыву посетителей поспособствовала известность ярмарки и удобное время проведения — начало новогодних отпусков, время подарков. По сравнению с 2013 годом, в этом году книги не сильно подорожали, и до сих пор ярмарка — место, где можно книгу купить дешевле.

В России произошло много экономических событий, однако макроэкономика – не самая верная позиция для обсуждения популярности книг. Уходящий год с издательской точки зрения был очень удачным. На ярмарке было много новинок. Большинство новых книг было представлено на стендах маленьких независимых издательств. В этом году во Франкфурте все обсуждали падение испанской экономики и испанского книжного рынка на 30-40 процентов. Но когда я встретил своего испанского друга и издателя, он сказал, что последний год был самым лучшим за семь лет. При этом все остальные тренды, которые появились после установления полумонопольной книжной системы в стране (к примеру, объединение АСТ и «Эксмо»), сохраняются: людей интересует нон-фикшн, книги не массового потребления, воспоминания, переводы. В этом смысле мне кажется, что новых трендов на рынке не было.

Санкции пока влияют в положительную сторону. Ярмарка совмещает в себе две ипостаси: традицию парижского книжного салона и модель франкфуртской книжной ярмарки — разговоры с агентами и издателями. Ярмарка лидирует по количеству иностранных гостей —это был прорыв. Скорее, не санкции, а курсы валют в следующем году повлияют на логику покупки прав. Права покупаются за валюту, и они вырастут в цене. Многие, в том числе и мы, начали печататься либо на западной бумаге, либо в Прибалтике. Зная особенности российской экономической жизни, следом за ростом импортных бумаг пойдет рост цены на отечественную бумагу. Это окончательно загонит книгу в рамки индивидуального особенного продукта потребления, что нанесет удар по массовому рынку. Книга снова станет дорогим подарком.