Алексей Фридлянд: Кризис демократического капитализма

Безответственность элит уже ведет к новому масштабному кризису

Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

Тоталитаризм эффективнее?

Демократия как способ разделения и перераспределения власти столкнулась с проблемой, которую больше невозможно отрицать: тоталитаризм способен реагировать на кризис быстрее и, по крайней мере в короткой перспективе, справляется с кризисом умелее. Страны, не озабоченные парламентской «говорильней», независимостью Центрального Банка от правительства, судов от органов безопасности, отреагировали на кризис решительно и без промедления. На «ручное управление» рыцарями щита и меча перешла Россия. Китайские товарищи не подвели и показали себя самым лучшим образом, бросив миллиарды долларов на поддержание производства и потребления; заводам не разрешали останавливаться, а произведенный избыток заставляли других покупать, банки сливали, долги компаний друг перед другом прощали, миллиардеров мирили. Противно, но придется этот печальный факт признать: решения политбюро сюрреалистически названной Коммунистической партии помогли мировому капитализму. Великий кормчий Мао перевернулся в гробу.

Не на шутку испугавшись, опробовали тоталитарные методы американцы и европейцы: быстренько, за 30 дней вместо обычных года-двух, сварганили банкротство General Motors (без аукциона частей, заткнув рот миноритариям и кредиторам с помощью послушного судьи), в течение одного дня продали Bear Sterns, оттолкнули протянутую за помощью руку Lehman Brothers (надо было просить вежливее у властей-то, вот как Bear Sterns месяц назад, а не грубить, как президент Lehman Brothers Фалд! И получилось обычное царское, почти путинское, сорока-воровкино «этому дала, а этому не дала!»).

«Англосаксонская модель капитализма умерла!»

А тем временем председатель ФРС США скорешился со своим клиентом — министром финансов (Secretary of Treasury). Для тех, кто не знает: в США (и в Европейском Союзе) министр финансов, как представитель правительства, занимает в долг у независимого Центрального Банка, которому никто, кроме Конгресса, не может приказать дать правительству взаймы. У каждого в демократическом капитализме свои обязанности, теоретически находящиеся в здоровом конфликте. Ну не положено им дружить — положено спорить, торговаться и ругаться. У одного в обязанностях бюджет, а другому надо контролировать инфляцию. А они вдвоем вместо этого звонят президентам частных (!) банков и говорят, кому кого надо купить завтра «во спасение» системы. И кстати, «государство при этом гарантирует», что потерь не будет. Циники возрадуются немного позже: всего через год «гарантированные» налогами и долгами будущих поколений банки, еще вчера дышавшие на ладан, получили сверхприбыли, которые, конечно, надо выплатить в бонусы. Вот, как бы случайно, немного помогли бюрократы своим бывшим и будущим коллегам. «Англосаксонская модель капитализма умерла!» — радостно известил немецкий министр финансов Стейнбрук. Защитники оной модели промолчали — стыдно стало. Но так бывало и раньше.

Разговоры о слабости демократической системы в целом и демократического капитализма в частности не новы. В середине ХХ века популярной была точка зрения, утверждавшая, что только тоталитарные системы могут эффективно противостоять фашизму. Советская военная промышленность была в кратчайшие сроки передвинута за Урал, цена солдатской жизни сведена к нулю ради победы. Но в конце ХХ века демократия победила коммунизм на всех фронтах, в том числе и экономическом, и о слабостях демократического капитализма решили забыть. На волне оптимизма демократический капитализм заставил демократизироваться самые успешные столпы тоталитарного капитализма — Южную Корею, Таиланд и Чили. Все шло хорошо — демократический капитализм шагал твердой поступью по планете.

Удар по ценностям демократического капитализма был нанесен неожиданно и оттуда, откуда его меньше всего ожидали, — из Америки. Но еще большим разочарованием стало то, что Америка в борьбе с кризисом тоже отвергла демократические методы. Не буду спорить — другого выхода не было, да и времени не было тоже: мировая финансовая система стояла на краю полного краха в те дни, всего тринадцать месяцев назад. Ну что же? Пришлось... Но если мы сказали «а», то почему бы не сказать и «б»? Почему бы не признать, что в периоды кризиса элиты и «вертикали власти» должны получать необходимую и неограниченную власть и корректировать экономический курс страны «во сохранение» единственным известным человечеству способом — перераспределением богатства. Иными словами, почему бы не признать, что демократическая идея капитализма, основанная на «говорильне» и равенстве представления интересов, в периоды кризисов не работает. Разве не победил бандитско-бюрократический капитализм России или тоталитарный капитализм Китая? Как человек, воспитанный на идеях Томаса Джефферсона, я такой вывод отвергаю.

Америка утратила социальную мобильность

Почему? Потому что не реакцией на кризис, а как раз самой причиной возникновения этого кризиса и было отступление от демократических принципов распределения. В основе демократического капитализма лежит очень простой принцип: любой может создать капитал, соблюдая законы демократического общества, благодаря своим талантам и удаче. Очень важно, чтобы в этот принцип верило абсолютное большинство или, иными словами, чтобы существовал средний класс, который верит в справедливость системы и который готов участвовать в укреплении этой системы. Когда средний класс Америки перестанет верить в справедливость системы, когда цинизм, выражающийся в вере в то, что «все богатства построены на нарушениях закона», распространится, как раковая опухоль, мы сможем смело переименовать наши две политические партии в «Единую Америку» и «Справедливую Америку».

Американские социологи отслеживают один параметр как меру здоровья демократического капитализма — социальную подвижность (social mobility) — и противопоставляют ее принципу «элитизма», общества, где, грубо говоря, пробраться в круг тех, кто принимает стратегические решения (перераспределяет богатства), практически невозможно. Так вот, эта самая социальная подвижность и закостенела в Америке.

Происходило это и раньше: любая элита начинает окучиваться и отгораживаться от среднего класса. Однако элита, родившаяся в эпоху быстрого развития технологий и инноваций, в эпоху быстрого распространения информации и глобальной либерализации рынков, в эпоху, когда можно играть на страхах тотального уничтожения человечества, приспособилась к системе как никогда умело. Общество вошло в фазу невиданных до сего времени для демократического капитализма конфликтов интересов, когда те, кто играют, сами определяют и сами судят правила игры. Эти конфликты и создали предпосылки для кризиса. Брокеры, получающие комиссионные за продажу домов людям без доходов, управляющие фондами, рискующие не своими пенсиями за премиальные этого года, политики, выбивающие деньги на сохранение рабочих мест в своем округе, — всех их объединяет одно: отсутствие долгосрочного интереса и узость интересов.

Безответственность элит

На самом деле еще до кризиса стало очевидно, что в современном демократическом капитализме существуют две фундаментальные проблемы. Первая: правительство и парламент проводят политику быстрого удовлетворения (instant gratifiation), а не политику долговременных интересов общества просто потому, что политикам приходится часто переизбираться и быть на виду. Политика быстрого удовлетворения усиливается истерическим поведением новостных каналов телевидения, докладывающих о каждом пуке правительства, и параноидальной массовой фиксацией населения на рынке акций: бабушки и дети знают, на какой отметке закрылся вчера Dow Jones Industrial.

Вторая проблема: небольшие группы (отраслевые, религиозные, политические) имеют возможность отводить удар от «своих» за счет общества. Потеря для общества в короткой перспективе обычно небольшая, но относительный выигрыш для группы колоссален.

Эти две проблемы и приводят к тому, что экономические решения властей все больше и больше усиливают нерациональное поведение рынка и его объектов: надувается пузырь надежд. Но вот часы пробили полночь, музыка остановилась и свет погас: количество людей, кинувшихся к выходу, выросло, а дверь уменьшилась. Кто успел — выбрался. Но извлечены ли уроки?

Каждый предыдущий кризис демократизировал капитализм, делая его все более и более справедливым и эффективным. Похоже, что последний кризис не изменил композицию элит, не изменил правила приема в клуб тех, кто должен и может думать о дальней перспективе сохранения общества. А потому началась новая вакханалия: ни на чем не основанный оптимизм заглушает любые попытки реформ.

Сегодня праздник у тех, кто верит в вертикаль власти и в сильную государеву руку в экономике. Но этот путь приведет в тупик коррупции и неэффективности.

Цена безответственности — следующий кризис

Следующий глобальный кризис уже наступает — это экологическая катастрофа. На повестке дня принятие чрезвычайных мер, направленных против интересов целых слоев избирателей. Возможна национализация заводов, запрещение отдельных видов товаров, принудительное перемещение сфер обитания и т. п. То, что это придется делать рано или поздно, сомнений не вызывает. Вопрос один: понадобится ли для этого отступление от принципов демократии или мы успеем вовремя реформировать общественные институты?

Комментировать Всего 22 комментария

Краткосрочно тоталитаризм, конечно, эффективнее. Быстро прорыть канал или построить стену – это да. Но развитие НТП делает тоталитаризм проигрышной стратегией, и наоборот, остановка НТП ставит демократии в проигрышное положение.

Современный кризис вызван не только и не столько невозможностью дальнейшего кредитного стимулирования спроса (кредитная ставка опустилась уже до нуля, дальше некуда ползти), а изменением темпов роста НТП. Последний прорыв – компьютерные технологии, уже практически достигли своего пика. А все остальное – мало чем отличается от середины прошлого века (ну 60-70гг). Посмотрите – самолеты, автомобили, ракеты, бомбы, пули, ткани  - все, в принципе, такое же. Наука в застое, новых, революционных изобретений, резко увеличивающих производительность труда, не предвидится. А раз так, то тоталитаризм, впитав в себя уже имеющиеся инновации, становится более эффективным. Пока инноваций не будет – демократия будет в пролете.

А что касается экологии, то, мне кажется, это специально надуманная проблема, типа компьютерной проблемы 2000, это способ заработка экологических партий и один из методов ведения конкурентных войн. Ввести запретительный акциз на экологически вредную продукцию – никаких проблем нет и не надо специальных реформ общественных институтов.

И почему Вы говорите про следующий кризис? Нам бы этот пережить, конца-края еще не видно, и свет в конце туннеля, про который все говорят – это прожектор встречного поезда. Как это переживем, тогда и поговорим про экологический кризис… ))))

1. Абсолютно согласен с Вашей мыслью: "Пока инноваций не будет – демократия будет в пролете".

2. Не согласен с Вашей оценкой экологической проблемы. Это тема для другой дискуссии. Замечу только, что я не использовал слов "потепление" и т.д. Я имел в виду более широкий спектр проблем - перенаселение, химикация продуктов и плодородных земель. Как нибудь надо будет обсудить и эту проблему.

3. По поводу кризиса: действия правительств были неидеальны, но им коллективно удалось отодвинуть мировую финансовую систему от полного краха. Да, из кризиса никто не вышел, более того те кто читал моё мнение раньше знают, что я считаю что мировая экономика будет развиваться медленно и болезненно довольно долго. Но всё-таки, удалось избежать Великой Депрессии. 

Про экологию действительно лучше развернуть отдельную тему. Одно только скажу – прогнозы близких экологических проблем последние 50 лет постоянно на слуху. Ученые с цифрами на руках доказывают и скорое перенаселение, и дефицит плодородных земель, и проч. Ничего этого не произошло.

Не понятно, что Вам дает основание говорить, что «всё-таки, удалось избежать Великой Депрессии»? Какие экономические показатели? Прирост ВВП США и Европы? Это производная роста показателя М1 и не более того. Мы даже не можем сказать, ЧТО именно нам будет говорить о выходе из кризиса. Причем, не просто сейчас не можем, а никогда не сможем. Почему – это тоже отдельная тема.

В своем блоге на Снобе (в сноге?) я опубликовал статью “Великая депрессия” глазами современников (автор мне неизвестен). Там всю дорогу, по мере падения, шли разговоры, что теперь все нормализуется, хотя впереди были еще долгие годы катастрофы.

Вы знаете, Александр, вопрос о том что же такое Депрессия очень нетривиален. Я бы осторожно определил это так: массовая остановка производства, в том числе прибыльного, из за подрыва веры в банковскую систему. Иными словами, банки перестают кредитовать даже краткосрочные операционные нужды предприятий. То есть, вы видите, что я определяю безработицу, и падение инвестиций как следствие, а не причину Депрессии. Рецессия - это когда падает производство, но из-за пере-производства и переоценки стоимостей. Рецессия проедает жир; Депрессия убивает - мускулы. Но не в этом дело.

Дело в том, что 13 месяцев назад, падение банков стало задевать оценочную стоимость сбережений которые являются подводным основанием всей финансовой системы - Money Market Funds. Эти деньги обычно инвестируются в ААА бонды, которые не должны менять стоимости. В США правительство бросило триллионы на гарантирование этих обязательств. Если бы это не было сделано, почти все банки мира оказались бы банкротами, потому как все они повязаны друг с другом через эти "безопасные" инструменты.  Вместо этого мы заполучили банки-зомби, ходячие мертвецы, которые рентабельны только если мы закроем глаза на их долгосрочные проблемы.

Каков же выход из кризиса: Депрессии или Рецессии? Я думаю, что это начало нового инвестиционного цикла. Что этот цикл начнёт - кейнесианские затраты правительств, сокращение налогов, или изменение поведения потребителей - я не знаю. Но когда этот инвестиционный цикл начнётся, он приведет к росту производительности труда (Ваша мысль об инновациях), и т.д. Каким-то образом надо заставить (или заинтересовать) банки в выдаче кредитов. Заставить - просто, заинтересовать - сложно. В этом и главная мысль моей статьи.

Одна из причин текущих проблем (без дефиниций) – это как раз чрезмерная заинтересованность банков в кредитовании. Основная причина такой чрезмерности – неумение (а зачастую – нежелание, и это отдельная тема) банков правильно рассчитывать риски. Широкое распространение таких бумаг, как, например, credit default swap, многократно усиливает это неумение-нежелание и ускоряет приход к текущему положению вещей. Так что, к сожалению, не могу согласиться с главной мыслью Вашей статьи.

Катастрофа – это всегда совпадение нескольких факторов. Отсутствие правильной системы оценки и мониторинга рисков – это один из таких факторов, который привел нас к текущим проблемам. Выходить из кризиса можно и так, но игнорирование рисков в дальнейшем очень быстро приведет нас обратно к текущему положению.

Пример России "не канает". Не видно, как России помогли выйти из кризиса ее "ручные" методы управления. Россия "выходит" из кризиса только благодаря тому, что нефть поднялась опять до 80. 

Степан,

 Это не так. Россия смогла избежать полного финансового коллапса, и ручное управление таки помогло. Цена на нефть решает только фискальные проблемы очень короткого промежутка, но падают объёмы добыч, растут стоимости нахождения и транспортировки новой нефти, и, главное, высокие цены на нефть затягивают удушливую петлю на шее реформирования экономики. 

Иными словами $80 уже не помогают наркоману.

Очень точное сравнение с наркоманом. России нужна не просто высокая цена на нефть, а ПОСТОЯННО ПОВЫШАЮЩАЯСЯ. Точно, как нарику размер дозы. А потом...

Касательно экологии..contribution Китая в разрушение озонового слоя - что-то вроде половины, объем китайской экономики - третье место в мире, при этом он ( Китай) не собирается останавливаться на достигнутом при помощи США и Европы, продолжающих открывать свои там предприятия и перемещать производство.

Ускорившееся разрушение озонового слоя происходит за счет неэффективного использования энергии. Но проблема в том, что эффективное никому не нужно, важна краткосрочная прибыль и сиюминутное ценовое преимущество, чтобы достичь забюджетированных продаж в текущем году, которые в долгосрочной перспективе стоят безмерно дорого.

Но это не решится пока компании не начнут ПЛАТИТЬ  за вред, нанесенный экологии, и не только у себя дома в Европе и Америке, но и там, откуда грозит самая большая опасность. Пока что это ничего не стоит, поэтому получается что никто конкретно за экологическое бедствие не ответственен. Вовсю поощряются short-term results.

В России ведь тоже за это не наказывают, к слжалению..вон машины на дорогах одни чего стоят..

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

Было бы намного хуже, Дмитрий, без тех действий которые неуверенной, немного дрожащей рукой осуществило правительство. Намного. А разница в том, что в России есть другие фундаментальные проблемы которые показал кризис: не дифференциировання экономика, в том числе. Тут приказами не поможешь.

Дмитрий Муравьёв Комментарий удален

Согласен. И будет еще хуже, всем кроме тех кто выдает кредиты от имени госбанков - они главные бенефициары спасения

Это пропоганда которой промывают мозги наслению что мол без тоталитаризма и железной руки никуда, а все будет плохо как в 90ые. (Сколько можно пугать этой страшилкой не понятно). 

Во-первых все что сделано в России и Китае более менее копия того что делали западные демократии в кризисной ситуации до них....только конечно с большим компонентом воровства и коррупции, так как инструментом вкачивания ликвидности являются госбанки 

Во-вторых никто не может провести сравнительный эксперимент, так что предполагать что в России было бы так же как на Украине не подтверждено фактами.

Ктати прошлый кризис привел к созданию или дал мощнейший толчек для многих новых компаний которые сейчас стали лидерами в своих индустиях (в основном копируя западные бизнес модели и адаптируя их к России).

Время покажет но у меня такое впечатление что этого сейчас е происходит. Происходит всего лишь перераспределение активов, в основном под госконтроль.

В Китае дела отличаются, так что Россия не Китай - и никогда не будет им.

Про ответственность элит Российского уровня...

Похоже, что кризис сделал достоянием общества менталитет наши доморощенных капиталистов.

Германия. Фирма Voith основана в 1825 году, начало берет от слесарной мастерской с пятью слесарями, сейчас насчитывается более 180 заводов по всему миру, принадлежит потомкам семьи Фойт.

Один из принципов формирования  руководящего состава- члены семьи в него не входят, что является гарантией успешного руководства. Условия работы на предприятиях Voith всегда стабильно высокого уровня.

Россия. Градообразующий Байкальский ЦБК  обескровлен, Красноярский ЦБК дышит на ладан (упоминаю только те предприятия, о которых знаю не из СМИ) - их хозяину Путин устроил (цитата) "публичную порку".

Балахнинский ЦБК (сменилось два Российских хозяина)- стропальщики обматывают руки тряпками, т.к. на складе нет рукавиц; бригадиры из разных смен передают друг другу спецовку, некоторым приходится подвязывать ее веревками из-за несоответствия размера.

Все работники комбината с грустью вспоминают своих первых после акционирования хозяев фирму Herlitz International.

Балахнинскому комбинату есть с чем сравнивать, т.е. это не особенность России, а особенность Российского бизнеса. Ментальность наших капиталистов осталась на уровне "кухаркиных детей".

А у меня от этого остается послевкусие, как после слов профессора Преображенского "в головах разруха".

Юлия, а Вы о чем? О христианизации бизнеса? Так суть его-максимально снизить издержки и сделать прибыль. Бизнес-это организация не благотворительная и призывать владельцев предприятий к "ответственности" -это глас вопиющего в пустыни.

Что касаемо самих рабочих - ведь есть несколько способов- сформировать сильные профсоюзы; пойти на активные действия-стачка, забастовка; уволиться, наконец. Но, они ведь продолжают работать - и без руковиц и прочего.

Что касаемо российского крупного  бизнеса-то, поверьте, он весьма  современен и хорошо функционально устроен. Просто он действует в своей парадигме и специфических условиях.

Дмитрий, я о разном ведении бизнеса.

А "сформировать сильные профсоюзы; пойти на активные действия-стачка, забастовка; уволиться, наконец"- звучит как цитата из учебника политэкономии.

да бизнес везде один; есть разные ограничители/ а по поводу учебника политэкономии - может иногда порой полезно его почитать и рабочим, а не только заливать горе водкой и жаловаться на буржуев

Неувязочки

1. Расхожее заблуждение: тоталитаризм в краткосрочном периоде эффективнее, особенно в кризисах. Это не так:

     во-первых, демократическая Индия тоже растет, хотя и не столь бысто как  Китай (4% против 8% в 2009 г.), Бразилия тоже неплохо выглядит.

    во-вторых Китай эффективен не краткосрочно, а вот уже лет 30.

    Значит, проблема экономической динамики не в демократии.

2. А в чем?

    Возможно, в завершении длинной волны кондратьевского цикла -- инновации двадцатилетней давности исчерпались. Вот и наступил кризис: время, когда наиболее предприимчивая публика садится на жопу и думает -- а что делать дальше?! Ведь все уже сделали -- компы, мобильники, интернет, вот ведь ужас-то в чем!!

   До сих пор придумывали. И сейчас тоже изобретут. Вопрос: где и кто? Ответ: уверен, что не в Китае. Все же, как ни крути, но в деле инноваций (а не в тупом производстве старья) свобода эффективнее

Я думаю, что тоталитаризм может быть как более эффективен, так и мене эффективен, чем демократия.

Тоталитаризм, например, по Сингапурскому или Тайваньскому образцу оказался крайне эффективен, но это заслуга не столько тоталитаризма, сколько тех, кто за ним стоит.

И если говорить о надежности системы, механизма, то безусловно демократия при всех своих изъянах, более жизнеспособна. Просто для этого она должна быть эффективной.

И ее невозможно построить на пустом месте.

Демократия имеет очень большой эффект от масштаба. И если для небольшой среды тоталитаризм может быть эффективен, то слишком большой механизм не поддается эффективному тоталитарному управлению.

У него есть серьезная системная ошибка.

И успехи тоталитарного строя в экономике возможны только тогда, когда "мудрый правитель" управляет какой-либо осязаемой территорией. И Сингапур, Тайвань, Дубай, Бахрейн или другие квази-тоталитарные эффективные экономики, обязанные своими успехами мудрому руководству, возможны только на таком ограниченном пространстве.

Если масштаб растет, возникает необходимость делегировать. И тут уже снижается личный вклад мудрого руководителя. Снижается эффективность системы. Доступ к ресурсам получают не самые эффективные лидеры.

Система перестает работать.

Поэтому - на примере корпорации или государства - тоталитаризм может быть эффективен только при небольшом масштабе.

Если говорить о России, то это - корпорация с огромной территорией, и тоталитарное управление не даст положительного эффекта.

Но построить демократию можно, только крепко взяв вожжи.

Наше общество пока не готово к демократии, поэтому у нас есть квази-демократия и пока, несмотря на недостатки данного общественного строя и криков об удушенной свободе слова и других проблемах, данная форма государственного устройства наиболее эффективна.

В том числе и для экономики.

Илья, Тайвань не катит -- это большая экономика и много населения
В свое время Ходорковский мне вот какой принцип излагал

Маленькая компания эффективно управляется в режиме междусобойчика.

Средняя -- директивными методами.

Крупная -- экономическими.

Очень крупная -- только политическими

Очень мудрая мысль.

Но если очень крупный бизнес и использует политику или дипломатию в прямом смысле слова, то в данном случае политика и дипломатия становятся лишь инструментами экономического влияния.

Любая международная компания открывает бизнес в новой стране с визита в посольство и торговое представительство. 

Очень крупная компания идет еще выше.

Государство вмешивается в бизнес в любом обществе. И институт лоббизма в США это только подтверждает.

В общем, я уверен, что текущая экономическая политика России, если и не наиболее эффективна, то по крайней мере достаточно эффективна.

Населения много, экономика большая - а территория маленькая.

Тайвань можно было бы сравнить с Москвой. 

Экономика большая, населения в Мегаполисе под 20 миллионов (с аггломерацией), но территория маленькая.

Ей возможно управлять тоталитарно. Возможно быть на виду.

Сравним с корпорацией.

Если у Вас есть штаб-квартира, которая находится в одном здании.

Власть концентрирована, в том числе и визуально.

Такой корпорацией можно управлять тоталитарно.

Но если ваши офисы разбросаны по всему миру, ни о каком тоталитаризме речь не будет идти даже при масштабе, который на несколько порядков меньше описанной выше корпорации.

Система, в которой тоталитарные функции делегированы "на места" тоже не очень эффективна, так как она подвергает риску систему в целом.

Но данное решение может быть эффективно в коротком периоде, и Россия пока придерживается с том числе и подобной стратегией. Там, где надо латать дыры, делегируются вассалы.

Но даже в среднесрочной перспективе стратегия не работает. По крайней мере, с точки зрения экономики.

А давайте проясним суть терминов. Что такое тоталитарный строй, и что такое авторитарный режим? Чем Индия отличается от Тайваня? Китай от Сингапура? а Южная Корея от Северной? И в чем тоталитарный режим Мьянмы или Северной Кореи справляется лучше демократического режима Евросоюза?