Евро — 100. Что дальше?

Кто разбогател на падении рубля и куда из магазинов пропали джипы? Как  политика Центробанка скажется на преступности? И не поздно ли еще менять рубли на евро? Об этом «Снобу» рассказали криминолог Яков Костюковский, экономисты Александр Бузгалин, Яков Миркин, Слава Рабинович и Руслан Гринберг

Участники дискуссии: Сергей Мурашов
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН:

Крупное повышение процентной ставки сработало бы в нормальной рыночной экономике, более-менее спокойной. Но в России повышение процентной ставки очень сильно влияет на экономику в целом. Происходит паралич хозяйственной активности, ведь нынешние условия кредита блокируют какие-либо возможности для экономического роста. Российская экономика такова, что у нас множество монополий и картелей, и если товары будут производиться, а они производиться будут, то банки станут давать кредит в 25-30%, отчего, конечно же, пострадают покупатели. Нам нужно готовиться к очень трудному году: инфляция может быть двузначной, доходы заморозятся. Есть опасность появления в экономике некой спирали: с повышением цен люди будут требовать повысить доходы, а продавцы вместе с тем будут снова  повышать цены — и так по кругу. Проблема в том, что такую спираль очень сложно остановить.

Яков Миркин, экономист:

Нужно ли срочно избавляться от рублей? Если в течение ближайшего года на хождение иностранной валюты внутри России по-прежнему не будут наложены ограничения, то часть сбережений, переведенных в иностранную валюту, поможет сохранить активы. Но за это время может случиться много разных неожиданностей: у Центробанка и государства существует много рычагов. В стране может появиться запрет на хождение доллара. Так бывает во время кризиса. Мы не можем прогнозировать будущую ликвидность доллара. Так что у решения избавиться от рублей есть высокие риски.

И помните о правиле «не все яйца в одну корзину». Имейте валюту по расходам, то есть ту, в которой тратите. Подумайте о том, чтобы не вбухивать все деньги в доллары или в евро и потом над ними дрожать, а инвестировать в самого себя — в здоровье и образование. Лучше даже в такие сложные времена идти дальше и пытаться выращивать свои активы. Читать дальше >>

Яков Костюковский, криминолог:

В девяностые вернуться нельзя: все пути отсечены. Но в нынешней экономической ситуации вполне возможен подъем преступности. Люди, теряющие доход, могут активизироваться и начать поиски нового заработка. У официантов, таксистов, продавцов просто не будет работы — кто будет покупать, например, цветы за бешеные деньги?

У среднего возраста есть инерция послушания: если человек, дожив до 45, не нарушал закон, он вряд ли выбежит с ружьем на улицу. Но у молодых людей морально-этические установки более подвижны: почему бы не отобрать, не украсть, если очень надо? Автомобилисты — самая многочисленная группа риска. Пока они ведут себя довольно пассивно: их и так уже деньгами обложили — ГАИ, бензин и прочее. В начале осени бензин стоил 80 центов, сейчас — 50, но относительно повышения курса и тех зарплат, которые получают люди, выходит, что топливо дорожает. Абсурд. Взбунтоваться могут и ипотечники, что в принципе уже и происходит в Москве. Тут и в рублях непонятно, как платить, а перерасчеты просто ужасающие. Читать дальше >>

Слава Рабинович, финансист, руководитель Diamond Age Capital Advisors:

В России сейчас невозможно купить Range Rover, потому что все раскуплены. Такого никогда не было, чтобы у нас новый Range Rover в салоне стоил дешевле, чем в Европе — он всегда стоил дороже. Раскупили, потому что машины до какого-то момента продавались по старым рублевым ценам. Потом произошло повышение рублевых цен на 15%, притом что рубль девальвировался на 50%. Поэтому даже после первого повышения цен все равно было выгодно покупать «рейндж-роверы». И сейчас он по-прежнему дешевле, чем в Европе, но вы его не купите, просто потому, что не найдете.

Те, кто мог себе позволить мебель из IKEA и Range Rover, уже себе их приобрели. А потом импортные товары будут стоить на российском рынке столько же, сколько стоят в валюте, наступит страшное похмелье, при котором богатые уже смели все, что смогли, не по той причине, что нужно жечь рубли — жечь рубли не нужно, их нужно нести в обменник — они стали покупать вещи, которые вдруг стали стоить дешевле, чем в Европе и даже в Америке, в то ограниченное время, пока не ввели у. е. и пока сильно не подняли цены в рублях. Богатые больше ничего не будут покупать в ближайшее время, потому что их спрос будет удовлетворен новыми машинами и телевизорами, а бедные и так не могли себе ничего купить — так в скором времени наступит коллапс рынка продаж, магазинов, сетевых магазинов, транспортных компаний, логистических компаний, складских помещений импортеров. Все импортеры разорятся. Читать дальше >>

Александр Бузгалин, доктор экономических наук, профессор, директор Института социоэкономики МФЮА:

Высокая процентная ставка создает условия работы в убыток. Ни одно промышленное предприятие или университет не могут взять кредит, поскольку норма рентабельности, то есть прибыль по отношению к издержкам, оказывается меньше, чем процент. Значит,  долгов надо отдавать больше, чем ты получишь прибыли.

Малый бизнес в таких условиях окажется под ударом, свернется платежеспособный спрос населения. Особенно плохо дела пойдут у малого туристического бизнеса: люди станут реже пользоваться мелким сервисом. И даже в палатке с китайскими джинсами не будет покупателей, потому что юани, в отличие от рубля, по отношению к доллару не обесцениваются. Поэтому и джинсы в юанях, переведенные в рубли, будут стоить в полтора раза дороже, чем раньше.

Но если ты умный спекулянт на валютном рынке, трейдер, то твои дела пойдут хорошо. Если ты умеешь вовремя давать взятки, у тебя есть внутренняя информация о том, что будет делать государство, то можно спекулировать на валютном рынке и зарабатывать огромные деньги. Для спекулянтов наступают прекрасные времена. Читать дальше >>

Комментировать Всего 1 комментарий
Но за это время может случиться много разных неожиданностей: у Центробанка и государства существует много рычагов. В стране может появиться запрет на хождение доллара. Так бывает во время кризиса. Мы

Вот, кстати, да: тех, кто избавляется от рублей, - подстерегают высокие риски...

На самом деле, запрет хождения иностранной валюты в нашей стране уже был, был и опыт незаконного хождения, с незаконным же, но вполне реальным, обогащением...

Я хоть и не экономист, но скажу: везде, где появляются запреты, появляются и сверхдоходы. 

Потерять, конечно, можно и на валюте... Только вот на наших рублях, при нынешней нашей внешней и внутренней политике, - потерять гораздо, гораздо легче, это я вам и без калькулятора скажу.