Юлия Машнич /

Кейти Хорин возвращается. 8 самых резких высказываний главного критика моды

В январе прошлого года ведущий критик моды The New York Times Кейти Хорин объявила о своем уходе из профессии. Она освещала показы в главной газете страны с 1998 года. За это время не осталось ни одного дизайнера, которому хоть раз не досталось бы от мисс Хорин, кроме, пожалуй, Рафа Симонса, единственного предмета ее восхищения

Фото: V Magazine
Фото: V Magazine
+T -
Поделиться:

У Кейти Хорин было несколько поводов для увольнения. Медленно уходил из жизни теперь уже покойный гражданский муж Кейти — Арт Ортенберг, филантроп, благотворитель и основатель марки Liz Claiborne, и ей хотелось быть рядом с ним. Читатели пригорюнились: никого честнее и язвительнее в отделах моды газетных редакций они не знали. Конечно, в 2014-м с нами были Сьюзи Менкес, Тим Бланкс и Робин Гиван, но как же не хватало метких колкостей и обезоруживающей точности мисс Хорин.

В последнее время положение критиков моды было довольно шатким: их голоса заглушали рекламными бюджетами, а былое влияние оттягивали на себя фэшн-блогеры с миллионными аудиториями. И вдруг в какой-то момент пришла новая ясность: фэшн-блогер — это совсем другой жанр деятельности. Это фигура идеального потребителя, ловкого обладателя палки для селфи, публично залюбовавшегося собой в красивом платье. Конечно, есть исключительные случаи вроде Тави Гевинсон и Имрана Амеда, но они только подтверждают правило: если ты можешь больше, чем селфи, то вырастишь из своего маленького блога как минимум уважаемый портал. Куда в итоге позовешь писать критиков.

К тому же тоска по конструктивной критике стала снедать самое сердце индустрии: дизайнеров, креативных директоров и даже CEO, которым вообще-то, несмотря на все обиды и ссоры с журналистами, всегда было интересно знать, что такое хорошо, а что такое плохо. И вот в такой удачный момент, после целого года радиомолчания, к нам возвращается самый острый глаз и самый злой язык современной критики моды — Кейти Хорин. Теперь она будет работать в The Cut, проекте журнала New York Magazine. И о показах мод снова станет интересно читать.

В профессиональном прошлом мисс Хорин такое количество острых сюжетов, от публичных перепалок с дизайнерами и их отказа приглашать ее на свои показы до противостояния с поп-звездами, что из них впору составлять рейтинг.

1. Она классифицировала Оскара де ла Рента как «хот-дог американской моды».

Оскар де ла Рента не стерпел обиду и ответил Кейти открытым письмом в WWD: «Я не принимаю критику, которая переходит на личности. Если у вас есть право назвать меня хот-догом, то я могу назвать вас черствым трехдневным гамбургером?» Позже Кейти объяснила, что использовала «хот-дог» в другом значении, как термин из серфинга, обозначающий серфера, который показывает эффектные трюки. Оскар ничего не ответил.

2. Она назвала Александра Вэнга «невеликим дизайнером».

«Александр Вэнг — невеликий дизайнер, хоть, возможно, и с радостью принял бы любые лавры, но он явно смекалистый парень. ...Коллекция была наполнена идеями дизайнеров вроде Анн Демельмейстер и Иссей Мияке — естественно, без их энергии и интуиции, и от этого показ был немного скучным. Но не тревожьтесь за 26-летнего мистера Вэнга: глобализация и интернет практически гарантируют, что эта одежда хоть кому-нибудь покажется новой».

3. Она написала рецензию на показ Эди Слимана для Saint Lauren, на который ее не пригласили.

«Меня не пригласили. Мистер Слиман очень возражал против моей статьи 2004 года — не о нем, а о Рафе Симонсе. По сути я написала, что без условного лекала узких костюмов Симонса не было бы Эди Слимана — точно так же, как не было бы Рафа Симонса без Хельмута Ланга. Мода развивается как генетическая линия.

В любом случае, мистер Слиман настаивал, что именно он первым показал узкий костюм. Это был глупый спор.

...Коллекция была приятным, но застывшим видением богемной девушки в Chateau Marmont. Или в Сен-Тропе. В одежде мистера Слимана не хватало новизны. В самом деле, это было словно он отказался интерпретировать стиль YSL за исключением изменения пропорций».

4. Она назвала коллекцию Каролины Эрреры «неуместной». Это почти все, что она сказала о показе.

«Коллекция Carolina Herrera была на удивление неуместной».

 

5. Она предположила, что Томми Хилфигер не просто имитатор, а имитатор самого себя.

«Пусть подиум для мистера Хилфигера вымощен поддельным булыжником, как это было в Линкольн Центре на его показе, но это сизифовы камни. Результат никогда не превзойдет потраченных усилий, так что мистер Хилфигер обречен повторяться. Вернее, обречена его команда дизайнеров».

6. Она сравнила декорации показа Chanel с рекламой нового ресторана сети Disney.

«Haute Couture уменьшается на наших глазах, как и его худеющие на бесконечных диетах создатели. Не дайте ввести себя в заблуждение гигантскому льву на показе Chanel, который в зависимости от точки зрения выглядит либо примером блистательного сценографического мастерства Карла Лагерфельда, либо рекламой очередного ресторана сети Disney».

7. Она вынесла смертельный приговор целой Миланской неделе моды.

«Вечность плохой одежды, впихнутая в четыре дня, и запертые в ней редакторы в ярости от скуки».

 

8. Она задела Леди Гага за живое.

«Она (Леди Гага) выглядела забальзамированной в платье Versace, и мне непонятно, почему Донателла сочла это за честь». В ответ Леди Гага опубликовала на сайте V magazine ответ — Gaga Memorandum No 3. «Разве ценность критика не компрометируется, если его рецензии всегда негативны? Когда читатели уже не удивляются непредсказуемости автора, а просто ждут привычного цинизма от привычного циника? ...В век интернета, когда коллекции и показы находятся в публичном доступе и любой может написать ревью, разве не должны колумнисты и критики вроде Кейти Хорин использовать более прогрессивный и современнный подход к критике, такой, который отделял бы их от среднестатистического человека с лаптопом? ...Почему мы решили, что мнение одного человека важнее мнений всех остальных?»