Журналистку «МК» привлекли к делу об убийстве Немцова в качестве свидетеля

Члена Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы и журналистку газеты «Московский комсомолец» Еву Меркачеву привлекли к делу об убийстве бывшего вице-премьера Бориса Немцова в качестве свидетеля, сообщает агентство «Москва»

+T -
Поделиться:

Следователи допросили Меркачеву. «Я привлечена как свидетель, но несмотря на то, что я не имела к этому делу отношения, и никакими сведениями не обладаю, с меня взяли подписку о неразглашении», — сказала правозащитница. Она добавила, что следователь фактически извинился за то, что ночью в ее квартиру пришли силовики.

Редакция «Московского комсомольца» заявила о недопустимости давления на журналиста и оставила за собой право инициировать проверку действий сотрудников СК на наличие в них состава преступления по статье «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста». Тем не менее, Меркачева не сможет посещать задержанных по делу о Немцове, пока остается свидетелем.

Члена ОНК Андрея Бабушкина допросили по делу о Немцове в ночь на 12 марта в его офисе. Допрос Меркачевой состоялся днем 12 марта в Главном следственном управлении ГСУ СК по Москве. В ночь на 11 марта следователи приехали к ней в квартиру, чтобы допросить ее, но ее не оказалось дома.

Бабушкин и Меркачева посетили обвиняемых в убийстве Немцова Заура Дадаева и Анзора Губашева и подозреваемого Шагида Губашева 10 марта в СИЗО «Лефортово». Арестанты заявили, что в отношении них применяли насилие и что их привезли в Москву с мешками на голове. Дадаев сказал, что из него силой выбили признание в убийстве Немцова.

После визита правозащитников в СИЗО на сайте СКР появилось сообщение о недопустимости вмешательства в расследование дела об убийстве Немцова. В пресс-релизе говорилось, что действия Меркачевой и Бабушкина могут быть расценены как совершение преступления по статье «воспрепятствование следствию».

Адвокат Дадаева по назначению Иван Герасимов сказал, что подзащитный не жаловался ему на избиения или давление во время задержания. «Никаких телесных повреждений, кроме следов от наручников, я на нем не видел», — добавил адвокат.

Бабушкин настаивает на том, что Дадаев жаловался на насилие. «Он пять раз говорил нам о том, что если бы к нему не применялись недозволенные методы воздействия, то он был дал другие показания», —сказал правозащитник. Дадаев также говорил, что на него надевались кандалы. Бабушкин подтвердил, что в районе лодыжек арестанта были обнаружены телесные повреждения. «Надо сказать, что кандалы были запрещены в нашей стране с 1904 года», — подчеркнул правозащитник. 

Он также сообщил, что на запястьях Дадаева были обнаружены травмы, которые могут свидетельствовать о том, что на него были слишком жестко надеты наручники, или о том, что он висел на наручниках, или что он сам, двигая руками, мог нанести такие повреждения. Бабушкин также увидел повреждения на верхней поверхности пальцев обоих ног обвиняемого. «Он утверждал, что на него надевались провода, и это является следствием надеваемых на него проводов», — сказал правозащитник. Он добавил, что правозащитники не спрашивали Дадаева о его виновности или невиновности.