Особенности национального импортозамещения. Часть 4. Пермь

Мелкие и средние российские производители рады неожиданному вниманию к их продуктам. Они мечтают увеличить производственные мощности и захватить большую часть рынка. Правда, сделать этого пока не могут — из-за падения рубля и дороговизны кредитов, не говоря уже об импортных станках, деталях и составляющих. «Сноб» расспросил предпринимателей в Перми, Санкт-Петербурге, Томске, Новосибирске, Барнауле и в Ростовской области, как меняются вкусы покупателей в связи с кризисом и получается ли наладить импортозамещение. В четвертой части читайте про то, повлияли ли санкции на подворье, производящее продукты питания в Пермском крае, и какому бизнесу они принесли пользу, а какому навредили

+T -
Поделиться:

Продолжение. Начало читайте здесь:

Часть 1. Ростов.

Часть 2. Сибирь

Часть 3. Москва и Петербург

Текст ~ Анастасия Сечина, Владимир Соколов

«Без денег бизнес организовать можно, без кадров — никак»

Животноводческое хозяйство «Прикамское подворье», поселок Юго-Камский, Пермский край

«Прикамское подворье» построено по образу и подобию дореволюционных подворий, с их натуральным хозяйством и замкнутым производственным циклом. Его владелица Ирина Гайсина не заметила ни санкций, ни падения рубля: она не покупает импортные корма или медикаменты, топит дровами и зависит только от поставок электроэнергии.

Фото: Анастасия Сечина
Фото: Анастасия Сечина
Ирина Гайсина

Говядина и крольчатина, курица и индюшка, гусь и утка. Сало, копченое мясо, пельмени, голубцы. Хлеб, выпечка, молоко, яйца, творог, сыр и рыжики в собственном соку — все это производит и продает «Прикамское подворье». «Все сами делаем. Чужим товаром нам торговать нельзя, мы на шестипроцентном налогообложении, — объясняет хозяйка Ирина Гайсина и, кивая на нашу фотокамеру, подмигивает уже продавцу: — Журналисты приехали, давим лыбу!»

На деревянных воротах висит табличка: «Посторонним вход запрещен. Санзона». «Ладно, сейчас зима, а так мы на территорию пускаем только в бахилах, как в больницу», — говорит Ирина и разражается громким смехом. Она вообще очень много смеется и улыбается, несмотря на непростую судьбу. Ирина родилась на зоне, куда ее мать попала в шестидесятые годы, на волне дела «Елисеевского гастронома» и гонений на работников торговли. Оттуда Ирину перевезли в детский дом поселка Кын.

Разведением животных Ирина занялась не сразу. Сначала было кредитно-учетное образование, в 1990-е — капитал, сколоченный на перепродаже сахара, затем покупка бывшего пивзавода в Осинском районе и отладка там пищевого производства — макарон, пряников, карамели.

«Пищевка пищевкой, а душа-то у меня к животным! — говорит Ирина. — Заболевание такое, называется "фанатизм". Но фанатизм должен быть рациональным. Любой в нашей стране понимает: если хочешь зарыть деньги, зарой их в сельское хозяйство». Решившись сменить род деятельности, Ирина Гайсина купила у обанкротившегося Юго-Камского машиностроительного завода подсобное хозяйство и на его базе за полтора года отстроила свое подворье. Через некоторое время поняла, что ей не хватает знаний, и пошла учиться на ветеринарно-зоотехнический факультет. Теперь Ирина и аналитик, и экономист, и управляющий, а также ветеринар, зоотехник, строитель и даже электрик.

Хозяйство началось с маленькой коптильни. Теперь в нем есть своя пекарня, цех полуфабрикатов, пароварка, засолочный цех. Есть коровы, бараны, козы, курицы, индюшки, свиньи и гуси. Кроликов Ирина закупает в другом хозяйстве, сама не разводит — «рисковый зверек, болезненный». От цесарки отказалась — невыгодно. А страуса заводить не собирается — говорит, что это мясо на нашем рынке не прижилось.

С сотрудниками, пожалуй, сложнее всего. «Без денег бизнес организовать можно, без кадров — никак», — говорит Ирина Гайсина. Человек триста прошло через ее подворье с 2009 года. В основном их присылал Центр занятости, и задерживались немногие. «Если кадры пьют, это подрыв изнутри, как в партизанской войне, — продолжает она. — Это “нежданчик”, всегда спина не прикрыта. Лучше обойтись малыми силами, сократить объемы производства, но пьющих на работе держать нельзя».

Одним из секретов своего успеха Ирина считает разнообразие животных и, ссылаясь на опыт дореволюционных подворий, рассказывает об основных принципах своего бизнеса: широкий ассортимент, независимость, замкнутый цикл производства, закладка сельскохозяйственных рисков в цену конечного продукта, строгий спрос с работников, а также постоянное пополнение знаний и навыков. В хозяйстве, говорит Гайсина, себя должна окупать каждая позиция, поэтому провальные направления она сокращает.

Подворье почти полностью автономно: гораздо выгодней оказалось самим делать колбасы, сыры, творог и прочее, а потом продавать все это в своем же магазине по самолично установленной цене, чем продавать сырье на комбинат по демпинговым ценам. С апреля по декабрь покупатели приезжают к Ирине сами — не только из окрестных сел, но даже из Перми, за 70 километров. Говорят, что у нее закупаются и министр сельского хозяйства, и сам губернатор. В результате «Прикамское подворье» прекрасно себя чувствует, почти не получая государственных субсидий, а его среднемесячная касса за четыре года выросла с 270 тысяч рублей до 1,5 миллионов.

«Мне не нужно увеличивать мощности, нужно только разнообразить ассортиментную корзину, — говорит Ирина. — Например, мы ввели пельмени, котлеты и голубцы из индейки. Копченое бедро кролика, там соус совсем простой: майонез, мята и можжевеловая ягода». Все рецепты продуктов, которые запускаются в продажу, Ирина отрабатывает на собственной кухне, по толстенной кулинарной книге, изданной еще до революции.

Санкции на «Прикамское подворье» не влияют: оно не зависит ни от импортных кормов, ни от медикаментов. В текущей ситуации хозяйство Гайсиной скорее выигрывает: в условиях нестабильного ценообразования потребитель все чаще обращается к местному производителю, который цены держит и отвечает за вкус продукции своей репутацией. «Большие хозяйства, конечно, необходимы. Всю страну подворьями не накормить, — признает Ирина. — Но даже большим хозяйствам не лишне у нас поучиться. Они ведь почему банкротятся? Потому что берут только один вид животного, специализируются на нем». Читать дальше >>

Читать дальше

Перейти ко второй странице

 

Новости наших партнеров