Австралия  извинилась перед «забытыми австралийцами»

Премьер-министр Австралии выступил с извинениями перед теми, кто в детстве был насильственно вывезен из Британии и пострадал на новой родине от насилия в приютах

Иллюстрация: AFP/EastNews
Иллюстрация: AFP/EastNews
+T -
Поделиться:

На выступлении премьер-министра Кевина Радда в Канберре присутствовали 40 из 7 тысяч так называемых забытых австралийцев — детей, вывезенных из Британии в Австралию с 1920-х по 1967 год. «Простите, что в детстве вас забрали от родителей и поместили в приюты, где над вами часто издевались. Простите за физическое насилие и душевные переживания, за отсутствие любви, нежности и заботы. Простите за страшную трагедию потерянного детства», — сказал австралийский премьер (полный текст речи).

Подробнее

Всего из Британии в бывшие колонии за три с половиной века вывезли около 150 тысяч детей в возрасте от 3 до 14 лет. Одной из задач переселения было увеличить белое население колоний. Детей забирали у матерей-одиночек и очень бедных родителей; часто те даже не знали о том, что их детей отправляют за границу. Детям как правило говорили, что их родители умерли.

Ожидается, что с извинениями от имени Британии выступит и британский премьер Гордон Браун.

Юлия Десятникова

   Фактор политического раскаяния имеет очень серьезное социальное значение. Ведь политик — он не просто сам по себе, он публичная фигура, и любые его действия, любые заявления важны еще и потому, что он представляет нацию. И эта нация волей-неволей соизмеряет свои ценности с позицией первых лиц. Люди, пропуская все это через себя, естественным образом выясняют, каково их отношение к фактору покаяния. И это очень хорошо.Если мы говорим о глобальном покаянии, то из вопросов, которые пока остались должным образом незатронутыми, это в первую очередь геноцид армян. Если бы кто-нибудь всерьез извинился за геноцид армян, то это было бы значимым событием.А вот в покаяние коммунистов я не поверю, если они вдруг решат извиниться. Я считаю, что за все то, что совершено за 70 лет советской власти, за ту психологическую ломку, которой подверглись люди, оказавшись в этих условиях, за ту абсолютно уродливую систему ценностей, которая сначала внедрялась, а потом оказалась «не той» — за все это ребятам просто не отмолиться, даже если бы они решили этим заняться. Причем я не знаю, возникло бы у меня чувство какой-то психологической сатисфакции, если бы завтра лично передо мной извинился Зюганов. А вот власти, думаю, стоило бы это сделать, хотя бы в качестве демонстрации того, что она понимает, какой чудовищный ущерб был нанесен огромной массе людей.Например, если бы я была представителем российской власти, я бы всерьез извинилась перед бывшими узниками ГУЛАГа и детьми людей, которые там погибли. Этого же никто всерьез так и не сделал. Сказали что-то типа «ай-ай-ай, нехорошо вышло». А на уровне политики официальных властей — не было такого, чтобы встал президент страны и сказал: «В нашей истории было чудовищное время». Человек, который представляет нынешнюю власть, должен отмаливать этот грех до конца жизни. Есть за что поизвиняться, что уж там говорить. Думаю, это украсило бы и президента страны, и общество, которое бы увидело, что власть дает прошлому адекватную оценку.   

Комментировать Всего 10 комментариев

Фактор политического раскаяния имеет очень серьезное социальное значение. Ведь политик — он не просто сам по себе, он публичная фигура, и любые его действия, любые заявления важны еще и потому, что он представляет нацию. И эта нация волей-неволей соизмеряет свои ценности с позицией первых лиц. Люди, пропуская все это через себя, естественным образом выясняют, каково их отношение к фактору покаяния. И это очень хорошо.Если мы говорим о глобальном покаянии, то из вопросов, которые пока остались должным образом незатронутыми, это в первую очередь геноцид армян. Если бы кто-нибудь всерьез извинился за геноцид армян, то это было бы значимым событием.А вот в покаяние коммунистов я не поверю, если они вдруг решат извиниться. Я считаю, что за все то, что совершено за 70 лет советской власти, за ту психологическую ломку, которой подверглись люди, оказавшись в этих условиях, за ту абсолютно уродливую систему ценностей, которая сначала внедрялась, а потом оказалась «не той» — за все это ребятам просто не отмолиться, даже если бы они решили этим заняться. Причем я не знаю, возникло бы у меня чувство какой-то психологической сатисфакции, если бы завтра лично передо мной извинился Зюганов. А вот власти, думаю, стоило бы это сделать, хотя бы в качестве демонстрации того, что она понимает, какой чудовищный ущерб был нанесен огромной массе людей.Например, если бы я была представителем российской власти, я бы всерьез извинилась перед бывшими узниками ГУЛАГа и детьми людей, которые там погибли. Этого же никто всерьез так и не сделал. Сказали что-то типа «ай-ай-ай, нехорошо вышло». А на уровне политики официальных властей — не было такого, чтобы встал президент страны и сказал: «В нашей истории было чудовищное время». Человек, который представляет нынешнюю власть, должен отмаливать этот грех до конца жизни. Есть за что поизвиняться, что уж там говорить. Думаю, это украсило бы и президента страны, и общество, которое бы увидело, что власть дает прошлому адекватную оценку.

Если взрослый вменяемый человек считает, что он неправ, то у него нет проблем с тем, чтобы сказать: я был неправ. И по большому счету абсолютным нонсенсом является ситуация, когда люди могут позволить себе гордиться какими-то славными достижениями прошлого, а как только речь заходит о преступлениях этого же самого прошлого, заявлять, что это было давно.

Покуда они придумывают, перед кем бы еще извиниться — перед индейцами, неграми, перед вывезенными детьми и интернированными японцами — мы все больше гордимся. Гордимся Сталиным, Иваном Грозным… И рост нашей гордости за палачей и тиранов беспокоит гораздо больше, чем их извинения. 

Александр Соколов Комментарий удален

Извиняться можно только за то, что сделал сам. В других случаях, можно попросить, что бы простили, предшественника, например. Признать его ошибки, но тогда и исправить их, т.е. вывезти обратно этих бывших детей с потомками, образованных аборигенов привести в первобытное состояние и пусть едят друг друга, как в Африке, поскольку Кук второй раз к ним точно не поедет.

Я считаю, что правительство в целом, так же как и каждый человек в отдельности, обязано извиняться. И не только за себя, а и за дела своих предшественников во власти. Потому что именно это и приводит к примирению между власть имущими и неимущими. Или к примирению между народами, пережившими геноцид и т. п., и теми, кто в свое время это осуществил, — при том, что их деды и внуки не имели к этому никакого прямого отношения. Я считаю, что это очень важно. Это показатель цивилизации.

А в нашей стране до сих пор не извинились ни за убийство царской семьи, ни за уничтожение десятков тысяч священников, ни за геноцид крестьян в 30-е годы, ни за расстрел в Новочеркасске...  А главное, даже не пытаются возвратить населению деньги, которые эта власть и отобрала. И до сих пор люди, которые эти реформы проводили, очень хорошо себя чувствуют. Поэтому я считаю, у нас в этом плане большие перспективы. Когда у нас начнут за все извиняться, а в первую очередь за ленинский и сталинский террор, тогда страна и поднимется с колен.

Огромное значение для меня и многих других армян имело бы извинение Турции за геноцид армян. Ведь почти в каждой армянской семье есть потомки выживших во время геноцида. Мой прадед, например, выжил только потому, что его спрятал от турков старший брат. Всю остальную семью вырезали. А прабабушка спаслась, спрятавшись в английском лицее, где она училась. 

Года два назад вместе с церковным хором, в котором я пою (армянская церковь в Лондоне) я ездила в Уэльс, на открытие мемориала жертв геноцида армян. Мы пели поминальную молитву, а на расстоянии 50 метров хорошо организованная толпа из представителей турецкой диаспоры свистела, гудела и выкрикивала "Genocide is a pack of lies". Это был очень болезненный опыт. А спустя какое-то время, монумент осквернили: разбили молотом украшавший его крест. За это, кстати, тоже можно было бы извиниться.

Это все, конечно, с точки зрения эмоциональной реакции. То, какой бы это был грандиозный шаг с точки зрения политики, думаю, очевидно...

Понятно, что лично Кевин Радд и Гордон Браун к этой истории с сиротами не имеют отношения, но то, что они извинились, — это логично. Я недавно вернулась с празднования двадцатилетия падения Берлинской стены. Мне кажется, мы были бы в хорошей компании, если бы извинились за то, что ее построили. В данной ситуации, я думаю, должен извиниться президент России. Понятно, что не он это совершил, но Россия взяла на себя ответственность за Советский Союз, взяла на себя его долги и историю. Я понимаю, что это сильно бьет по национальной гордости. Но это было бы очень своевременно. Мне кажется, что это улучшит отношения с западными странами. Не думаю, что это снизит уровень сложного отношения к нам в Восточной Европе, но это может снизить уровень недоверия к России.

В некоторых странах, включая Россию, тема переплетена с фальшивым пониманием национальной гордости. Преступления, которые совершались в определенное время, особенно против гражданских лиц, надо жестко отделять от понятия патриотизма. Без этого дальше каких-то мелких извинений дело не пойдет.

Но здесь важно избежать двойных стандартов и понимать, кому достаточно извиниться, а кому нет. Извинения — это более легкий способ уйти от ответственности. Зачем суды какие-то — я извинился и до свидания! Не всегда можно обойтись извинениями. Есть ситуации, в которых извинениями не отделаешься, и мне кажется, что это важно помнить.Все это — если брать политическую сторону дела и отношения между странами. А так — у нас почти миллион детей живет в детских домах. И я вас уверяю, условия там намного хуже, чем в детских домах Австралии. Только извинениями и подарками здесь не обойдешься. Надо менять эту систему. Когда мы ее поменяем, тогда уже и можно начать интенсивно извиняться.

Так извиняются в России

Спикер совета федерации Миронов в своеобразной форме извинился перед женщиной, машину которой протаранил его кортеж: "К сожалению, во время моего визита в Санкт-Петербург никто из сотрудников ФСО не проинформировал меня о случившемся. О ДТП узнал из Интернет-ресурсов в субботу. Участники этого инцидента – представители ФСО Северо-Западного региона, обеспечивающие моё сопровождение. Я попросил их принести Вам извинения. Для себя же принял решение отказаться от услуг ФСО Северо-Западного региона во время визитов в Санкт-Петербург. Искренне сожалею о случившемся".

Еще надо извиниться перед всеми казненными до отмены смертной казни. Ведь с этими людьми поступили несправедливо, с современной точки зрения. А родственникам убиенных по «плохому» закону преступников выплатить компенсацию, за моральный ущерб.

Цирк с конями.

Конечно, нам есть за что извиняться — и перед другими народами, и перед собой. Вообще, чувство вины — это важная человеческая черта (вещь). И хотя может возникнуть ощущение, что слова австралийского премьера — попытка получить политическую индульгенцию, но просить прощения — непременное условие для восстановления нормальных отношений между людьми и для воссоздания справедливости.

Извинения ни в коем случае не должны превращаться в самобичевание, но обозначить чувство вины нужно хотя бы словами. Совсем прекрасно, если за словами последуют дела компенсирующего характера. Достаточно вспомнить, что у некоторых народов процесс извинений заключен не только в публичных речах, но и в поступках. Германия — самый хороший пример: немцы всем выплатили компенсации, и, более того, полувековое чувство вины породило естественным образом изменение общества. Кстати, долги можно возвращать не только прошлому поколению, но и будущему. Будущему даже лучше.

Нам тоже есть за что извиняться, и мы извинялись. Но мы, честно говоря, несерьезно просим прощения — компенсаций за репрессии люди так и не увидели. Их «просто реабилитировали», и то, к сожалению, не всех.

Хотя в горбачевское и раннехрущевское время я слышал извинения, приятно утяжеленные материальными ценностями — деньгами, конечно, помочь не могли, но квартиры возвращали. Правда, это больше касалось старых большевиков, чем белых офицеров, но хотя бы так. При Горбачеве уже никаких компенсаций не было, но в то время люди ждали больше факта признания ошибок, чем денег. И это прозвучало. (В день памяти жертв репрессий на Лубянке.)

Есть три стадии извинения

Собстевенно извинение, умалчивание и отрицание.

Например хотелось бы услышать извинение за Сталинский голод на Украине. "Не было" - не проходит, слишком много свидетелей. Мой дед был единственный выживший из 7 братьев и сестер зажиточной "куркульской" семьи. Потом детдом, война, горел в таках, прошел до Берлина, заполярный округ, Амурский конфликт, ракетные шахты лопатами, полковник в отставке, умер от белокровия...

Но, видать, несудьба