«Коммерсант» судят за цитату

Московский мэр намерен получить с «Коммерсанта» и Немцова в общей сложности 7,5 миллиона рублей за несколько фраз из подготовленного политиком доклада «Лужков. Итоги» и опубликованной в газете реплики Немцова в адрес градоначальника

+T -
Поделиться:

Иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, к рассмотрению которого приступил Замоскворецкий районный суд Москвы, подан от лица мэра и правительства Москвы. В нем Лужков требует опровергнуть некоторые из приведенных в докладе «Лужков. Итоги» тезисов. Он считает не соответствующими действительности следующие заявления: «коррупция в Москве пронизывает фактически все сферы жизнедеятельности... тлетворный для московских чиновников пример — Юрий Лужков и его жена», «вместо декларируемого Лужковым социального равенства на практике в жизни москвичей получается чистой воды обман», «идет активная вырубка насаждений в некогда зеленых районах Москвы, например, на Соколе». Вместе с опровержением Лужков намерен получить с Немцова 2,5 миллиона рублей компенсации.

Подробнее

От «Коммерсанта», выступающего в качестве соответчика, мэр требует опровергнуть опубликованные в газете слова Немцова: «Я считаю, что Лужков — коррупционер и вор, а я нет!» Этим заявлением Немцов ответил на слова пресс-секретаря мэра Сергея Цоя, сказавшего тому же «Коммерсанту»: «Лужков — это фигура, а Немцов — ничего». Кроме опровержения Лужков требует с газеты 5 миллионов рублей компенсации.

Немцов и его адвокаты обратили внимание суда на то, что ряд фраз, которые Лужков требует опровергнуть, попали в исковое заявление в отредактированном виде. Так, в заявлении фраза «коррупция в Москве перестала быть проблемой, она стала системой» ничем не предваряется, тогда как в докладе она начиналась со слов «для многих москвичей давно не секрет...». А опубликованная в «Коммерсанте» оценка «Я считаю, что Лужков — коррупционер и вор!» попала в заявление без вводного оборота «Я считаю».

«Недопустимое цитирование, которое, извините, стоит пять миллионов рублей», — указал на суде представитель «Коммерсанта» Дмитрий Жарков.

По его словам, требование суда опровергнуть эту фразу было бы нарушением Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, по которой «каждый имеет право свободно выражать свое мнение».

Защита Немцова считает, что иск был подан только для того, чтобы получить решение суда, опровергающее, пусть и косвенно, наличие в Москве коррупции.

«Если кто-нибудь из высших должностных лиц страны вдруг скажет о коррупции в Москве, перед ним можно будет прикрыться решением суда: мол, ошиблись, коррупции у нас нет. Власти Москвы хотят с помощью суда получить индульгенцию на любые обвинения в коррупции», — заявил адвокат Вадим Прохоров.

Максим Ковальский

   В законе о СМИ написано, что издание несет за сказанное солидарную ответственность вместе с тем, кто говорил. Если автор текста оскорбил или оклеветал, а СМИ распространило эту информацию, то пусть теперь отвечает. Некоторая логика в этом имеется. Но может быть и другая логика, по ней ответственность несет только тот, кто произносит слова, которые можно интерпретировать как клевету или оскорбления. А СМИ здесь — это просто среда, в которой распространяется сообщение. Ведь если на улице кричат «такой-то — дурак» или «такой-то — вор», никто к воздуху или волнам звуковым иск не предъявляет. У нас принята первая логика. «Коммерсант» к этому готов: для нас это не в первый раз. 

В законе сказано, что СМИ обязано проверять факты, которые приносит корреспондент. Получается, что если кто-то сказал, что такой-то плохо ведет себя с женой, то мы должны пойти и это проверить. Но в реальности это абсолютно невозможно. Когда корреспондент пришел с какого-то события и пишет репортаж, как мы должны его проверять? Главный редактор должен выехать на то же место и то же самое увидеть? Абсурд. Понятно, что авторы закона имели в виду, что нельзя от балды что-то ставить, нужно добросовестно относиться к работе. Но этого же в закон не напишешь, потому и записали в таком виде.

Стандартный выход — опросить обоих. И того, кто ругает, и того, кого ругают. Что Немцов думает о Лужкове и что Лужков думает о Немцове. Но Лужков, например, не всегда готов отвечать. Это с имущественными конфликтами просто. Одна сторона говорит: те дураки, другая — нет, эти дураки. К СМИ претензий нет. В ситуациях же общефилософских конфликтов — «куда ты матушку-Россию ведешь?» — все сложнее. Немцов вот говорит, что Лужков плохой. Что, позвонить Лужкову: «Кстати, не подскажете, Немцов хороший?» Дико.

Любой закон — это ограничение, а всякое ограничение кому-то неудобно. Но иногда бывают ситуации, когда суд удовлетворяет иск к клеветнику или оскорбителю и не штрафует СМИ. Недавно Жириновский что-то в адрес Лужкова сказал на каком-то телеканале, и суд решил канал не привлекать. Оставить ответчиком только Жириновского.

Комментировать Всего 11 комментариев

В законе о СМИ написано, что издание несет за сказанное солидарную ответственность вместе с тем, кто говорил. Если автор текста оскорбил или оклеветал, а СМИ распространило эту информацию, то пусть теперь отвечает. Некоторая логика в этом имеется. Но может быть и другая логика, по ней ответственность несет только тот, кто произносит слова, которые можно интерпретировать как клевету или оскорбления. А СМИ здесь — это просто среда, в которой распространяется сообщение. Ведь если на улице кричат «такой-то — дурак» или «такой-то — вор», никто к воздуху или волнам звуковым иск не предъявляет. У нас принята первая логика. «Коммерсант» к этому готов: для нас это не в первый раз. 

В законе сказано, что СМИ обязано проверять факты, которые приносит корреспондент. Получается, что если кто-то сказал, что такой-то плохо ведет себя с женой, то мы должны пойти и это проверить. Но в реальности это абсолютно невозможно. Когда корреспондент пришел с какого-то события и пишет репортаж, как мы должны его проверять? Главный редактор должен выехать на то же место и то же самое увидеть? Абсурд. Понятно, что авторы закона имели в виду, что нельзя от балды что-то ставить, нужно добросовестно относиться к работе. Но этого же в закон не напишешь, потому и записали в таком виде.

Стандартный выход — опросить обоих. И того, кто ругает, и того, кого ругают. Что Немцов думает о Лужкове и что Лужков думает о Немцове. Но Лужков, например, не всегда готов отвечать. Это с имущественными конфликтами просто. Одна сторона говорит: те дураки, другая — нет, эти дураки. К СМИ претензий нет. В ситуациях же общефилософских конфликтов — «куда ты матушку-Россию ведешь?» — все сложнее. Немцов вот говорит, что Лужков плохой. Что, позвонить Лужкову: «Кстати, не подскажете, Немцов хороший?» Дико.

Любой закон — это ограничение, а всякое ограничение кому-то неудобно. Но иногда бывают ситуации, когда суд удовлетворяет иск к клеветнику или оскорбителю и не штрафует СМИ. Недавно Жириновский что-то в адрес Лужкова сказал на каком-то телеканале, и суд решил канал не привлекать. Оставить ответчиком только Жириновского.

Не надо ничего на этом месте "суверенного" придумывать.

Уже существует разумный подход к этой проблеме и не надо ничего изобретать. Россия не единственная страна в мире, где есть СМИ.  Для этого есть суд, который должен установить, что цитата, приведенная в газете о том, что А назвал Б вором и мздоимцем, имела целью не информировать читателя о позиции А по этому вопросу, а подорвать репутацию Б. 

сложная задачка для российского правосудия :)

Это достачно сложная задача для нормального правосудия, а для российского здесь нет проблемы: как велят из Кремля, так оно и поступит. Даже к бабке не ходи. :(

может и диктовать уже нет необходимости - как в известном фильме: сама, сама...

хотя... в случае с Лужковым, наверное поинтересуются (кто знает, какие на на него расклады у старших товарищей).

Глупость какая-то! Как газета может опровергнуть слова Немцова, которые являются мнением: «Я считаю, что Лужков — коррупционер и вор, а я нет!»? Впрочем, учитывая, что за последние лет 8-10 в отечественное законодательство были внесены более 40 поправок, усиливающие ответственность СМИ, газете надо хорошо готовиться к разбирательству. Тем более, что суд проходит Москве.

уклюжий вор опять раздухарился? бить его палками на Красной Площади и сечь по субботам!

Вспоминаю Галину Брежневу

Целью судебного разбирательства может быть лишь ответ на вопрос, обращенный к власти как к астрологу: какая из двух заходящих звезд должна заходить быстрее, лужковская или немцовская?  Так как Немцов мало кому мешает, скорее всего первая, а потом Лужкова можно будет по-настоящему, со смаком и расстановочкой, травить - как, помню, во время оно, когда КГБ еще не правил страной в открытую, травили Галину Брежневу.

В общем не за что ни Немцова, ни Ковальского судить. Пусть Лужков подаст в отставку, а Батурина раздаст миллиарды бедным. Вот это будет лучшим опровержением того, что Боря и Макс написали во "Власти".

Кстати, и вполне об этом сообщить можно. В рубрике "Покаяние".

Коммерсант осудили за цитату

И Немцова тоже.  По решению Замоскворецкого суда Немцов и "Коммерсант" должны заплатить по полмиллиона. Клеветой признали фразу Немцова "московский мэр – коррупционер и вор". Еще пять обвинений Немцова в адрес Лужкова суд клеветой не признал, так что Немцов доволен.

Цитирую Немцова по Газете.ру: «Что касалось претензий в мой адрес, то из шести ключевых фраз, которые оспаривал Лужков, суд признал, что я должен опровергнуть только одну. Очень важно, что суд признал соответствующим действительности фразы о том, что Юрий Лужков подписывал постановления, которые позволяют зарабатывать баснословные деньги его жене Елене Батуриной, и что коррупция стала системой в Москве.По сути, все фактурные вещи доклада суд подтвердил и не подтвердил только мои оценочные предложения».

Прелестно...

" Когда корреспондент пришел с какого-то события и пишет репортаж, как мы должны его проверять? Главный редактор должен выехать на то же место и то же самое увидеть? Абсурд."

.

А о такой вещи как "журналисткое расследование" в Коммерсанте видимо не слыхивали?

Я нахально посоветую Максиму Ковальскому прочесть статью из июньского номера журнала Сноб - о том как работает журнал "The New Yorker".

.

В частности, журналистские стандарты The New Yorker требуют, чтобы любой опубликованный факт был тщательно проверен. Это и отличает хорошую медиа издание от желтой прессы.

.

Дальнейших успехов Коммерсанту на этом поприще...