Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ольга Свиблова: В Пермь действительно стоит ехать…

Я в Пермь ехать не планировала, задавленная обязательствами по московским и другим проектам. Вынудил меня Андрей Безукладников

Участники дискуссии: Артем Оганов
Фото: Андрей Безукладников
Фото: Андрей Безукладников
Старый город. Пермь, 1985
+T -
Поделиться:

Я в Пермь ехать не планировала, задавленная обязательствами по московским и другим проектам. Вынудил меня Андрей Безукладников. Познакомились мы в 1984-м, когда после поездки Алеши Парщикова в Пермь в Москву стали наезжать пермские поэты, художники и просто живые интеллектуальные элементы. На естественный при знакомстве вопрос  «а что вы делаете?» Андрей показал фотографию — полстранички А4: зимнее заснеженное поле и черная полоска горизонта. Как в старой песне про девчонку: «Я гляжу ей вслед, ничего в ней нет. А я все гляжу, глаз не отвожу». Фотография была магическая, я помню ее до сих пор. Было очевидно: Безукладников — гениальный фотограф.

В 1986-м он перебрался в Москву. Стал жить и работать в театре А. Васильева. Была перестройка и гласность. Все кричало, суетилось, менялось. А на фотографиях Безукладникова была тишина, сосредоточенность и невероятное напряжение чистой творческой энергии. Безукладников снимал портреты. Его «фигура интуиции», про которую много и чудесно писал Парщиков, выбирала тех, кто реально делал это время: Петра Мамонова, Тимура Новикова, Гарика Виноградова, Айдан Салахову, Машу Серебрякову, Дмитрия Александровича Пригова, Гошу Острецова, Владислава Дрожащих и многих других москвичей и пермяков, своим творчеством пометивших, отразивших и опередивших эпоху, которая сегодня уже стала историей. Еще у него были городские пейзажи, артикулировавшие каждый листочек и каждого попавшего в кадр с такой пронзительной пристальностью, что до сих пор непонятно, как выпускник фототехникума, дававшего квалификацию чернорабочего низшего разряда, опередил российскую фотографию лет на двадцать, совпал с европейской фотографией, в частности с немецкой школой, идущей от великих Бехеров.

Позже, уже в начале 90-х, появились его арт-работы, абсолютно оригинальные монтажи и фотопары. В 94-м на пике известности и в предчувствии прорыва российской фотографии в международный контекст он из практической фотографии ушел и создал лучший отечественный фотопортал, существующий до сих пор. Много лет я мечтала, чтобы случилась его ретроспектива. Наконец он согласился перелопатить архив и сделать выставку. Но поставил условие: до Москвы ее нужно показать в Перми, в Пермской художественной галерее. Ему лично нужно было вернуться к истокам. Пришлось согласиться.

Месяц назад я в первый раз приехала на монтаж выставки в Пермь. Музей с уникальной коллекцией деревянной скульптуры, инсталлированной в кафедральном соборе (этого скоро может не быть, так как музею ищут новое здание, а собор вернется церкви), дивной коллекцией русского авангарда, потрясающие Куинджи и Верещагин, отличный раздел западного искусства. Умный, мудрый и европейски мыслящий директор музея Надежда Владимировна Беляева, работать — счастье. Я не знаю, как ее команда с зарплатой в 5—10 тысяч рублей способна так пахать, беречь и развивать музей.

Выставка случилась как событие. Пришло столько пермских фотографов, что стало ясно и мне, и Андрею Безукладникову: придется вернуться на портфолио-ревю и познакомиться с каждым лично. Записалось почти сто человек. Андрей отобрал предварительно около пятидесяти. С ними нам предстояла встреча 23 ноября. Полетели 22-го. Чтобы успеть увидеть новую выставку у Марата Гельмана (а музей у него реально фантастический, как и проект его реконструкции, осуществляемый «Меганомом». Будет не хуже знаменитого «Истамбул модерн», кстати, тоже занимающего здание не речного, но морского вокзала).

Так же посмотреть 22-го арт-оперу «Жизнь человека» Леонида Андреева, которую поставил Борис Мильграм на музыку Владимира Чекасина. Был шок. Что было на спектакле, в музее, в гостинице, в кафе, на улицах, опишу дальше. Но ехать в Пермь и увидеть все своими глазами надо. Впечатление больше, чем в «Карузель де Лувр» на «Пари-фото» в Париже.

Комментировать Всего 1 комментарий
спасибо! обязательно поеду посмотреть

Честно сказать, Париж мне нравится куда меньше, чем, скажем, Рим, Вена или наши Питер, Москва или Суздаль (или любой французский провинциальный город). Если бы поднять наши провинциальные города - было бы просто замечательно.

Наша проблема в том, что про Париж мы слышим куда больше, чем про наши собственные города. Вот она, сила пиара!