Юлия Дудкина /

Дефибрилляторы и костыли из Европы. Сможем ли мы без них

Минпромторг предложил запретить иностранные трости и костыли, а также антисептики, дефибрилляторы, детскую ортопедическую обувь и многое другое. Бывший главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко уверен, что все это можно заменить российскими аналогами, а отказ от импортных презервативов даже поможет демографии. Ортопед-травматолог, кардиолог и кардиохирург рассказали «Снобу», чем обернется предложение Минпромторга и может ли Россия позволить себе медицинское импортозамещение

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Артем Богачев, ортопед-травматолог, сотрудник научного клинического центра ОАО «РЖД»:

Вся медицинская аппаратура наших операционных и перевязочных сейчас зарубежная — из США и Евросоюза. Из России только самые простые вещи вроде упоров, то есть железки без начинки. То же самое и во всех городских больницах: везде стоит высокотехнологичное зарубежное оборудование, которое закупили в рамках национального проекта «Здоровье» — это оборудование мировых брендов. Из отечественного кое-где остались аппараты еще советских времен, они доживают свои последние годы и находятся в плачевном состоянии. Если мы перестанем закупать оборудование за границей, то уровень медицины резко упадет. Например, для малоинвазивных операций нужно серьезное оборудование, которого у нас не делают. Если его не будет, то и операций таких не будет. То же самое и с лапароскопическими операциями на брюшной полости. Если мы говорим о травматологии, то при переломах людям часто ставят пластины — их делают и у нас, причем неплохо. Но по качеству они все равно уступают зарубежным. Тем более что за рубежом есть международные организации, которые курируют разработку новых имплантов. То, что делают у нас, копируется с Запада, а запатентованное оборудование скопировать нельзя.

Сергей Шемакин, кардиохирург:

В России сейчас есть свое современное медицинское оборудование, и его надо выводить на рынок. Оно не уступает зарубежному по качеству. Может быть, сейчас как раз удобный момент, чтобы это сделать. Ведь у нас действительно есть прорывные технологии, но рынок занят зарубежными поставщиками. С другой стороны, с зарубежной продукцией некоторые работают годами и привыкли к ней. В целом, если запрет будет действовать в пределах разумного, без перегибания палки, то ничего страшного.

Алексей Свет, кардиолог, главный врач Первой городской больницы:

Новость о том, что закупку многих медицинских аппаратов из-за рубежа могут запретить, совершенно не радует. Что-то и у нас делают нормально: например, компьютерные томографы. Они не экспертного класса, но для скрининга подходят.

Но есть медицинская аппаратура, которую у нас не производят вообще или производят хуже, чем за границей. И это нормально: в каждой стране есть продукция, которую делают хуже, чем в каком-то другом месте.

В вероятности такого запрета нет экономической логики: страдают в итоге собственные граждане. Это как отморозить уши назло маме. К таким инициативам надо подходить с умом, а у нас как будто просто берут список и все по списку предлагают запретить. А ведь мы, например, никогда не могли похвастаться индустрией товаров для инвалидов или недоношенных детей. Так что, надеюсь, предложение о запрете еще не раз тщательно взвесят и обсудят.

Екатерина Концерева, директор по маркетингу компании «Санте Медикал Системс»:

Рынок медицинского оборудования в России сейчас на 80% состоит из иностранных компаний-поставщиков, то есть почти все оборудование зарубежное. Прежде чем вводить новый список ограничений на закупку, нужно как следует продумать программу импортозамещения. В расширенном перечне, который предложил Минпромторг, есть много новых позиций, и якобы под каждую из них есть отечественные аналоги. Но вот, например, российские томографы — только отчасти российские. Да, мы делаем для них какой-то софт, но основные комплектующие для них привозят из США, а полноценного производственного комплекса в России еще не создали.