Алина Фаркаш /

Эмиграция как квест. Часть 17. Секреты ульпана

Алина Фаркаш вместе с мужем и двумя детьми переехала из Москвы в Израиль. В своей колонке она рассказывает обо всех этапах пути, о том, как увезти любимый скутер, не развестись с мужем, не потерять старых друзей и завести новых. В 17-й части читайте о том, как проходит учеба в ульпане и что ждет автора через пять месяцев

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Продолжение. Начало читайте здесь:

Первого сентября наша двухлетняя дочь впервые пошла в сад, сын — в четвертый класс израильской школы, а я — в ульпан. И ульпан пока затмил для меня все остальные события, которые я бы в другой ситуации посчитала чрезвычайно важными.

Во-первых, в ульпане смертельно устаешь. Я слышала от друзей с кандидатскими, докторскими и несколькими высшими, что они никогда в жизни так интенсивно не учились, и примерно представляла себе степень нагрузки, но все-таки оказалась не очень готова.

Учеба начинается в восемь и длится до двенадцати тридцати. К часу я прихожу домой, падаю на кровать и сплю до вечера. Ну, во всяком случае — в мечтах. В реальности есть еще работа, дети и, главное, домашнее задание. Оно занимает около трех часов ежедневно.

Сначала кажется, что ты ничего не запоминаешь, что ни одно сознание не может вместить такое количество информации сразу — а потом внезапно оказывается, что ты что-то понимаешь! Что за все занятие учительница не сказала ни одного слова на английском, а ты — понимаешь! Поразительное ощущение.

В Москве у меня был план: упорно учить язык с частным преподавателем, чтобы сразу пойти в ульпан «бет». Небольшая справка: «алеф» — начальный уровень, «бет» соответствует примерно уровню трехлетнего ребенка, с ним можно, например, работать в магазине, «гимел» означает уже свободное владение языком для обычной жизни, «далет» позволяет поступить в университет, читать серьезные книги, работать на хорошей офисной должности. Есть еще два уровня, которых нет в нашем ульпане, — «йод» и «вав» — нужны тем, кто собирается поступать в медицинский университет и на юридические факультеты. Я стремлюсь к «далету». Но план, выглядевший безупречным в Москве, провалился. По приезду на нас свалилось такое количество дел и стрессов, что ради банального выживания пришлось избавляться от любых дополнительных нагрузок. Поэтому я шла сдавать языковой тест с багажом в 12 разрозненных занятий и после двух месяцев полного простоя. Впрочем, сам экзамен в ульпане проходил специфически: толпа народа бегала за завучем, и если ты успевал пробиться к нему поближе, то получал несколько листов с тестом. Причем для представителей разных стран эти тесты были разными. Дальше ты мог делать все, что угодно! Можно было сесть прямо на пол в коридоре и писать, можно было найти любую свободную аудиторию. Время никак не ограничивалось, так же как и пользование гаджетами, и списывание. Можно было хоть уехать со своим тестом домой и вернуться обратно в тот же день.

Когда ты заканчивал тест, необходимо было встать в очередь на устное собеседование. Пять минут разговоров с преподавателем — и тебя определяют в нужную группу. Причем, судя по всему, группы делили не только по уровню знаний, но и по уровню мотивации. Я более-менее неплохо справилась с тестом, но потерпела сокрушительное поражение во время собеседования: я банально тренировала грамматику, чтение и умение печатать вслепую на иврите, но у меня не было ни малейших навыков разговорной речи.

Меня определили в группу «алеф плюс» — для начинающих, которые уже хоть что-то знают. Еще есть «алеф плюс-плюс», «бет минус» — в общем, администрация ульпана по-разному изворачиваются, чтобы хоть как-нибудь адекватно сгруппировать людей со всего мира, занимавшихся у разных преподавателей и по разным методикам. Во время обучения можно переходить из группы в группу. Например, один парень, который пользовался словарем, переводчиком и помощью ивритоязычных друзей во время теста, в первый же день выяснил, что он совершенно ничего не понимает во время занятий, и попросился на уровень ниже. А меня через два дня перевели на уровень чуть выше. В нашей группе я одна из самых слабых — многие мои одногруппники учили иврит по году и дольше — и мне приходится напрягать все силы для того, чтобы успевать за ними.

У нас в группе есть французы, бельгийцы, американцы, испанец, венесуэлка, англичанка, несколько человек из России и Украины. Особенно меня мучают бельгийцы: очень молоденькие, очень хорошенькие парень с девушкой, которые приехали вместе и которые подготовлены существенно лучше всех остальных. Они так трагически вздыхают в те моменты, когда остальные переспрашивают или просят объяснить еще раз. Я вообще удивляюсь, почему они оказались в нашей почти начальной группе. Но у меня есть коварный план: я планирую хорошо учиться, и через пять месяцев мы посмотрим, кто с каким результатом придет к окончанию ульпана.

В остальном в ульпане совершенно восхитительная атмосфера, какая бывает только на первом курсе в любимом университете. Все друг с другом знакомятся, обмениваются бутербродами на переменах, немножко списывают, немножко хвастаются. Все вкалывают совершенно невообразимым образом.

Однажды мы обнаружили в нашем здании стайку девушек в военной форме — хорошеньких, как котята: прошел слух, что это добровольцы, которые будут помогать желающим развивать разговорные навыки. К девушкам немедленно выстроилась очередь из десятков желающих: их было четверо, а нас — целая толпа. Некоторые не брезговали даже самыми грязными приемами: видела, например, как один пожилой француз целовал им ручки и напевал что-то такое… французское! Но все оказалось зря: девушки пришли заниматься с самыми молоденькими учениками, которым сразу после окончания ульпана нужно будет идти в армию.

Немного цифр: учимся мы с 8.00 до 12.30, учебник стоил 50 шекелей — его можно купить прямо в ульпане, всего в день три урока по полтора часа, учиться мы будем пять месяцев. Группы одного уровня учатся по одному и тому же учебнику. То есть не важно, с чего ты начал «алеф» — с изучения букв или с беглой разговорной речи, как наши бельгийцы, — в результате ты пройдешь одну и ту же программу, разница будет только в том, насколько богат будет твой словарный запас в конце и насколько свободно ты разговариваешь. Моя подруга рассказывала, что ее группа прошла учебник за три месяца, а оставшееся время они читали газеты, смотрели фильмы, обсуждали друг с другом прочитанное и уведенное и так далее. Таким образом к экзаменам у их группы был уровень гораздо выше, чем у соседнего «алефа», многие из них смогли сдать экзамены сразу на «гимель», перескочив через курс.