Все новости

«Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви». История самой известной работы художника Дмитрия Врубеля

14 августа в Берлине умер художник Дмитрий Врубель — автор одного из самых известных граффити, изображенных на Берлинской стене, «Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви» (или «Братский поцелуй»). «Сноб» вспоминает историю работы, ставшей символом воссоединения Германии

15 августа 2022 17:20
Граффити «Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви» (или «Братский поцелуй»)
Фото: Nick Fewings AcIztr / Unsplash

Фотографию целующихся генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева и руководителя ГДР Эриха Хонеккера, сделанную французским фотографом Режи Боссю, Дмитрию Врубелю показала знакомая из Парижа. «Это была отвратительная, омерзительная вещь, меня сначала чуть не вырвало, — вспоминал художник, — но все-таки я, как это обычно бывает, хотел зафиксировать в искусстве то, что невозможно там зафиксировать, и эта работа как-то сама по себе начала жить в моей голове». Первые эскизы будущего граффити увидел поэт и художник Дмитрий Пригов, именно он сказал: «А хорошо бы эту работу на Берлинскую стену». Врубель тогда посмеялся и забыл об этом смелом, но, как ему тогда показалось, не совсем реалистичном проекте.

В начале 1990 года в квартирную галерею Врубеля (в 1986–1996 годах художник организовал в своей квартире галерею «Кварт-Арт») пришел галерист Александр Бродовский, приехавший из Берлина, чтобы найти художников для первой выставки советского авангарда в ГДР. Он пригласил* Врубеля в Берлин и предложил нарисовать работу на Берлинской стене. Тогда знакомые художника называли* предложение Бродовского «идиотизмом» (зачем писать на заборе, который, как многие тогда думали, через пару месяцев снесут), советовали ехать в Западный Берлин и начинать сотрудничать с галереями. Несмотря на уговоры и сомнения, художник поехал в ГДР. 

«Когда я впервые увидел стену — недалеко от Warschauer Straße, — меня поразило, какая она низкая, — рассказывал Врубель, — для меня стена была The Wall, фортификационное сооружение, за которым ничего не видно, — в этом, кстати, огромная ошибка гэдээровцев, надо было строить метров 50 высотой, чтобы с Востока не было видно Западного Берлина вообще». Возле стены, вспоминал художник, стоял фургон с красками, несколько работ на ней уже были нарисованы, а место это уже стали называть East Side Gallery (англ. «Галерея восточной стороны»).

Художник Дмитрий Врубель
Фото: Hannibal Hanschke / DPA / ИТАР-ТАСС / PHOTAS

У стены стояла девушка, которая «выдавала разрешения на рисование», художнику она сказала, что Брежнев и Хонеккер — «это политика», и ушла с кем-то советоваться. «Мне было сказано: Сенат Западного Берлина и правительство ФРГ боится, что если Горбачев увидит эту работу на стене, то он запретит объединяться ГДР с ФРГ. Я даже в это поверил», — говорил Врубель. Потом разрешение все-таки дали и попросили подписать контракт, что обрадовавшийся художник сделал не глядя. Прочитал он бумагу только через пять лет: в документе говорилось, что, подписываясь, художники передают все права на изображения.

Свое желание изобразить именно Брежнева и Хонеккера Врубель объяснял так: «В этой работе один немец, другой русский, и Берлинская стена о том же самом, но наоборот: здесь — полная любовь, а Берлинская стена разъединяет два мира — точное попадание». В 2000-х в Берлине стали продавать сувениры с «Поцелуем»: магниты, кружки, открытки. Но так как, по словам художника, много лет картина жила своей жизнью, а он своей, идеи капитализировать популярность у него не было. 

В марте 2009 года Врубель шел мимо стены и увидел, что его картины больше нет — перед 20-летием объединения Германии работы на стене решили реставрировать, а часть изображений закрасить. Художник сфотографировал место, на котором раньше было граффити, и решил с помощью СМИ обратить внимание на то, что его стерли. План сработал — немцы возмутились, а сам Врубель начал рисовать «Поцелуй» заново.

Вскоре стало ясно, что написать то же самое изображение второй раз гораздо сложнее, чем в первый. Художник понимал, что в памяти людей работа сохранилась в первоначальном виде, и боялся реакции вроде «ну да, конечно, та-то была круче, мы все понимаем, повторять сложно, и вы не такой молодой». «Я смыл все и каким-то образом заставил себя отключиться от этих мыслей, — говорил Врубель, — и через пару дней, когда уже были готовы лица, пять немецких газет одновременно вышли с фотографией этой работы и передовицами вроде "мы обрели Bruderkuss". Тут я успокоился — попал».   

После «реставрации» у «Братского поцелуя» Врубель бывал редко, но одно наблюдение все-таки сделал: на асфальте перед изображением всегда были лужи — в любую погоду. «Можете сейчас подойти — там тоже будет вода. Я не понимал этого феномена, — рассказывал* художник. — Потом понял, что люди вытоптали асфальт около этой работы, там в эту лунку набирается вода». Популярность изображения Врубель объяснял просто, он говорил: «Это картинка про любовь».  

*СМИ признано Минюстом иностранным агентом и заблокировано по требованию Генпрокуратуры.

Подготовила Ольга Обыденская

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Катерина Мурашова

Воспитание детей часто становится нелегким испытанием для взрослого человека. Тем более если это ребенок чужой — от предыдущего брака. Истории двух семей рассказывает Катерина Мурашова.

МИД Эстонии решил закрыть границы для россиян с шенгенскими визами, выданными республикой. Кто все еще может въезжать в страну и что будет дальше — в материале «Сноба».

Лето неминуемо подходит к концу. А значит, самое время найти куртки, пальто и пуховики на осень и зиму. «Сноб» выбрал восемь российских марок, на которые стоит обратить внимание.