Все новости

GettyImages-547999101.jpg

Юрий Дейгин

Панацея от смерти

Редакционный материал
Когда мы начнем массово замораживать свои тела для оживления в будущем? Вице-президент фонда «Наука за продление жизни» Юрий Дейгин — о том, станет ли крионика трендом ближайших лет
19 января 2018 19:51

Смерть уже давно воспринимается наукой не как единовременное событие, а как процесс, включающий в себя определенные этапы. На эти этапы можно повлиять. Так, раньше остановка сердца и прекращение дыхания считались безусловными признаками смерти, а теперь врачи называют такую смерть клинической и вполне умеют обращать ее вспять.

Например, если после диагностирования клинической смерти прибегнуть к гипотермии (то есть снижению температуры тела), то это замедлит биологические процессы и позволит отсрочить «умирание» еще на несколько десятков минут без каких-либо последствий для человека. Гипотермию часто используют и хирурги при проведении операций, требующих остановки сердца. Как правило, в этих случаях температура тела пациента остается в пределах 20−25°С.

Но что случится с организмом, если охладить его еще сильнее?

Криобиология и крионика

Ответить на этот вопрос пытается криобиология — она исследует влияние низких температур на живые организмы. Именно благодаря открытиям в этой области появилась возможность говорить о крионике (а также «криоконсервации», «криосохранении»). Цель крионики заключается в том, чтобы ввести организм в состояние длительной паузы (анабиоз) при помощи глубокой заморозки (–196°С), а в будущем вернуть его к жизни, сохранив при этом личность человека.

Автором концепции считается американский физик и математик Роберт Эттинджер, который в 1962 году опубликовал книгу «Перспективы бессмертия», а спустя несколько лет, в 1976 году, стал одним из создателей первого в мире Института крионики (Cryonics Institute, США), где криоконсервации подверг свою мать, обеих жен и себя.

Первым настоящим пациентом стал Джеймс Бедфорд, профессор психологии, который был криосохранен в 1967 году после смерти от рака

Однако предпосылки для возникновения криосохранения в его современном виде возникли гораздо раньше, причем в России: еще в 1912 году российский физик и биолог-экспериментатор Порфирий Бахметьев проводил опыты по введению в анабиоз летучих мышей, а первым в мире криопациентом едва не стал В. И. Ленин.

Один из инициаторов сохранения тела вождя, коммунист Леонид Красин, был убежден, что только низкая температура позволит защитить тело на долгий срок, а со временем наука обязательно найдет способ возвращать замороженных людей к жизни. Впрочем, идея не получила одобрения, Ленин был забальзамирован, а первым настоящим пациентом в итоге стал Джеймс Бедфорд (James Bedford), профессор психологии, который был криосохранен 12 января 1967 года после смерти от рака.

«Скорая помощь» в будущее

Никаких гарантий того, что в будущем Бедфорда удастся оживить, крионика сегодня дать не может. И исследователи, работающие в этой области, и компании, предоставляющие услуги по криоконсервации, опираются лишь на веру в научно-технический прогресс, который должен решить все проблемы. Неудивительно, что в научной среде сложилось довольно неоднозначное отношение к крионике, а некоторые криобиологи относятся к ней примерно так же, как астрономы к астрологии.

Несмотря на это, число криопациентов растет. На сегодняшний день в мире насчитывается меньше десятка компаний, предлагающих услуги криосохранения людей. У самой крупной из них — американской компании Alcor (Alcor Life Extension Foundation) уже примерно 150 криопациентов и еще около 2000 потенциальных «клиентов», подписавших контракт на криосохранение. На российском рынке работает пока только одна компания, «КриоРус», у которой насчитывается 55 пациентов.

Для некоторых игра стоит свеч — особенно это актуально в ситуации, когда современная медицина оказывается бессильной спасти и вылечить умирающего человека

Это связано в первую очередь с тем, что крионика, в отличие от других технологий, дает хоть какой-то шанс на «реанимацию», то есть возвращение к жизни умирающих сегодня людей. Шанс, который, хоть и варьируется по разным оценкам криобиологов, но все равно выше нуля, пусть даже и на доли процента. Для некоторых игра стоит свеч — особенно это актуально в ситуации, когда современная медицина оказывается бессильной спасти и вылечить умирающего человека. Не так давно широко обсуждалась новость о том, как 14-летняя британка, больная раком, добилась через суд права на криоконсервацию именно для того, чтобы этот шанс реализовать.

Впрочем, не только слепая вера в прогресс дает надежду на то, что крионика может сработать. В открытом письме в ее поддержку, подписанном 69 учеными, перечислены экспериментально доказанные аргументы в пользу дальнейших исследований.

Крионавты в природе

Помимо экспериментальных данных, науке известны живые организмы, которые умеют криосохраняться самостоятельно. Огромное количество обитателей нашей планеты отлично переносит «заморозку» — например, многие растения безопасно переносят температуры от –4°С до –12°C.

Животных, которым периодически приходится переносить длительное или кратковременное переохлаждение, тоже достаточно много. Самый известный «крионавт»-рекордсмен — сибирский углозуб (Salamandrella keyserlingii), который регулярно переносит температуры до –50°C и способен оживать чуть ли не после 90 лет пребывания в вечной мерзлоте.

Еще одно примечательное животное, способное выживать в течение нескольких месяцев при –20°C (в виде куколок), —  североамериканская моль цекропия (Hyalophora cecropia), крупное насекомое с размахом крыльев до 16 сантиметров. Для этого цекропия придумала собственный рецепт криопротектора, то есть вещества, которое защищает организм от повреждений при замораживании, из глицерина и сорбитола.

Крестьянин перепил бренди, упал в снег и заснул. Его полностью замерзшее тело обнаружили только на следующее утро, после чего его положили в гроб и начали приготовления к похоронам

Хорошие результаты показывает и наш более близкий теплокровный млекопитающий родственник — арктическая белка (Spermophilus parryii). Она может неделями находиться в спячке при температуре тела от –2 до +5°C. При этом было показано, что у нее полностью выключается электроволновая активность мозга (как и у людей, охлажденных ниже +18°С). Это подтверждает гипотезу о том, что долговременная память, которая составляет основу нашей личности, закодирована в структуре мозга  —  нейронах, синапсах и так далее, а не в его электрической активности.

Людям тоже удавалось не только выжить при экстремально низких температурах, но и вернуться после сильного переохлаждения к нормальной жизни. Самый ранний из известных случаев произошел со шведским крестьянином в 1756 году и был описан в публикации Шведской академии наук в 1757 году. Крестьянин перепил бренди, упал в снег и заснул. Его полностью замерзшее тело обнаружили только на следующее утро, после чего его положили в гроб и начали приготовления к похоронам. Однако неожиданный визит врача спас счастливчику жизнь. Врач осмотрел тело и не увидел признаков жизни: лицо и конечности были ледяными, суставы неподвижными, глаза открытыми; также не было признаков дыхания или сердцебиения. Однако он заметил, что в глубине живота оставалось тепло. Врач приказал растирать руки и ноги, а на туловище поместить горячие припарки. В результате пациент постепенно вернулся в жизни, а на следующий день уже почти полностью восстановился.

Примеры восстановления после заморозки вызывают вполне логичное и разумное желание разгадать биологические механизмы, которые работают в таких случаях, и применить их на людях

Намного более известный, хоть и не самый показательный пример  —  Бек Везерс, который в 1996 году провел несколько дней на Эвересте, пережив экстремальное переохлаждение. Также можно вспомнить о годовалой Эрике Нордби — она провела несколько часов в снегу при температуре –24°C, и температура ее тела упала до 16°C, однако через два часа ее сердце опять забилось. Шведская лыжница Анна Багенхольм полтора часа находилась подо льдом, охладившись до рекордных 13,7°C. После нескольких недель в больнице Анна полностью восстановилась.

Все эти примеры восстановления после заморозки вызывают вполне логичное и разумное желание разгадать биологические механизмы, которые работают в таких случаях, и применить их на людях.

Эксперименты

После первых опытов Порфирия Бахметьева наука стала развиваться довольно интенсивно. Примерно в то же время ученые успешно замораживали и размораживали некоторые виды насекомых, но расцвет криобиологии пришелся на середину XX века.

Чего стоят, например, эксперименты 1950-х годов на хомяках: исследователи доводили температуру их тела до –1°C и варьировали время заморозки, чтобы установить, какое время охлаждения организм может перенести. Опыты показали, что до 60% воды в мозге может превращаться в лед без видимых поведенческих последствий для животных после размораживания. Кстати, в исследованиях 1954–1956 годов некоторые хомячки выживали даже после охлаждения ниже –3°C.

В начале 2000-х годов звезде криобиологии, геронтологу Грегори Фэйи удалось успешно охлаждать почки кроликов до –22°C или даже –45°C

XXI веку тоже есть чем похвастаться. И речь идет в первую очередь об экспериментах, связанных с заморозкой отдельных органов животных. Эти опыты сыграли огромную роль как для криобиологии, так и для крионики.

Самым сложным органом для криосохранения долгое время оставалась почка: после размораживания ее функция, увы, критически нарушалась. Но в начале 2000-х годов звезда криобиологии, геронтолог Грегори Фэйи (автор книги «Будущее старения») смог взять этот рубеж. Ему удалось успешно охлаждать почки кроликов до –22°C или даже –45°C, а для двух кроликов он смог добиться охлаждения до –130°C!

Криосохранение мозга

По сравнению с почкой мозг куда более приспособлен для заморозки. Его удавалось многократно замораживать, полностью или частично, без структурных повреждений. Более того, в нескольких работах было отмечено и сохранение различных функций мозга.

Самыми интригующими были (и остаются) опыты японского криобиолога Исаму Суда. В 1974 году Суда опубликовал статью, в которой, в частности, показал, что даже после 7 лет заморозки при –20°С кошачий мозг демонстрировал синхронизированную электрическую активность в течение нескольких часов после размораживания, хотя и худшего качества, чем у мозга, который заморозке не подвергался.

Воспроизвести полученные результаты никому из его последователей пока не удалось. Перед выходом на пенсию Суда передал все свои материалы и лабораторные журналы Грегори Фэйи, и тот не нашел в них каких-либо признаков фальсификации.

Технология остановки мозговой деятельности с последующим восстановлением была неоднократно подтверждена в десятках экспериментов на животных и даже уже проходит клинические испытания на людях в США

Почему так важны опыты, демонстрирующие способность мозга к восстановлению своих функций после краткосрочного или длительного перерыва в его работе? Потому что они показывают, что крионика может сработать: ведь почти все нейробиологи соглашаются, что долговременная память, а значит, и наша личность закодирована в физических структурах мозга, а не в его электрической активности. Более того, электрическая активность мозга прекращается при температуре тела ниже +18°C, но это не несет каких-либо негативных последствий после восстановления гомеостаза. Это мы видим и на людях, перенесших сильное переохлаждение или операцию на мозге, и на экспериментальных животных  —  от червей-нематод и хомяков до приматов.

Причем технология остановки мозговой деятельности с последующим восстановлением была неоднократно подтверждена в десятках экспериментов на животных и даже уже проходит клинические испытания на людях в США  (речь идет об исследовании EPR CAT по вводу в анабиоз и охлаждению до 10°C пациентов с огнестрельными ранениями).

Что же все-таки с разморозкой?

Сторонники крионики любят шутить, что по планете уже ходят тысячи размороженных криопациентов. Доля правды в этой шутке есть  —  просто заморожены эти криопациенты были еще эмбрионами. Так что можно утверждать, что на Земле живет уже более 10 000 «крионавтов», успешно перенесших заморозку, длительное хранение и размораживание. Причем некоторые в этой заморозке находились годами (до 16 лет!).

Заморозка и успешное размораживание эмбриона, безусловно, одно из осязаемых достижений сегодняшней криобиологии, но это всего лишь 4 или 8 клеток. Есть и более впечатляющие примеры. Например, женщинам, болеющим раком, удаляют яичники, чтобы уберечь их от химиотерапии, замораживают, а затем пересаживают обратно. И эти яичники функционируют: женщины, которые перенесли эти процедуры, родили уже более 70 детей.

Криобиология пока не может похвастаться восстановлением млекопитающего после температур ниже 0°C

Кроме того, недавно американские ученые из университета Миннесоты опубликовали результаты своей последней работы и представили новый способ разморозки органов без их повреждения. Криоконсервация сегодня относится к наиболее перспективным способам сохранения донорских органов и значительно усиливает позиции крионики: ведь по сути главная задача крионики — научиться криоконсервировать мозг, в расчете на то, что медицина будущего уже будет уметь его пересаживать или клонировать его содержимое.

Чем-то более существенным криобиология пока похвастаться не может:  например, восстановлением млекопитающего после температур ниже 0°C. Ходят слухи, что ученые пытались провести подобные эксперименты со свиньями, но подтвержденных данных нет.

Шанс на жизнь

Вопросов к крионике пока больше, чем ответов. Никто не знает, как будут оживлять пациентов: возможно ли восстановить первоначальный мозг или его придется клонировать; можно ли разгадать все нейронные связи и смоделировать с помощью компьютера. Да и нет гарантий, что технология восстановления вообще появится. А если и появится, то как будет проходить адаптация «воскресших» людей? Но вся эта неопределенность пугает сторонников криоконсервации куда меньше гарантированной смерти в сырой земле или в печи крематория.

Делать из крионики культ, конечно не стоит. Основная ее задача на сегодняшний день — дать шанс тем людям, которые хотят жить дольше того срока, который им способна обеспечить сегодняшняя медицина. И для многих даже мизерный шанс успеха лучше гарантированного небытия.

Читайте также
Хирург Александр Бронштейн — о том, почему жить сто лет скоро станет нормой, если этому не помешает коррупция в государстве
Татьяна Мизгирева
Почему не нужно бояться смерти и искать от нее лекарство
Вадим Смыслов
Московская компания «Криорус» замораживает людей после смерти, чтобы ученые будущего могли поставить их на ноги. И все бы хорошо, но оказалось, что большинство людей не нуждается во втором шансе
Полина Еременко
Каково это — умереть в России без имени? Каким бывает последний путь невостребованных тел в Москве? Что происходит на крупнейшем кладбище неопознанных тел?