Все новости

big.jpg

Ника Репенко

Посадит редиску, сыграет в солдатиков и отвезет в школу. Кто такой «папа напрокат»

Редакционный материал
«Папы напрокат» рассказали «Снобу», как они помогают решать детские проблемы, какие чувства испытывают к своим клиентам и что в их работе самое главное
23 января 2018 11:50

Дмитрий, 34 года, Красноярск

Я работал детским фотографом, когда один мой товарищ сказал: «У меня есть знакомая семья, они хотят куда-нибудь сходить вместе с ребенком и не могут: папы нет. Ты не хочешь составить им компанию?» Я подумал: а почему нет? В итоге прекрасно провели время, ну а дальше обо мне стали узнавать через сарафанное радио.

Папа напрокат — все же не профессия, скорее, дополнительный заработок. Если люди просят меня прийти и мне интересно их предложение, я иду. Но чаще все-таки отказываю: не на все условия заказчиков я готов согласиться. Например, я никогда не остаюсь на ночь. Бывает, так заиграемся с ребенком, что он просит меня переночевать у них дома. И мама тут же: «Оставайтесь». Но работа есть работа, неважно, какие чувства люди ко мне испытывают.

Бывало и такое, что одинокие мамы пытались перевести наше знакомство в романтическое русло. Никогда этого не делал и не сделаю. Я считаю, неправильно переходить от деловых отношений к личным, даже если отношусь к семье ребенка очень тепло.

Работаю я так: живет, к примеру, семья — девушка с ребенком, а отца у них нет. Со мной они могут сходить в кино, в парк, куда-то съездить, чтобы ребенок почувствовал, что рядом есть мужчина. Один с ребятами я не сижу: я все-таки не нянечка. Вот свозить их с семьей на пикник, на природу, за город — это запросто. Как-то раз мы поехали с ребенком и его бабушкой на дачу — сажать редиску. Сидим рядом все вместе, втыкаем семена в землю, и все счастливы!

Есть семьи, с которых мне просто не хотелось брать оплату

Конечно, если мы куда-то едем и ребенку что-то интересно, я ему подсказываю: как что-то починить, отпилить, смастерить. Отвечаю на какие-то вопросы так, как ответил бы ему родной отец. Специального образования у меня нет, но какие-то простые, житейские вещи я объяснить только рад.

Как я уже говорил, папа напрокат — моя работа, и со всеми семьями я общаюсь одинаково. Кого-то особенного нет, но я всех помню, потому что детям со мной было интересно. Я же не просто пришел, быстро что-то сделал, поскорее забрал деньги и ушел. Есть семьи, с которых мне просто не хотелось брать оплату. Я вижу их эмоции: что им хорошо, приятно, когда я рядом с ними, тут говорить о деньгах было даже неудобно. Если у людей не так много финансов и я потратил на них немного времени, то денег могу не взять. Но это единичные случаи: заработок для меня все-таки тоже важен. Ведь это все мое время, усилия, эмоции. 

Пока есть желание, я планирую заниматься этим делом, но переводить его в бизнес не хочу. Мне предлагали устроиться в агентство, но я не согласился: нет интереса. Для меня важны эмоции, которые люди испытывают, и чтобы всем было интересно.

Сам я, кстати, не женат. Живу с дочерью, ей сейчас 8 лет. О моей подработке она ничего не знает.

Андрей, 34 года, Зеленоград

У меня был брак, есть свои дети, но жена со мной развелась. В какой-то момент она захотела забрать детей и решила, что сама будет с ними справляться. Я своим детям много внимания уделял, а сейчас вижусь с ними в детском саду. Там я общаюсь и с другими ребятами тоже.

Работать с детьми я начинал в качестве аниматора. Знакомые, которые занимались организацией праздников для детей, пригласили меня помочь им с мероприятием в коттеджном поселке. Там я вместе с ребятами готовил что-то на костре, потом мы общались, пили чай со сладостями. Все остались довольны. На этом празднике была директор детского сада, и она предложила мне помочь в создании детского лагеря. Я согласился. Мы сделали лагерь, но не только с развлечениями, а еще и с гармонизацией отношений: помогали детям решать проблемы с социумом, развивать таланты, правильно обращаться с эмоциями. 

Эти принципы я перенес и в свою работу в качестве воскресного папы. Я начал ездить домой к ребятам, у которых нет отца или он не может уделять им достаточно времени. Вот с такими детьми, которым не хватает мужского внимания, я и провожу время. Если ребенок хочет — помогаю им что-то мастерить и делать своими руками. Ведь это прекрасный способ познавать себя и развиваться! 

Мужское внимание очень важно. Если в семье нет отца, то ребенок испытывает дефицит этого внимания. Сейчас ведь у нас везде женщины: в школах, больницах, даже в судах. Женщина сама пытается дать пример мужского поведения, но ребенок его не поймет и не усвоит. Отсюда, мне кажется, появляются маменькины сыночки, которых чрезмерно опекают, либо недолюбленные дети, которых опекают недостаточно.

Папы, которые не могут уделять достаточно внимания ребенку, относятся к моему появлению совершенно спокойно

Поэтому за моими услугами обращаются довольно часто. Я вообще специалист широкого профиля, если так можно сказать: работаю и Дедом Морозом, и папой, и вечеринки для детей организую, квесты. Мне интересно слушать о том, что ребенку нравится, о его увлечениях, мечтах.

Бывает, в школе ребенка обижают. Тем детям, на которых давят, я стараюсь помочь спокойно реагировать на обидчиков. Пытаюсь научить их развивать какой-то свой талант, вместо того чтобы злиться. Когда я так помогаю детям, то и сам получаю огромную отдачу.

Папы, которые не могут уделять достаточно внимания ребенку, относятся к моему появлению совершенно спокойно. Они ведь тоже получают ценный опыт, когда видят, как я строю отношения с их ребенком. Я и сам с радостью рассказываю о том, как нужно правильно это делать.

За свои услуги я беру немного — где-то полторы тысячи рублей. Но и эти деньги нужны мне то на дорогу, чтобы доехать до нужной семьи, то сам ребенок попросит купить ему какое-нибудь угощение. В работе для меня все же важнее не деньги, а эмоции и опыт, который я получаю от общения с детьми.

Василий, 52 года, Красноярск

По образованию я филолог. Изначально занимался репетиторством — преподавал английский язык. Потом так получилось, что я начал возить ребят на спортивные тренировки и соревнования. Бывает такое: родственник, который обычно водил ребенка на занятия, приболел, кому-то просто некогда. А у меня большая машина, большой водительский опыт, к тому же я уже больше 30 лет совсем не пью спиртного.

Чуть позже я придумал заниматься репетиторством прямо в дороге. Все-таки у нас большой город, пробки, иногда приходится добираться до места почти час. Вот я везу детей на тренировку, а сам даю им новые слова, рассказываю, как на английском называются окружающие предметы: солнце, дорога, разные цвета. Не брать же с родителей деньги просто за то, что я куда-то везу их детей. 

Папой напрокат я работаю больше восьми лет. Информацию обо мне знакомые передают своим знакомым, те — другим, и так далее, специальной рекламы я не давал. 

Одних детей мне редко кто-то доверяет. Обычно меня просят свозить их куда-то с мамами. Так что дети не обязательно из неполных семей, просто у многих отцы работают на вахтах или очень заняты, или у них нет времени. Вот я и помогаю. 

Я считаю так: ребенок становится умным не потому, что он прочитал всего Карла Маркса, а потому, что у него есть общее понимание мира. Поэтому я не занимаюсь с детьми только английским, а стараюсь поднять их общий уровень, кругозор. Из чего состоит Солнце, что за машина проехала мимо нас и так далее. Когда ребенок интересуется тем, что вокруг, он становится любознательным. И дальше это уже может во что-то развиться. 

Для меня папа напрокат — это форма репетиторства

Так как я сам имею несколько спортивных разрядов, то иногда занимаюсь с ребятами спортом. Семья одного мальчика приехала к нам в Сибирь из Санкт-Петербурга. Мама у ребенка была, судя по всему, женщина ветреная, а отец, видимо, был ее очередным. И вот мальчик мне рассказывал, что у него не клеятся отношения с новым папой. Папа даже к собаке своей относился лучше, чем к мальчику. Ребенок все это понимал, конечно. Не ладились у него отношения и с местными пацанами — он их боялся. Тогда мы с ним брали мяч и шли на футбольное поле. Пришли местные, увидели, что у парня что-то получается, и начали к нему иначе относиться. 

Бывало и такое, что я играл с детьми в солдатиков. Для них это очень важно, когда ты показываешь, что ты не просто какая-то бездушная машина. Детей не обманешь. Если они почувствовали фальшь, то ничего хорошего уже не будет.

Для меня папа напрокат — это форма репетиторства. Да и сами родители не очень любят объяснять, что я — посторонний человек — вхожу в их быт, провожу досуг с их детьми. Чаще они говорят, что я занимаюсь репетиторством или тренирую их детей.

Родители не могут понять главного: нужно не мяч ребенку дать попинать, а внимание. Ребенок никогда не должен чувствовать себя никчемным. 

Однако сейчас я сворачиваю это дело. Дети теперь не очень хотят учиться, часто болеют. В итоге ты рассчитываешь, что заработаешь денег, а приходит зима, ученики начинают заболевать — и все. Сегодня можешь хорошо поесть, а завтра — как получится. Я и сам стал терять к этому интерес, потому что нет стабильности. Углубился в воспитание сына. Жена у меня, кстати, тоже педагог, как и я. Поэтому к моей работе «папы напрокат» относится совершенно спокойно.

Читайте также
Анна Алексеева
В России около 600 тысяч отцов-одиночек, а профессия «папа напрокат» стала более чем востребованной. «Сноб» выяснил, как живут мужчины, взявшие на себя заботу о детях, и те, для кого это стало работой
В современном мире мужчины все чаще берут на себя заботу о детях после развода или смерти супруги
Анна Алексеева
В России задумались над созданием федерального совета отцов, который займется защитой семейных ценностей и укреплением престижа отцовства. Между тем каждый третий ребенок в нашей стране растет без отца. Люди, выросшие в неполных семьях, рассказали «Снобу» о голодном детстве, одиночестве и раннем взрослении