Все новости
Редакционный материал

О чем себе думают эти животные?

Пять историй о разных зверях, в которых те иногда думают как люди, а иногда ведут себя подобно бездушным машинам
26 ноября 2018 12:15
Фото: Joshua J. Cotten

Несколько научных работ, которые мы намерены сегодня представить благосклонному читателю, объединены общей темой: они о том, как устроено сознание животных. Наши представления об этом мечутся между двумя крайностями: то ли животное — просто машина инстинктов, то ли антропоморфная милашка из диснеевского мультика. При этом некоторые произвольно выбирают одну из парадигм в зависимости от того, хочется ли им поиграть с котенком или утопить его. И то и другое будет гораздо сложнее делать, если помнить о том, что где-то между этими крайностями притаилась самая настоящая истина. В ней и пытаются разобраться биологи.

Животные, о которых пойдет речь, сильно различаются по степени своего очарования; одних проще раздавить между пальцами, других сложнее. Но у всех у них, как выясняется, в голове происходит немало интересного.

Мотивация клещей

Жизнь клеща на первый взгляд не слишком разнообразна. Большую часть жизни взрослые особи и нимфы проводят, сидя на травинке и ожидая физического контакта с жертвой (к примеру, с ногой уважаемого читателя). Казалось бы, в этой рутине просто нет места для выбора разных стратегий. Однако биологи из университета Цинциннати показали, что это не совсем так.

Ученые морили клещей голодом на протяжении 36 недель. Эти существа способны голодать так долго, поскольку умеют замедлять собственный метаболизм. Однако выяснилось, что через три месяца голодания скорость метаболизма у малюток-кровососов не падает, а напротив, возрастает, иногда вдвое. У голодного клеща увеличивается активность слюнных желез, а чем больше клещ выработает слюны, тем проще ему будет прикрепиться к жертве и тем быстрее он сможет сосать ее кровь. Таким образом, клещ начинает готовиться к ужину заблаговременно, когда вероятность поесть еще совершенно ничтожна.

Самое же любопытное, что повышенная мотивация голодных клещей проявлялась в их поведении. Исследователи предложили вниманию клещей пробирки с выдохнутым воздухом (этих тварей привлекает углекислый газ, выделяющийся при дыхании). Голодные клещи проявляли гораздо более заметный интерес к этим пробиркам и жадно тянули к ним передние лапки, вооруженные крючками (такое поведение называется «квестинг»).

Соавтор исследования профессор Джошуа Бенуа считает, что клещи — вид живых существ, существующий на земле почти 100 млн лет и имевший шанс вкусить крови динозавров, — заслуживают восхищения экономным совершенством своего устройства. Если кто-то хочет разделить это восхищение, он может прочитать о клещах чуть больше здесь.

Мемуары орангутанов

При виде хищника — к примеру, тигра — орангутаны издают характерное чмоканье. Из этого чмоканья другие орангутаны узнают про тигра, а тигр — о том, что его видят и фактор внезапности не на его стороне.

Однако исследователи из шотландского Университета Сент-Эндрюса, работавшие на Суматре, с изумлением заметили, что орангутаны не всегда следуют протоколу. Ученые ставили над обезьянами опыт: демонстрировали самке орангутана с детенышем конструкцию, задрапированную в полосатую шкуру и напоминающую тигра. При виде этой штуковины самки подхватывали детей и поднимались на дерево повыше, однако делали это молча. И не то чтобы бедняги цепенели от страха; напротив, они действовали очень четко и целенаправленно, но звуков не издавали.

И лишь затем, иногда через двадцать минут после ухода «тигра», самка начинала «чмокать», обращаясь к своему малышу. Причем делала это иногда на протяжении целого часа. Сомнений быть не могло: обезьяна объясняла ребенку, что «чмок» — это название той страшной полосатой штуки, которая перед этим, несомненно, потрясла детское воображение.

Исследователи пришли к выводу, что орангутаны не только имеют зачатки языка — которыми, в принципе, можно считать сигналы тревоги у самых разных животных, — но еще и используют этот язык для того, чтобы поговорить о прошлых событиях: «А сейчас, малыш, я еще раз расскажу тебе о полосатом чудовище, которое мы видели с тобой сегодня утром». Люди тоже так могут, но вот шимпанзе, кажется, нет.

Чуть больше об орангутанах — здесь.

Некомпетентность собак

«Я знаю только, что ничего не знаю», — якобы сказал Сократ, и благодаря авторитету Платона принято думать, что эта фраза выражает необыкновенную мудрость. Здравое зерно тут, несомненно, есть: осознавать границы своей компетенции — признак неглупого человека (этот тезис легко доказывается от противного). Психологи называют этот навык — знать, что ты чего-то не знаешь, — «метасознанием». Ученые из Института человеческой истории Макса Планка доказали, что этим качеством обладают собаки.

Собаку сажали перед двумя изгородями, за одной из которых экспериментатор прятал вкусную еду или игрушку. Иногда это делалось так, чтобы собака могла видеть, где спрятана награда, а иногда — втайне от собаки. Затем собаку отпускали, и она могла выбрать, за какую изгородь зайти, заглядывая в просвет. Исследователи подсчитывали, сколько раз жучка визуально проверит наличие награды, прежде чем сделать выбор. И результат оказался в пользу собаки: когда животное не обладало всей полнотой информации, оно делало больше попыток предварительно заручиться сведениями, необходимыми для правильного выбора.

Таким образом, собаки обладают метасознанием. Оказалось, однако, что это качество не делает их менее бестолковыми. В описанных опытах собака очень часто ошибалась с выбором, независимо от того, сколько проверок предварительно сделала. Особенно ярко это проявлялось в том случае, если награда была очень желанна (вкусная еда). Взволнованная барбосина кидалась к ближайшей изгороди, даже когда точно знала, что вкуснятина спрятана за другой. Возможно, мудрость лже-сократовского афоризма все же сильно переоценена.

Больше об этой собачьей истории — здесь.

Фото: Ashes Sitoula

Безрассудство улиток

В критических обстоятельствах улитка способна рискнуть, что следует из работы биологов из Университета Сассекса. Обычно моллюски отказываются от определенных видов пищи, которая может представлять для них опасность. Однако, если улитка очень голодна, она набрасывается на все подряд, игнорируя риск.

А дальше началось самое интересное. Исследователи использовали самые изощренные методы исследования мозга и убедились, что роль переключателя между осторожным и рискованным питанием играют дофаминэргические интернейроны. Тем самым рискующая улитка испытывает (на гормональном уровне) примерно то же самое, что и влюбленный юноша, охваченный жаждой приключений. Если умело манипулировать активностью этих нейронов, можно добиться того, что даже очень сытая улитка тоже захочет рисковать.

Таким образом, перед учеными возникает заманчивая перспектива превратить улиток в суперсолдат, лишенных страха. Других практических последствий у этой работы нет. Ах да, ученые чуть лучше стали понимать, какие нейронные механизмы управляют поведением животных, в том числе и человека.

Видео о безрассудных улитках можно посмотреть здесь.

Интриги гиен

Почему один из полов (к примеру, мужчины) угнетает и подчиняет себе другой (допустим, женщин)? Разумеется, потому что у них так принято. Но если поискать исторические предпосылки, то можно вообразить, что изначально мужчины просто были сильнее — это и позволило им развести вокруг весь тот сексизм, последствия которого вынуждено разгребать наше поколение.

Немецкие и французские биологи, изучающие пятнистых гиен, выяснили, что не все так просто. У гиен, между прочим, все наоборот: сплошной матриархат и полное бесправие самцов. Самки пятнистой гиены действительно выглядят вполне мужественно: они тяжелее самцов и к тому же имеют крупные, хорошо заметные гениталии, внешне напоминающие мужские. Однако, как оказалось, их решающее преимущество вовсе не в этом. Как показали исследователи, все дело в поддержке коллектива.

При конфронтации двух гиен победителем практически всегда оказывается та, что пользуется более широкой поддержкой сородичей, независимо от пола, размера и агрессивности. А поддерживают гиены главным образом своих родственников. По законам гиен самцы, подрастая, должны покинуть стаю и прибиться к другой, а самки остаются с семьями. Таким образом, в типичной стае большинство самцов — пришельцы, а большинство самок — аборигены. Разумеется, в любой конфронтации окруженные сочувствующими родственниками самки пользуются огромным преимуществом перед безродными самцами.

Этот вывод исследователи подтвердили сложными статистическими расчетами, позволившими исключить влияние веса, силы и агрессивности. И главное, вывод подтверждается интересным наблюдением: в стаях, где среди самцов преобладают не иммигранты, а аборигены, матриархат выражен гораздо слабее. Разумеется, можно спорить, что здесь первично, а что вторично, но итоговый результат таков: даже если матриархат возникает в силу физиологических факторов, поддерживается и воспроизводится он исключительно по социальным причинам. Очевидно, так обстоят дела не только у гиен.

Пятиминутный ролик про гиен может немного отвлечь читателя от мыслей о сексизме, женском неравноправии и других язвах человеческого общества.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алексей Алексенко
Российским ученым срочно требуется три миллиарда долларов на нелегальную деятельность
«Сноб» публикует отрывок из новой книги биолога, лауреата премии «Просветитель» Сергея Ястребова, в котором автор объясняет, почему генетический код и генетическая информация — не одно и то же
Алексей Алексенко
Генетики пытаются разрешить парадокс: зачем заводить козу, если не перевариваешь молока, и как приучить себя к молоку, не имея козы