Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Отходы, энергия, два бака. Первые итоги мусорной реформы в интервью с Андреем Шипеловым

В России 1 января стартовала мусорная реформа: теперь ответственность за сбор и переработку мусора возлагается на региональных операторов. «Сноб» поговорил с гендиректором компании-оператора по Московской области РТ ИНВЕСТ Андреем Шипеловым о первых результатах реформы, трудностях внедрения системы раздельного сбора отходов и готовности людей менять свои бытовые привычки

3 Апрель 2019 11:49

Андрей Шипелов Фото: пресс-служба


Ɔ. Какие обязанности у региональных операторов?

Региональный оператор — это компания, ответственная за всю цепочку движения мусора в каждом регионе: от баков для раздельного сбора отходов до мусороперерабатывающих заводов. Операторы занимаются комплексной переработкой отходов, основные этапы этого процесса — раздельный сбор, переработка, выделение вторичных материальных ресурсов и переработка органических отходов, в основном пищевых. С 2021 года в эту цепочку добавится также еще один этап — переработка отходов в энергию, пока же крупные заводы по термической переработке еще строятся. В одном только Московском регионе появится 4 специальных завода, которые будут перерабатывать 700 тысяч тонн отходов. Сегодня на полигонах захоранивают 95 процентов произведенных отходов. С открытием в Московской области предприятий по термической переработке баланс будет выглядеть так: около 50 процентов будет пускаться на вторичное производство, а из остатков примерно 30 процентов будет перерабатываться в электроэнергию и только 20 процентов захораниваться уже обезвреженными на полигонах. Для России этот проект уникален, у него еще не было аналогов. 


Ɔ. Россия перенимает мировой опыт?

Да, мировой опыт показывает, что процесс переработки отходов — это цикл, комплексная система. Без заводов термической обработки можно добиться глубинной переработки не более чем 50 процентов отходов, а если все элементы системы работают одновременно, то это дает нулевое захоронение отходов. На сегодняшний день основная цель — сократить полигоны, это самое большое зло, с которым борется весь мир в переработке отходов. Наша миссия как компании-оператора всего цикла — реализовать принцип «нулевого захоронения» отходов. 


Ɔ. Как будет проходить раздельный сбор отходов?

Для сбора отходов мы внедряем дуальную систему «два бака»: чистые отходы складываются в синий бак, а грязные в серый. На территории, которую мы обслуживаем, — а это 60 процентов всей Московской области — размещено уже около 20 тысяч таких баков. К концу квартала добавятся еще 20 тысяч. 


Ɔ. Почему так мало, всего два бака?

Те, кто не знаком с технологиями разделения мусора, предлагают ставить по 8 баков. Это нужно было делать давно, когда не существовало технологий по качественной промышленной сортировке. Сегодня сортировочные линии оборудованы лазерным считыванием, пневмоподушками и пневмоподвесками, которые могут распознавать различные виды отходов, выделять около 80 их фракций. Если из серого бака даже с использованием лучших технологий всего 5 процентов отходов подлежит переработке, то из синего бака — около 80 процентов. Конечно, туда все равно просачиваются отходы, которые невозможно переработать. Например, загрязненная краской или клеем стеклянная бутылка — уже испорченный продукт. 


Ɔ. То есть невозможно даже технологически избавиться от клея?

Теоретически отмыть клей можно, но для этого пришлось бы или использовать растворитель, или специальные моющие средства, что само по себе достаточно вредный процесс. Здесь встают вопросы: сколько это будет стоить и сколько на это придется потратить вредных веществ? Если оценить издержки, как экономические, так и экологические, становится понятно, что переработка загрязненного стекла нецелесообразна. Поэтому лучше как можно раньше положить чистое стекло и пластик в синий бак, чтобы они не загрязнились от другого мусора. 


Ɔ. В интернете есть множество видео, на которых раздельный мусор вывозят, а потом  все равно складывают в одну кучу. Как вы можете это прокомментировать?

В прошлом некоторые компании могли проводить такие «имиджевые акции» с баками, а потом сваливали все в один контейнер. Мы, конечно, не одобряем это, но не стоит забывать, что в Московской области реальные темпы развития переработки очень высоки, а подобные случаи — скорее исключение из правил. Нам надо всем вместе бороться с псевдоактивизмом, поскольку выпады в сторону недобросовестных сборщиков мусора и заводов, где проводится подтасовка фактов, влияют на имидж всей отрасли. 

Обычно отходы везут отдельно, разными автомобилями, чтобы не допустить их смешивания на стадии транспортировки. Затем они поступают на специальные сортировочные линии, где их дробят, прессуют и отправляют производителям, которые используют переработанные отходы для производства полезной продукции.


Ɔ. А что можно производить из полученных таким образом материалов?

Сейчас во всем мире развивается культура использования продуктов из вторичных материалов, эта мода приходит и к нам. Из пластика, например, производится волокно, ткани, элементы архитектуры и даже предметы искусства. Аукционы, на которых чуть ли не за полмиллиона долларов продаются скульптуры, сделанные из вторичных отходов, —  лучшее свидетельство того, что состоятельные люди поддерживают это движение. 

Фото: пресс-служба


Ɔ. Как быстро можно внедрить привычку раздельного сбора мусора среди обычных людей?

Сама привычка уже существует среди определенного процента населения, но все же пока не очень широко распространена. Мы планируем вовлекать все больше людей в сортировку отходов, и, кстати, в этом стремлении нам всячески содействуют региональные власти. По нашим прогнозам, примерно 20 процентов населения будет сортировать мусор по синим и серым бакам. Наша важнейшая задача — за ближайшие два-три года увеличить их число до 50–60 процентов. Конечно, хотелось бы добиться 100 процентов, но такого нет нигде в мире. В туристических городах этот процент вообще очень низок, потому что приезжие не занимаются сортировкой отходов.


Ɔ. Как работает обратная связь с населением?

Философия нашей деятельности с самого начала была связана с обратной связью с населением и активистами. Мы работаем со статистическими данными, у нас есть прямые каналы коммуникации, сообщения, связь с общественностью, организациями, их отдельными лидерами. Такая работа ведется через региональных операторов и напрямую: работают колл-центры, созданы площадки во всех соцсетях, мы рассматриваем все вопросы и предложения. Мы уже проводили несколько акций, предложенных активистами: в прошлом году высаживали деревья вместе с населением, недавно мы проводили соревнование по раздельному сбору мусора между мужчинами на 23 февраля и женщинами на 8 марта. В общей сложности в них приняли участие около 20 тысяч человек. 


Ɔ. На что есть запрос со стороны населения? Что нравится людям?

Нравится, что компании достаточно быстро развиваются, что появляются баки. Но и здесь есть недовольные, которые пока не понимают, каким образом работает система. Нужно понимать, что реформа — это не волшебство и не чудо: если она началась 1 января, не стоит ожидать, что 2 числа все будет работать идеально. Мы и так взяли очень крутой темп, наше подразделение работает практически круглосуточно. Около 40 тысяч баков будет стоять уже к концу первого квартала этого года на территории, на которой мы работаем. Сейчас установлено более 50 процентов баков, то есть за два месяца мы реализовали половину программы раздельного сбора, рассчитанной на год. 

Следующий шаг — работа над качеством. Уже сегодня мы ежедневно извлекаем более 20 тонн переработанных вторичных материалов. Причем мы предполагали, что показатели будут находиться в пределах 10 тонн в день. Цифра в 20 тонн означает, что люди на 50 процентов активнее занимаются раздельным сбором, чем мы предполагали.


Ɔ. Что значит цифра «20 тонн» для реальной экономики?

Этот результат нужно оценивать в долгосрочной перспективе. Пока мы находимся в инвестиционном затратном периоде, он рассчитан на три года. 20 миллиардов планируется потратить на строительство восьми предприятий, закупку техники и более 40 тысяч баков для раздельного сбора, а также установку промежуточных станций по сбору из синих баков, чтобы сократить затраты при транспортировке. 

Весь инвестиционный бизнес-план рассчитан на 15 лет, 10 из которых — это контракты регионального оператора, а 15 лет — срок строительства предприятий по термической обработке. Мы планируем окупить затраты определенной части инфраструктуры за 7 лет, но есть и отдельные более длинные инвестиции.


Ɔ. Вам не кажется, что в головах людей фраза «мусоросжигательный завод» звучит как что-то страшное? Как с этим бороться?

Два года назад это звучало ужасно для большого количества людей, через год — для небольших групп, сегодня — это единичные случаи, которые зачастую спровоцированы либо активистами в целях политического пиара, либо представителями старого «бизнеса» — полигонной мафии, которой наносится урон: она теряет огромные деньги на территории Московской области — около 10 миллиардов рублей в год неучтенного дохода.

Мы как пионеры отрасли столкнулись с тем, что нам приходится бороться не только с физическим мусором, но и с мусором в головах людей. Чтобы развенчать мифы и заблуждения, мы показываем с активистами то, как выстроена мировая система, организуем поездки за рубеж, чтобы люди смотрели на опыт других стран. Например, было время, когда японцы выбрасывали мусор в пакетах прямо из окон. Сейчас на улицах Токио нет ни одной урны, а местные жители говорят: «Нет урн — нет мусора». Так же и в Швейцарии, где люди в 70-е годы противились строительству заводов, но когда они увидели результаты, то изменили свое мнение. Сегодня в Швейцарии нет ни одного мусорного полигона. Это идеальная картина, к которой мы стремимся.


Ɔ. Как можно использовать энергию от мусоросжигательного завода? Изменится ли стоимость электроэнергии для потребителя?

Энергия из отходов очень дорогая по себестоимости, но мы нашли механизм поддержки этого проекта со стороны оптового рынка электроэнергии: затраты распределяются между промышленными потребителями. Эта система будет введена в кратчайшие сроки. Население не почувствует изменений, а затраты промышленных предприятий на электроэнергию вырастут всего на 0,1 процента.  


Ɔ. Почему вы выбрали именно Подмосковье? Почему не Москва?

В части обращения с отходами Москва и Подмосковье неразделимы — это макрорегион. Сегодня необходимо построить около 15 комплексов переработки, а также заводы по термической переработке отходов, которые требуют 10 гектаров земли. В Москве это невозможно: нет инфраструктуры и территории. 


Ɔ. Вы как-то раньше говорили, что среди регионов первое место по переработке мусора занимает Татарстан. Какой регион, на ваш взгляд, лидирует сейчас?

Сегодня по темпам развития первое место все-таки у Подмосковья. Здесь сыграло роль недовольство людей, выступления в Волоколамске и Кучино: они подействовали на власть. Московская область оказалась заложницей советской системы, при которой отходы Москвы и области захоранивались на территории Подмосковья без переработки.


Ɔ. Как вы оцениваете законодательство, которое есть сейчас в отрасли? Вам не кажется, что бизнес опережает законотворцев?

Мусорная реформа — одна из самых сложных за последнее время, она затрагивает множество аспектов жизни людей, от социальных до гражданского кодекса. Базовое законодательство в этой сфере написано очень качественно, на его основе можно построить надежную и комфортную систему, требуется лишь тонкая настройка. 


Ɔ. Как начать ответственно относиться к раздельному сбору мусора?

Самый главный лайфхак — посвятить хотя бы пять минут в день тому, чтобы подумать, как сохранить природу. Желательно это сделать утром, за первой чашкой кофе, и первый же образовавшийся мусор выбросить в нужное ведро. Еще можно попробовать вести обсуждение внутри семьи, особенно с детьми. Вообще работа с детьми, естественное привлечение ребенка к процессу раздельного сбора мусора — одна из главных задач. Поэтому сейчас мы продвигаем идею строительства фандоматов — автоматов по приему тары. Представьте, ребенок берет дома бутылки, относит их в фандомат — и у него остаются деньги, например, на конфеты. Это поможет воспитать культуру целого поколения. И наконец, важен общественный контроль, даже если на начальных этапах он по большей части выражается в критике и сомнениях.

Подготовили Дмитрий Еловский, Ксения Праведная

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В первый день Красноярского экономического форума – 2019 на сессии «Экологичность vs конкурентоспособность. Как сделать промышленность «зеленой»?» будут обсуждаться вопросы экономической эффективности внедрения экологических технологий в промышленности, а также «зеленая» сертификация, как механизм уменьшения экологических рисков и повышению качества жизни общества
28–30 марта в Красноярске проходит Экономический форум. «Сноб» выступает его генеральным медиапартнером. Корреспондентка «Сноба» Арина Крючкова поговорила с первым заместителем руководителя Главного управления по информационной политике Московской области Александром Менчуком о проблеме утилизации отходов, взаимодействии власти с гражданами и светодиодной рекламе

Новости партнеров

Перерабатывающий комплекс в подмосковном Рошале отбирает на повторную переработку всего лишь десять процентов твердых отходов. Тем не менее это можно считать успехом на первом этапе перехода от бесконтрольного захоронения несортированного мусора