Все новости

Редакционный материал

Надмосковье: как организовано управление областью? Интервью с Александром Менчуком

28–30 марта в Красноярске проходит Экономический форум. «Сноб» выступает его генеральным медиапартнером. Корреспондентка «Сноба» Арина Крючкова поговорила с первым заместителем руководителя Главного управления по информационной политике Московской области Александром Менчуком о проблеме утилизации отходов, взаимодействии власти с гражданами и светодиодной рекламе

30 Март 2019 14:19

Фото: Facebook


Ɔ. В момент «мусорного кризиса» в Волоколамске и других городах Московской области я разговаривала с министром экологии Подмосковья. Он сказал, что люди не понимают, что строительство заводов для переработки мусора не причинит им вреда. Ставите ли вы перед собой задачу донести до жителей эту информацию, чтобы люди не выступали против?

Все изменения, которые происходят на территории Московской области, нужно грамотно объяснять населению — это и есть наша задача.


Ɔ. Представьте, что я упертая женщина вроде тех, кто считает, что рак передается воздушно-капельным путем. Я живу в Подмосковье и думаю, что мусороперерабатывающий завод всех отравит. Как правильно донести до меня информацию?

Если вы упертая, но при этом здраво рассуждаете и у вас хватает желания разобраться в этом вопросе, то у нас достаточно материалов, информационных возможностей и желания разъяснять. Мы понимаем, что людям сложно привыкать к тому, чего никогда до этого не было. Свалки образовывались десятилетиями, а сегодня концентрация мусора стала критической, и вопрос пришлось решать в срочном порядке. Никто не спорит с тем, что повышение тарифов для населения бьет по больному, но без этого невозможно внедрить высокотехнологичный процесс переработки отходов. За границей люди годами привыкали к этой системе. В конечном итоге привыкнут и в России. Выход из той ситуации один: объяснять, менять психологию человека, а иначе нас всех просто засыплет мусором.


Ɔ. Какие способы вы используете для объяснения?

В конце года мы запустили ролик, который объясняет суть процесса переработки, сбора и утилизации мусора. В целом принцип очень простой: все средства массовой информации, которые существуют в регионе — телеканалы, радио, муниципальные газеты, — ведут работу по разъяснению среди своей аудитории.

Мы используем не только традиционные СМИ, но и соцсетеи. У нас четко выстроена обратная связь: у каждого члена правительства, министра, замминистра есть свои аккаунты в соцсетях, куда жители могут обращаться с вопросами, и мы отвечаем на них в онлайн-режиме. У губернатора есть горячая линия. Это пример открытости власти.


Ɔ. И много людей к вам обращается? Какой процент проблем удается решить?

У нас нет такого, чтобы что-то не решалось: просто бывают задачи разного уровня. Все обращения в соцсетях, жалобы, письма, звонки на горячую линию стекаются в Центр управления регионом — это почти космический центр, где каждый отдел занимается управлением в своей отрасли. Плюс уже второй год в Подмосковье работает система «Добродел» —  аналог московского «Активного гражданина». Каждую неделю в системе регистрируется по семь-восемь тысяч новых пользователей, которые хотят взаимодействовать с властью по поводу текущих проблем в жизни региона, от незаконной наружной рекламы до ям на дорогах.

С помощью «Добродела» можно оперативно решать, в том числе, и локальные проблемы. Приведу пример. Зарегистрированный пользователь написал жалобу о том, что у него в подъезде перегорела лампочка. Этот сигнал попадает в «Добродел» и в Центр управления регионом. Там он обрабатывается и стоит на контроле, пока управляющая компания не отчитается, что установили новую лампочку. Есть еще и аспект системности: если лампочки перегорают постоянно или во дворе регулярно не чистят снег, можно, конечно, решать проблему каждый раз заново, а можно подумать, почему так происходит, и искоренить причину.


Ɔ. Или убрать этот снег в фотошопе.

Что касается фотошопа, наверное, был и такой случай. Возможно, это прозвучит грубовато, но «в семье не без урода». Это останется на совести тех, кто так поступил, но как правило, такие случаи не проходят незамеченными и безнаказанными.


Ɔ. А нет у вас конкуренции с московскими системами? Например, с тем же «Активным гражданином». Кто работает эффективнее?

У нас нет задачи конкурировать. Наша задача — правильно реагировать на поступившие обращения, а в перспективе — сократить сроки принятия мер по тому или иному обращению. У нас с Москвой есть пересекающиеся территории, поэтому речь идет не о конкуренции, а о сотрудничестве.


Ɔ. Вы упомянули наружную рекламу. Как бы вы оценили регулирование этой сферы в Московской области?

Среди регионов Московская область — признанный лидер в вопросе управления наружной рекламой: мы даем консультации коллегам из Твери, Нижнего Новгорода, Ярославля, Башкирии и Дагестана. Здесь важно понимать, что мы не конкурируем с Москвой, поскольку у нас разные системы управления: в городах федерального значения функции муниципальных образований несут исполнительные власти, поэтому управление изначально ведется единым центром.

У нас же на сегодняшний день 65 муниципальных образований. До 2013 года каждый муниципалитет сам управлял наружной рекламой. Были только рамочные законы, но в остальном у каждого образования была своя ценовая политика, свои нормы размещения. В 2013 году впервые федеральный закон дал региональным властям полномочия на согласование схем и утверждение сроков, что позволило унифицировать процесс. Уникальность Московской области по сравнению с другими регионами в том, что мы сумели выстроить единую систему развития наружной рекламы, с едиными подходами, принципами, тарифами и правилами.


Ɔ. Как вы относитесь к поправкам в ГОСТ, согласно которым, все рекламные конструкции вдоль дорог должны быть демонтированы?

Не я сказал, что реклама — двигатель торговли. Не будет рекламы — не будет развития экономики, как бы громко это ни звучало. Поэтому я считаю, что  рекламные конструкции необходимы и даже больше — неизбежны. Помимо того, что наружная реклама — серьезный источник поступления средств в бюджет, это еще и целая отрасль, в которой заняты граждане. Если упразднить эту сферу, возникнет очаг социальной напряженности. В Московской области, например, в сфере наружной рекламы занято 3000 человек на 400 предприятиях, причем практически все малого и средний бизнеса.

Многие говорят, что реклама отвлекает водителей от управления автомобилем, но точно так же могут отвлекать от дороги и красивые девушки в коротких юбках. Следуя этой логике, девушек тоже нужно убрать, чтобы повысить безопасность дорожного движения. Во всем должен быть здравый смысл. Нормы ГОСТа, действовавшего до 2016 года, убивали сферу наружной рекламы. С помощью поправок, принятых по инициативе крупных городов —  Москвы, Петербурга, Казани — отрасль удалось сохранить. Тогда же проводились серьезные исследования по поводу безопасности, был определен коридор, за пределами которого рекламные конструкции не влияют на внимание водителей. Таким образом, удалось прийти к компромиссу. Конечно, безопасность всегда в приоритете, но, на мой взгляд, некорректно под этот неоспоримый тезис подводить сиюминутные меркантильные задачи.


Ɔ. Какие, например?

Я не буду конкретизировать, но подразумеваю, что они могут быть.


Ɔ. Нужно ли искать компромисс по поводу светодиодной рекламы? На какой стадии сейчас находятся споры о ее опасности для водителей?

Хороший вопрос. На мой взгляд, в поиск компромиссов входит все: начиная от общения с детьми в семье до межотраслевого и даже глобального взаимодействия на уровне геополитики. К сожалению, у нас нет таких экспертов, которых признавали бы все заинтересованные стороны: у наших коллег в Минтрансе — свои эксперты, в отрасли наружной рекламы — свои. Пока нет консенсуса и в оценке результатов экспертиз, но главное, чтобы спор был аргументирован и базировался на реальных исследованиях. Тогда, возможно, удастся достичь компромисса, как это было в 2016 году с введением коридора безопасности.

Светодиодные экраны — это самая современная технология, и поэтому они обязательно появятся на территории Московской области. Это задача, которую поставил губернатор на ближайшие пять лет: именно на такой период в области разыгрываются места под рекламу, в отличие от Москвы, где этот срок составляет 10 лет. Когда эта норма вводилась в 2013 году, мы понимали, что через 5 лет существенно поменяется инфраструктура и появятся новые технологии.

Так и произошло, поэтому сейчас мы убираем старые конструкции в тех местах, где их не может быть, разыгрываем новые места под рекламу. В рамках предыдущих договоров мы не могли этого делать, но сейчас обязательства закончились, и мы с чистого листа, с новыми технологиями и подходами модернизируем отрасль, исходя из здравого смысла и, конечно, сегодняшней ситуации на рынке рекламы. А она, кстати, непростая — понятно почему.

Беседовала Арина Крючкова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

О том, что нужно для развития бизнеса в России
28–30 марта в Красноярске проходит Экономический форум. «Сноб» выступает его генеральным медиапартнером. Одной из центральных тем форума стала конкурентоспособность российских производителей в различных отраслях. О ситуации в электронной коммерции «Снобу» рассказал президент Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов

Новости партнеров

Чего не хватает российскому бизнесу