Top.Mail.Ru

Профессии будущего и мир без человека. Вице-президент фонда «Сколково» Алексей Беляков о развитии робототехники

Редакционный материал

На прошлой неделе в «Сколково» прошел форум Skolkovo Robotics, посвященный развитию робототехники и искусственного интеллекта. Исполнительный директор Кластера передовых производственных технологий Алексей Беляков рассказал «Снобу», как роботы меняют промышленность и помогают бизнесу общаться с клиентами и какие профессии будут востребованы в будущем

25 Апрель 2019 10:09

Забрать себе

Фото: Skolkovo


Ɔ. Вы занимаетесь развитием Кластера передовых производственных технологий в «Сколково». Расскажите о трех самых заметных проектах.

Например, компания «ВИСТ Майнинг», которая создает системы для горнодобывающих предприятий, разработала инновационный автоматический погрузчик. Он может работать на карьерах без водителя. Этой разработке четыре года. За это время ребята сделали прототип и запустили пилотные проекты в России и за рубежом. Я уверен, что эта история перевернет индустрию. Во-первых, безопасность на горнодобывающих предприятиях станет выше, а во-вторых, из-за отсутствия человеческого фактора снизится количество ошибок на производствах. Кроме того, очевидно, что работа в карьере вредна для здоровья. И если справляться с ней смогут беспилотные погрузчики, можно будет сохранить не одну человеческую жизнь. Важно, что «ВИСТ» может решить не только проблему работы на карьерах — эту платформу можно бесконечно масштабировать: например, использовать технологию для складской логистики и беспилотного такси. При этом компания успешна не только в разработке продукта, но и в привлечении инвестиций — например, в прошлом году сделка «ВИСТ групп» и компании «Цифра» (она предлагает решения для цифровизации промышленности) стала одной из самых крупных на российском венчурном рынке.

Внимания заслуживает и компания Promobot. Она создает робота, который позволяет владельцам организаций более активно и эффективно взаимодействовать с клиентами. Я считаю, что Promobot начинает революцию в автоматизации различных типов бизнеса. С одной стороны, разработки компании уже внедрены по всему миру, а с другой — это, как и в случае с «ВИСТ Майнинг», платформенное решение. Это значит, что каждый заказчик может настраивать его под себя, и масштабировать его можно в любой B2C-сегмент рынка. Это может работать так: допустим, человек приходит в МФЦ за справкой. Вместо стандартных бюрократических процедур он просто разговаривает с роботом, предоставляет ему все необходимые данные, а уже после идет к оператору — лишь для того, чтобы расписаться и забрать необходимый документ.

И третий проект, о котором хочется рассказать, — Conundrum. Компания разрабатывает цифровые двойники промышленных процессов и позволяет автоматизировать работу на производствах. Это важно, потому что для металлургических компаний даже оптимизация на полпроцента уже дает десятки миллионов долларов экономии. В прошлом году компания привлекла раунд инвестиций от одного из европейских фондов — это показательно, потому что обычно в российские компании инвестируют только отечественные фонды. Сегодня у Conundrum запущены коммерческие проекты в химической промышленности и в машиностроении, причем все они работают за рубежом, и для нас это тоже некий знак качества.

Фото: Skolkovo


Ɔ. Что, на ваш взгляд, мешает развитию робототехники и искусственного интеллекта?

Главный барьер — сами технологии: скорость вычислений и передачи данных. Робот сегодня не может мыслить так же быстро и эффективно, как человек. Еще одна преграда — это наши привычки и паттерны поведения. По большей части они были сформированы до появления роботов — из-за этого, например, сейчас я буду чувствовать себя некомфортно, если сяду в такси без водителя. Мы привыкли общаться с живыми людьми и делиться с ними своими проблемами — это сдерживающий фактор. При этом очевидно, что наши дети уже совершенно по-другому реагируют на мир вокруг: для них роботы — это нечто естественное, они готовы с ними говорить и взаимодействовать. К тому моменту, когда нынешние дети вырастут, поведенческие привычки изменятся. Поэтому, скорее всего, уже через десять лет мы увидим много новых интересных вещей.


Ɔ. Как вы думаете, что именно изменится за это время?

Мы и сейчас довольно часто сталкиваемся с роботами: например, «Яндекс» сделал «Алису», привычными стали роботы-пылесосы. Через десять лет их станет больше — появится беспилотное такси, доставку станут осуществлять дроны, работа операторов колл-центров тоже будет роботизирована. Очевидно, что из-за этого ряд профессий окажется невостребованным. Думаю, что искусственный интеллект сможет взять на себя часть функционала медицинских работников — например, роботы смогут анализировать снимки МРТ или результаты компьютерной томографии. 

Мне кажется, что в будущем наиболее востребованы окажутся люди с творческим мышлением: например, художники и музыканты. И это хорошо: у нас будет гораздо больше возможностей для творчества, потому что всю рутинную работу возьмут на себя роботы.

Беседовала Маргарита Шило

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В «Сколково» прошел робототехнический форум Skolkovo Robotics. На нем представили первый в России промышленный экзоскелет, который поможет снизить утомляемость рабочих на тяжелых производствах. «Сноб» поговорил с одним из авторов разработки Екатериной Березий о том, как роботы повышают эффективность бизнеса и помогают в реабилитации парализованных пациентов
В «Сколково» прошел форум Skolkovo Robotics, посвященный развитию робототехники и искусственного интеллекта.«Сноб» поговорил с разработчиком технологий для горнодобывающей промышленности Дмитрием Владимировым о том, как развитие интеллектуальных систем изменит индустрию в ближайшие годы

Новости партнеров

Евгений Гонтмахер поговорил с директором Государственного Эрмитажа Михаилом Пиотровским о войнах памяти, российской многонациональности, проблеме сожительства разных культур и милосердии. Новое интервью из цикла дискуссий «С европейской точки зрения»