Все новости

Редакционный материал

Мысли о смерти и убийстве в подростковом периоде как естественный процесс

В издательстве «Питер» вышла книга «Все мы родом из родительского дома». В ее основу легли ранее не публиковавшиеся работы британского педиатра и детского психоаналитика Дональда Вудса Винникотта. Автор считал, что именно от чувств младенца и матери зависит отношение первого к миру. «Сноб» публикует одну из глав

31 Июль 2019 10:43

Фото: Jake Ingle/Unsplash

В подростковый период мальчики и девочки внезапно взрослеют и становятся более независимыми. Рост — не просто природный процесс; это сложное взаимодействие с фасилитирующим окружением. Если семья все еще выполняет эти функции, очень хорошо; если не справляется или не берет в расчет (негативное использование), тогда небольшие социальные группы должны обеспечивать необходимые для развития подростка условия. В пубертатный период актуализируются те же проблемы, что и на ранних этапах развития. Стоит отметить, что если на ранних стадиях вы все сделали правильно и делаете это по сей день, вам все равно не стоит рассчитывать, что в подростковый период все пойдет гладко. Проблемы неизбежны. Некоторые из них — визитная карточка этого возрастного этапа. 

Имеет смысл сравнить главные моменты подросткового периода и детства. Если в фантазиях раннего этапа присутствует идея смерти, у подростков это будет идея убийства. Даже если пубертат протекает без особых сложностей и кризисов, подростку все равно приходится столкнуться с проблемой контроля, поскольку взросление подразумевает оспаривание родительской позиции. И это правда. В бессознательных фантазиях взросление воспринимается как акт агрессии. Ребенок часто и ростом со взрослого или даже выше.

Вполне оправданно и полезно обратиться к игре «Я король замка», где раскрывается мужской элемент в мальчиках и девочках. (Можно рассматривать эту игру с точки зрения женского элемента в девочках и мальчиках, но я не стану здесь это делать.) Данная игра типична для латентного периода, а в пубертате это похоже на репетицию жизненных ситуаций.

«Я король замка!» — утверждение факта собственного существования. Это достижение личностного эмоционального роста, позиция, которая подразумевает смерть соперников или установление собственного превосходства. Ожидание нападения прослеживается в следующих словах: «Ты, подлый негодяй!» (или «Сдавайся, подлый негодяй»). Назови своего соперника — и мы узнаем, кто ты есть. Вскоре подлый негодяй свергает короля и сам им становится. Английские фольклористы Иона и Питер Опи (1951) ссылались на этот стишок. Они говорили, что игра очень старая и что Гораций сочинил такую версию:

Король спрашивает, кто поступает правильно;

Кто поступает неправильно — не спрашивает.

Не стоит думать, что люди изменились. Все, что нужно, — уметь видеть вечное в преходящем. Надо перевести эту детскую игру на язык бессознательной мотивации, влияющей на подростков и общество. Если ребенку суждено стать взрослым, он сделает это, даже перешагнув через труп взрослого. (Я имею в виду, читатель знает, что я говорю о бессознательных фантазиях, которые лежат в основе игры.) Конечно, я знаю, что мальчики и девочки вполне могут пройти эту стадию взросления в согласии со своими родителями, без вспышек и бунта. Но при этом стоит помнить, что бунт — проявление свободы, которую вы воспитывали в своих детях. Иногда стоит сказать: «Вы посеяли младенца, а получили бомбу». На самом деле это правда, но не всегда очевидная.

Почти во всех бессознательных фантазиях подросткового периода присутствует чья-то смерть. Часто с этим можно справиться при помощи игры и замещения либо перекрестной идентификации; но в психотерапии подростка (говорю как психотерапевт) всегда всплывает идея смерти и личного триумфа, что является неотъемлемой характеристикой взросления. Это трудно для родителей и опекунов, а также для самих подростков. Бессознательная идея убийства и триумфа может быть результатом переживания суицидального импульса или реального суицида. Родители мало чем способны помочь; лучшее, что они могут сделать, — выжить, остаться невредимыми, не изменив своим взглядам и принципам.

Часть подростков может стать жертвой несчастных случаев или заявить о своем взрослении ранними браками и сексуальными связями, в результате став похожими на собственных родителей. Такое возможно. Но за демонстрациями стоит борьба жизни и смерти. Без бряцания оружием ситуация утратила бы глубину.

Это подводит меня к главной теме, а именно к подростковой незрелости. Состоявшиеся взрослые должны знать об этом и быть благодарными своей зрелости как никогда раньше.

В данном вопросе сложно избежать непонимания: кажется, что говорить о незрелости не имеет смысла. Но это не так.

Обложка книги Издательство: Питер

Ребенок в любом возрасте (скажем, шести лет) может внезапно столкнуться с необходимостью стать ответственным, например, из-за смерти одного из родителей или распада семьи. Он должен повзрослеть раньше времени и отказаться от спонтанности, игры и креативности. Чаще всего в этой позиции оказывается подросток, получивший право голосовать или вынужденный поступать в колледж. Конечно, если обстоятельства меняются (если, например, вы заболели или при смерти либо испытываете финансовые трудности), вашему сыну или дочери придется рано принять на себя ответственность; может, необходимо позаботиться о младших детях или пойти на заработки. Иначе происходит, если взрослые сознательно перекладывают на детей свои обязательства; это предательство по отношению к ним. С точки зрения игры или игры в жизнь вы отрекаетесь от престола и даете себя убить. Кому от этого хорошо? Уж точно не подростку, к которому переходит власть. Он вынужден отказаться от креативности и выгод своей незрелости. Бунтовать больше нет смысла; рано одержав победу, он попадает в ловушку и должен становиться диктатором, ждать нападения — не со стороны нового поколения, а от собственных братьев и сестер. Естественно, подросток постарается подчинить их себе. 

Это один из моментов, когда общество недооценивает опасность, исходящую от бессознательных мотивов. С данной точки зрения записи психотерапевтических сессий могут быть полезны социологам и политикам, а также обычным людям, имеющим авторитет в своей ограниченной сфере деятельности и часто лишенным его в личной жизни.

Я утверждаю, что подростковый возраст предполагает незрелость. Это норма. Незрелость можно вылечить только временем и естественным развитием. В результате мы получим взрослого человека. Данный процесс нельзя ускорить или замедлить, но его можно нарушить и тем самым способствовать возникновению психического заболевания.

Я вспоминаю об одной девочке-подростке. Она не ходила на терапию. В 14 лет у нее были мысли о самоубийстве. В ее стихах прослеживаются все переживания. Вот одно из тех произведений:

Если тебе однажды сделают больно — отойди в сторону,

Обещай не говорить этих слов;

Остерегайся любви нежданной,

Иначе снова придется защищаться.

Суицидальная фаза сменяется проблесками надежды. Сейчас ей двадцать три, у нее есть семья, она нашла себя и смогла довериться партнеру; справилась со своими переживаниями, не утратив идентичности. Время все расставило по своим местам.

Я думаю о мальчике, который не смог привыкнуть к строгим правилам престижной школы. Он сбежал на флот, не дожидаясь, пока его отчислят. Несколько лет доставлял неприятности матери, но она несла за него ответственность. Через какое-то время он вернулся и поступил в университет. Учеба давалась легко, потому что к этому моменту он уже знал несколько языков. После сменил ряд профессий и построил карьеру. Вроде женился, но не думайте, что женитьба — венец всему, хотя и является доказательством удачной социализации. В историях, которые я вам рассказал, нет ничего необычного.

Незрелость — важная и ценная характеристика подросткового этапа. Благодаря ей становятся возможны креативность, открытость новым мыслям, чувствам и мечтам о будущем. Обществу нужны подобные встряски. Если взрослые сложат свои полномочия, подросткам придется повзрослеть раньше времени. Мой совет обществу: берегите подростков, с пониманием относитесь к их незрелости, не позволяйте им преждевременно становиться взрослыми, даже если кажется, что они этого очень хотят.

При условии, что взрослые не отрекаются от престола, подросткам необходимо дать возможность найти себя и свое место в жизни. Они иначе смотрят на общество и мир в целом именно благодаря незрелости и отсутствию обязательств. Это длится недолго, всего несколько лет, после чего наступит черед взрослости.

Я постоянно напоминаю себе, что ответственность за подростков несет общество, а не они сами. Важно создавать все условия, необходимые для их свободного самовыражения.

Зрелость должна наступать естественным образом, нельзя форсировать этот процесс. Последствия наследственного вмешательства могут быть достаточно серьезными.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В течение всей своей жизни советский психолог и врач-невропатолог Александр Лурия трудился над работой «Язык и сознание». В ней он исследовал психологию речи, то, как она формируется и почему нарушается, а также какую роль в формировании личности человека играет язык. «Сноб» публикует одну из глав
Детский страх очень сложно оставить в детстве. Как правило, он продолжает жить во взрослом человеке, просто видоизменяется в другие боязни и комплексы. Чего боимся мы? Чего боятся наши дети?

Новости партнеров

Как говорить о том, чего одинаково боятся и взрослые, и дети