Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Страшно не по-детски. Почему важно знать, чего боится ребенок 

Детский страх очень сложно оставить в детстве. Как правило, он продолжает жить во взрослом человеке, просто видоизменяется в другие боязни и комплексы. Чего боимся мы? Чего боятся наши дети?

29 Июль 2019 11:20

Иллюстрация: Рита Морозова

К практическому психологу часто обращаются с проблемой детских страхов. Методы работы с ними почти всегда базируются на поведенческой терапии. 

Еще часто используются разные варианты десенсибилизации — страхи рисуют, проигрывают, с их героями придумывают всякие истории. И недаром принято считать, что в первом приближении «онтогенез есть краткое повторение филогенеза», ведь в сущности так всегда поступало со своими меняющимися страхами человечество в целом. Страхи проигрывали в самых разных видах искусства, начиная от религиозных мистерий и кончая фильмами ужаса, разные народы олицетворяли их в разных героях (у нас это Баба-яга, леший и так далее). И все это реально помогало и помогает совладать со страхами и у детей, и у взрослых, и прежде, и сейчас.

Как часто встречаются страхи у детей? По данным разных источников, в возрасте 4–9 лет те или иные выраженные страхи присущи 5–8 детям из каждых десяти. Взглянув на эти цифры, поневоле задумываешься: наличие страхов в этом возрасте — проблема или норма? К этому вопросу мы с вами еще вернемся.

Меня в проблеме детских страхов всегда интересовал эволюционный аспект. Существует ли он вообще, или дети, особенно маленькие, всегда, во все времена боятся одного и того же? Поскольку я тоже когда-то была ребенком, давно живу на этом свете, работаю на одном и том же месте уже больше четверти века, материал для размышления у меня есть. Сегодня я предлагаю читателям подумать об эволюции детских страхов вместе со мной и, может быть, вспомнить что-то из своего детства.

Почему это важно? Да потому, что структура детских страхов оказывает весьма существенное влияние на устройство взрослой личности и ее реакции на воздействия окружающей среды. Так что если детские страхи меняются, то каждое поколение взрослых людей имеет в бэкграунде несколько разный базовый «страховитый» опыт и, следовательно, несколько по-разному реагирует на довольно широкий круг проблем и вопросов.

Итак, давайте посмотрим локальные (ленинградско-петербургские) детские страхи за последние полвека.

Чего боялись в моем детстве я и мои сверстники? Чего боялись «дети перестройки»? Чего дети боятся сейчас? Что изменилось и что осталось прежним?

Начнем с базовых страхов, которые, по всей видимости, у нас «в прошивке».

Вид homo sapiens относится к дневным животным. В норме мы днем активны, а ночью спим в укрытии. Поэтому темнота для нас опасна. Там прячутся враги. Многие дети боятся темноты, отказываются выключать свет вечером, опасаются заходить в темную комнату или ходить по темному коридору. Этот страх был, есть и никуда деваться не собирается. Обычно к подростковости его «перерастают», в моем психологически «закрытом» поколении он даже превратился в свой антипод, что выражается поговоркой «темнота — друг молодежи».

Многие дети боятся больших животных — собак, коров, лошадей, в лесу — волков или медведей (даже если этот лес — чахлый лесопарк для семейных пикников). Это тоже базовое: когда-то безволосый голый детеныш человека был законной добычей любого крупного хищника.

Некоторые маленькие дети боятся животных очень маленьких — мух, пчел, мошек, комаров. По моим наблюдениям, количество таких детей растет, возможно, это связано с усиливающейся урбанизацией.

Дети с богатой фантазией часто боятся лично придуманных персонажей — привидение в ванной, крокодила под кроватью, гнома в шкафу и так далее.

И последний, быстро переходящий в панику страх маленького ребенка остаться одному, без матери или вообще без взрослых. Он не нуждается в обоснованиях, коренится также в биологии нашего вида, но по каким-то совершенно непонятным мне причинам сейчас, кажется, растет число маленьких детей, которые остаться одни не боятся и вообще не очень-то ориентируются на взрослых. Избыток взрослого внимания? «Я такая ценность, что меня не оставят, волноваться не о чем?» Не знаю.

Вот, пожалуй, и все базовые страхи. Прошу уважаемых читателей дополнить этот список, если я что-то упустила.

Если начать совсем издалека, то поколение наших родителей, переживших войну и блокаду Ленинграда, разумеется, боялось голода, холода и войны, и поэтому нас в детстве все время закармливали, нещадно кутали и пичкали милитаризмом во всех видах.

Смотрим дальше.

Чего боялись полвека назад, в моем раннем детстве:

  • Бабу-ягу в самом нежном возрасте (почти всех нас пугали, теперь детей фольклорными персонажами, кажется, пугать практически перестали).
  • Иголку, которая потеряется, незаметно воткнется в тело, дойдет по сосудам до сердца, сердце остановится и человек умрет (я спрашивала, сейчас этой легенды не боятся, может быть, это связано с тем, что маленькие дети практически не рукодельничают).
  • Микробов неизвестной, но ужасной болезни, которая живет на кончиках выдернутого из травяной трубки колоска. Эти мягкие кончики мы ужасно любили жевать.
  • «Конского волоса» — некое полумистическое живое существо, которое живет в водоемах, впивается в тело и там неизвестно что делает, но явно что-то плохое.
  • Милиционера — им пугали всех и по любому поводу. Тут у нас образовывался некоторый когнитивный диссонанс, ведь одновременно нам всем читали стихи про дядю Степу-милиционера.
  • Ядерной войны. Причем в детстве мы думали, что она может начаться как-то сама собой, независимо от воли людей. Мы были абсолютно уверены в том, что войны не хочет никто в мире, даже Америка.
  • Страшных литературных персонажей типа Каменного гостя или чудовища из «Аленького цветочка». 

Дети времен перестройки (я в это время уже работала в поликлинике, к тому же это поколение моих детей) боялись:

  • Нищеты (что не будет денег, не на что будет ничего покупать).
  • Маньяков (дети того времени даже сами себя психотерапевтировали, у них была специальная игра с одноименным названием, когда маньяком назначали какого-нибудь подозрительного прохожего и начинали дружно и несколько истерически-смешно, с явным переигрышем его бояться).
  • Что кто-то залезет в квартиру и убьет или вещи унесет.
  • Что их украдут.
  • Зомби-апокалипсиса и разных киногероев типа Фредди Крюгера.
  • Каких-то полуприродных, не зависящих от воли их самих и даже их родителей катастроф: а если пожар? А если дом рухнет? А если бросят камень и стекло разобьется, а я или мама будем у окна сидеть? 

Дети второго десятилетия второго тысячелетия, то есть те, которые приходили ко мне в последние годы, в дополнение к базовым страхам, боятся:

  • Разных настоящих (не выдуманных, как во времена моего детства) болезней (ипохондрические страхи бывают сегодня даже у пятилетних детей).
  • Что они никому не нужны (совершенно непонятный мне страх в современное детоцентрическое время).
  • Что у них никогда ничего не получится, во всяком случае точно не получится, как у других.
  • Что они не хорошие, поэтому их не будут любить, не примут, отвергнут и так далее (тоже, как ни странно, сегодня встречается даже у пятилеток, в мое время это был скорее подростковый страх). 

И кстати, о подростковых страхах.

Есть «вечные» — например, страх ответа у доски, страх публичных выступлений, страх новых компаний. Новое (раньше не было):

  • Панический, до уровня развитой фобии страх перед выпускными экзаменами. Провоцируется родителями и учителями.
  • Страх, что «не заметят» — не поставят лайков, не будут дружить в социальных сетях и так далее. (Перестроечные подростки, наоборот, боялись, что «где-то про нас все знают» — теперь у многих из них, уже взрослых людей, заклеены пластырем камеры на ноутбуках).
  • Страх «не смогу достойно устроиться в жизни» (мое поколение этим совсем не заморачивалось, а перестроечные формулировали это как «боюсь стать бомжом»).
  • Разнообразные «пугалки в сети», их список меняется быстрее моды, поэтому у меня просто не получается за ними уследить. Пример: «Существуют в сети картинки, на которые посмотришь и сразу пойдешь и из окна выбросишься».
  • Страх выхода в мир, страх взросления, взрослости (мое поколение, наоборот, хотело «скорее вырасти и уж тогда...»). 

Некоторые поколенческие черты из этих страхов как будто бы вырисовываются, не так ли? Есть о чем подумать.

Приглашаю читателей продолжить и расширить мои списки.

Чего вы боялись в вашем детстве? Чего боятся ваши дети сейчас?

И последнее: ни в коем случае не следует думать, что родителям нужно ухитриться как-то так растить ребенка, чтобы ему «нечего было бояться». Полное отсутствие страха у ребенка точно не норма. Страх — это важная адаптационная реакция. Сталкиваясь со своими и чужими страхами, изучая их, адаптируясь к ним и справляясь с ними, ребенок растет и взрослеет. Не ограждайте его от всего страшного, просто будьте рядом с ним, когда ему это нужно, и следите за тем, чтобы у него была группа сверстников, с которой он при необходимости сможет свои страхи разделить (иногда вместе бояться и преодолевать страхи легче).

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
8 комментариев
Александр Заецъ

Александр Заецъ

Боятся (и правильно делают) того, что не понятно.

Замечательная статья! Если бы ещё автор рассказал нам, что есть страх, каковы его причины и следствия, было бы совсем хорошо.

Я понимаю, что «низзя». У нас цензура, хотя и добровольная. Нельзя ссылаться на первоисточники, где речь идёт о детских страхах. Могут диплома лишить. Мол, обращайтесь, мы вас вылечим, но что будем лечить и как – не спрашивайте. Не дай бог, люди заинтересуются проблемой и прочтут «Мальчика-петуха» Шандора Ференци или «Маленького Ганса» (Анализ фобии пятилетнего мальчика) Зигмунда Фрейда.

Что я имею в виду? Даже не специалисты знают, что часть детского развития происходит в невротическом ключе. Фрейд предположил, что это связано с детской неосознанной, так называемой «полиморфной» (не совсем правильной) сексуальностью, поэтому взрослым нелегко понять детские страхи, фобии и испуги.  Ведь они связаны с садистскими и мазохистскими фантазиями, такими невротическими состояниями, которые до сих пор научно не определены и по старинке называются комплексом Эдипа и комплексом кастрации.

Но то, что переживания самого раннего детства имеют для психики очень большое, если не главное и не определяющее, значение, говорить можно?

Конечно, какой бывает сам «вытесненный патогенный материал», для неспециалистов может быть не интересно и не нужно. Да и кто поверит, что маленький член мальчика был принят петухом за червяка и он его клюнул? Или что другой мальчик, сравнивая рост и силу отца с величиной лошади предположил, что его член должен быть такого же размера?

Расскажите нам то, что можно, что аффект страха зависит от вытесняющей инстанции («Оно» Гроддека или «Сверх-Я Фрейда»). Что фобия (если она не невроз, а защитный механизм) – одно из средств, позволяющих справляться с внутренним конфликтом и идущими от него тревогами.

А сам внутренний конфликт - это всегда борьба противоположных тенденций (тут придётся привлечь на помощь доктора Ф. Колесова).

С уважением,

АЗЪ

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Александр ЗаецъАлександр, спасибо за Ваше мнение. Но я бы не стала сводить детские и иные страхи к психоаналитическому кусту, нмв это лишь частность. Детская невротичность (особенно европейская времен Фрейда и раньше) мб частично и коренится в сексуальности, но поверьте канакские например дети (там с сексуальностью все иначе чем у европейцев 19 века ) тоже боятся своими страхами. И животные боятся. Очень интересная и большая тема. Вы - человек без самоцензуры?;))  Так чего вы в детстве боялись?
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый день,
 
Меня зовут Екатерина и я бы тоже хотела добавить про страхи.
 
В возрасте примерно 7 лет меня оставляли на несколько часов в закрытой квартире, т.к. родители работали, а старшая сетсра должна была посещать кружки. Телефона дома не было. И меня охватывал пронзительный ужас, что сейчас автобус с родителями переворачивается и падает с моста, все погибнут и я вынуждена погибнуть в закрытой квартире с голода. Я с холодной прагматичностью оценивала, на сколько мне хватит съестных запасов (были 90-е - не так уж и много) и понимала, что даже консервацию открыть, пожалуй, я не смогу. 
Услышав шаги за закрытой дверью в общественном коридоре, я звала соседа на помощь и просила никуда не уходить, пока не придут родители. Часто добрая соседка-пенсионерка простаивала несколько часов под дверью нашей закрытой квартиры. Когда не было соседей по этажу - я кричала о помощи с балкона 5-го этажа нашего многоэтажного дома, что иногда заставляло некоторых соседей провести пару часов на балконе, пытаясь выяснить, что действительно ничего ужасного с ребенком не произошло. Иногда меня отводили к соседке по этажу, но у нее было чрезвычайно скучно - я только сидела и смотрела неинтересный телевизор. Мне было спокойней, но, родителям и соседке было, пожалуй, некомфортно. Иногда отводили к другим соседям-пенсионерам. Потом поняли, что если показывать на часах, когда вернутся, то я эти пару часов просиживала спокойно. Но стоило задержаться - опять просила помощи. Меня водили по "бабкам", пытаясь лечить "клаустрофобию" (при этом лифтов я не боялась, а только - умереть в закрытой квартире). Прошло как-то незаметно: перестали задерживаться, а потом стали оставлять ключи от квартиры, т.е. я стала свободна, поэтому могла надеяться, что в случае чего, мне помогуть прокормиться.
Во взрослую жизнь такой страх не перешел напрямую. Но мама всегда знала, что мне лучше предоставить свободу на свой страх и риск, чем ограничить в ней. При сверхавторитарном начальстве у меня были неврозы. Может, быть суть страха была в ограничении свободы?
У 6-летнего сына помимо базовых страхов (крушение самолетов после просмотра ТВ-программ, зомби в темной комнате - после рассказов друзей), также обеспокоенность (пока не страх, на мой взгляд), будет ли с ним в этот раз играть его друг, что обусловленно малым выбором друзей, схожих по интересам, в классе, и переменчивостью предпочтений его "постоянного" друга. Еще он опасливо просит читать хорошие сказки перед сном, чтобы ночью не бояться (примерно раза 2 было, что просыпался в истерике от страшного сна, который тут же забывал). 
Считаю, что нужно учить ребенка выявлять в себе страх и разумными аргументами старатся его преодолеть. Единественное - не понимаю, как можно до конца преодолеть страх потери любимых людей. Наверное, этот страх можно просто приглушить и с ним смириться?
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваЕкатерина, спасибо за Ваш рассказ. Страх потери да и вообще никакие другие страхи до конца наверное невозможно да и не нужно преодолевать. Они же адвптационные в норме, мы боимся вещей которые реально могут быть опасны. Вот человек альпинист - ему же нужно бояться сорваться и быть осторожным? 
А вот иррациональные страхи конечно нуждаются в анализе и коррекции. Иногда это возможно иногда нет. Например я не вожу машину. Уже в довольно позднем возрасте научилась сдала на права купила машину. И вдруг выяснилось что мне кажется - все люди и животные (особенно дети) идущие по улице по которой я еду, внезапно сойдут с ума и бросятся мне под колеса и я не сумею вовремя среагировать. И все. Так ничего и не получилось с этим реально сделать хотя я в принципе и понимаю откуда тут ноги растут.
Orla Colgan

Orla Colgan

Мне кажется, все очень индивидуально. Для меня главные страхи были (1) от 6 до 22 лет - страх перед другими детьми: страх нападения, побоев, издевательств или просто плевков; боялась детей от 3 до 17 лет, пусть и была старше кого-то из них; не боялась детей только из очень интеллигентных семей; и (2) с 3-4 лет - страх несправедливого обвинения в том, что не делала; и сейчас перестраховываюсь, чтобы такого не случилось. Непосредственно страха остаться без взрослых не было - был страх попасть в детский дом, сводящийся к страху (1). Как не было и других страхов из Вашего списка - перед животными, экзаменами, болезнями, ядерной войной, взрослостью... Ментов, правда, обходила стороной после того, как забрали в штаб ДНД за пазговор с самой собой (вслух легче думать; пыталась рассчитать требуемую мощность двигателя для робота) - шла на трамвай на кружок во Дворце Пионеров; менты отобрали (и "потеряли") виниловый проигрыватель, который починила другому кружковцу. Страхи были рациональны - на основе случившихся событий. Снять страх - для меня значит выйти из зоны страха: повзрослеть (или хотя бы перестать ходить в школу), иметь доказательства невиновности, базовые права, независимость.

Я одна такая? Но вот Серебряков (киноартист, уехавший в Канаду) пишет: "Хочу, чтобы мои дети понимали, ... что необязательно толкаться локтями, хамить, быть агрессивными и бояться людей." Отлично его понимаю - ровно те же страхи были и у меня до отъезда.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Татьяна:

Хочу добавить в вашу коллекцию историй по различным страхам. Я с самого раннего детства лет так до семи жутко боялась собак. Причём собаки меня не кусали и ничего плохого не делали, но я всё равно боялась их вплоть до самых мелких и безобидных щенков. А однажды  мама рассказала такую историю. Она шла по улице, будучи беременной мной, и из-за угла дома выбежала большая собака. Собака бежала по своим делам и не нападала, но мама тогда очень испугалась. Рационального объяснения такому страху я не нахожу. Ещё из животных почему-то боялась свиней, которых держали бабушка с дедушкой. Когда дед заходил в загон, я либо шла в дом, либо стояла на крыльце, готовая нырнуть в дверь, если какая-нибудь свинья таки выбежит. Прицепом к этим воспоминаниям всплывает не то сон, не то какое-то раннее воспоминание: я стою на крыльце, а прямо к крыльцу подбегает свинья, которая кажется мне просто огромной. По поводу боязни собак меня несколько раз возили к каким-то бабкам выливать испуг, но этот страх как-то прошёл сам.

Лет в шесть появилась странная фобия - боялась засыпать, потому что боялась умереть во сне. Никто из близких в то время не умирал. Вопрос "Мама, а ты умрёшь" не помню, но помню разговор с мамой про смерть в целом и почему люди не живут вечно. Мне всё объяснили спокойно и рационально. Фобия побыла какое-то время и прошла.

Лет в девять начала бояться спать одна. Что характерно, не было страха чего-то конкретного - просто было очень страшно оставаться одной в комнате ночью, а в особо тяжёлые моменты не помогало присутствие на соседней кровати - только рядом. Я помню, что фобия началась внезапно, чуть ли не по щелчку - до какого-то момента я спокойно спала и одна в постели, и одна в комнате, а потом началось вот это. Если со мной в кровати находился кто-то ещё, я засыпала практически мгновенно. До сих пор вспоминаю, как с приближением ночи начинал накапливаться и усиливаться этот страх, страх перед ночью, страх перед реакцией родственников, которые пытались с этим бороться руганью или вышучиванием. Когда я прочитала несколько ваших книг, я неоднократно встретила там эпизоды, когда дети "ловят из воздуха" эмоции взрослых и на них реагируют. Недавно я прямо спросила свою маму про конкретный период времени, боялась ли она тогда чего-нибудь, и мама ответила, что очень боялась. Дело в том, что году в 1993 мой отец пытался начать свой бизнес. В 1995 году он прогорел и сбежал к своим родителям в другой город, через год следом уехала остальная семья - мама, мой брат и я. В эти годы было очень много напряжённых и страшных ситуаций, и там было  достаточно поводов для страха. Году к 1997 острота фобии спала. 

P.S. Кстати, наткнулась вчера на ваш с вашей подругой канал на Ютубе. Он очень милый, буду ждать следующих выпусков. Правда, немного портит впечатление невыровненный звук - диалоги тихие, а музыкальные вставки громкие. Но, я думаю, со временем вы научитесь с этим бороться. В программах, в которых верстают видеоролики, должна быть опция регулировки звука. И иллюстрации там чудесные)))))))

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваТаня, спасибо за Ваш рассказ. Человек действительно живет в мире страхов - своих, чужих, реальных и придуманных. Для правильного взросления ребенка очень важно чтобы его стоахи принимались значимыми взрослыми, а не говорили: ну чего тут бояться? А потом взрослый должен спокойно сказать и показать что он (большая обезьяна!) вот этого (собаки, крокодила под кроватью и тд) не боится. А если он тоже боится то показать и рассказать ребенку как он с этим страхом справляется и работает: я никогда не подхожу к краю обрыва, я плаваю только в мелких водоемах, я слежу за своим здоровьем делаю зарядку и раз в год прохожу профилактическое обследование, я всегда ношу с собой телефон с тревожной кнопкой и тд
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Orla ColganОрла, спасибо за Ваш рассказ. Страх  других детей да, я о нем не упомянула. Обычно если это прямо тотально (побиваться отдельных агрессивных или непредсказуемых детей это нормально и адаптивно) то идет из семьи - ребенку прямо или косвенно транслируют что мир вокруг непредсказумо опасен и мы перед этим бессильны.

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Отнюдь не каждый сеанс у психолога заканчивается решением проблемы и долгожданной счастливой развязкой
Даже самые чуткие и внимательные родители не всегда могут разглядеть психологические проблемы своего ребенка. Но все меняется, стоит только попросить его нарисовать свою семью

Новости партнеров

У каждой семьи есть свои секреты. В том числе и такие, которые родители не рассказывают своим детям. Нужно ли их раскрывать или лучше, когда тайна остается тайной?