Top.Mail.Ru
Все новости

Редакционный материал

Из Екатеринбурга в Дубай на самокатах

В конце июня Владислав Белозеров и Родион Гераськин выехали из Екатеринбурга в Дубай на самокатах. К середине августа они добрались до Москвы. Путешественники рассказали «Снобу» о том, почему они решили установить рекорд Гиннеса, чем их поразили места, которые они проезжали, и как они живут в дороге

25 Август 2019 9:10

Фото: Владислав Белозеров

«А у вас самокаты электрические? С моторчиком?» — это первый вопрос, который задают Владу и Родиону. За их «нет» следует второй вопрос: «А как вы тогда едете?» Путешествие на самокатах по маршруту «Екатеринбург — Дубай» началось 23 июня. К концу лета у молодых людей 2 пары стертых кроссовок, лопнувшее колесо и  2 тысячи километров позади. 

Идея такого путешествия пришла в голову Владиславу в ноябре, тогда же он отправил заявку на регистрацию в книгу рекордов Гиннеса — ему с детства хотелось сделать что-то неординарное. Вырученные деньги он хотел отдать природоохранным фондам. Конечной точкой пути был выбран Дубай — Владислав собирался посетить столицу Арабских Эмиратов еще в прошлом году. 

Фото: Владислав Белозеров

Владислав: «В 2018 году я автостопом проехал 1800 километров от Иркутска до Новосибирска. Иногда машину приходилось ждать очень долго, проходить пешком длинные расстояния, и тогда я подумал: почему бы не взять с собой самокат, на котором можно ехать и не терять время, если нет машин, готовых взять тебя в попутчики? Я сразу же изложил свою идею на местном екатеринбургском интернет-портале и сообщил, что моя заявка в книгу рекордов Гиннеса зарегистрирована — эта новость быстро разлетелась по всей России и не только.

Один парень из Эстонии восторженно отозвался о моей затее и спросил, на каком самокате мы собираемся ехать. Когда он услышал, что у нас будут самые обыкновенные городские самокаты, то возмутился и предложил изготовить нам с Родионом самокаты на заказ под наши размеры и вес — абсолютно бесплатно, на правах аренды: в конце путешествия мы их вернем. Через этого парня получилось выйти на эстонскую IT-компанию, которая оплатила снаряжение, поэтому наше путешествие выходит довольно бюджетным.

Почему не поехать на велосипеде? Потому что это обыденно. Сейчас у нас уже нет цели поставить рекорд, потому что из-за сложностей с фиксацией наших передвижений сделать это будет практически невозможно. Для установления рекорда необходимо, чтобы на всем пути с нами были люди, которые бы постоянно передавали данные о нашем местоположении — у нас нет средств на такое сопровождение». 

Родион: «Родители и друзья отреагировали на нашу задумку не так, как мы ожидали: никто не сказал, что мы придумали какую-то чушь, собрались ехать, не сделав пробного заезда и не продумав все наперед — такие вопросы у нас были бы к нашим детям, если бы они собрались в подобное путешествие. Нас поддержали, но почти все были уверены, что после первого часа пути мы повернем обратно. Мы и сами так думали. Если бы наша мысль доехать до Дубая была не такой абсурдной, возможно, мы бы и не поехали никуда, потому что как только ты начинаешь обдумывать все детали, кажется, что надо собираться 5 лет, и сразу хочется отказаться от поездки. Иногда надо довериться себе и идти вперед на чистом авантюризме. Мы поняли, что все не зря, уже в первые дни, когда вода казалась невероятно вкусной, а каждый вечер становился праздником — преодоление себя дарило счастье.

Фото: Владислав Белозеров

Четкого распорядка дня у нас нет, но мы заранее рассчитываем, сколько должны проехать за день, чтобы нашлось удобное место для ночевки, потому что обычно мы спим в палатке, которую не везде можно поставить. Питаемся в основном консервами, воду набираем в бутылки в придорожных кафе. Обедать мы стараемся основательно, поэтому раз в день останавливаемся в придорожных кафе. Забегаловки на трассе, дальнобойщики — своя особая культура. Как и во всем, здесь можно выделить две стороны: черную и белую. Белая — это романтика дороги, атмосфера пути, долгожданная еда. Черная — бутылки с мочой, которые некоторые дальнобойщики выкидывают из окон фур прямо на трассу, мертвые сбитые животные, которые иногда так долго лежат на дороге, что начинают пахнуть. Увидишь сбитого кабана и думаешь, а вдруг прямо сейчас выбежит из леса живой? Становится не по себе».

Владислав: «На дороге встречается много велосипедистов, а на самокатах кроме нас — никого. Однако таких людей, что путешествуют на велосипедах на дальние расстояния, почти нет. Первый большой город, который мы увидели после Екатеринбурга, был Челябинск. Челябинск показался нам неухоженным, неуютным, повсюду натыкаешься на выцветшие вывески. Это промышленный центр, из серых заброшенных заводов можно было бы сделать популярные сейчас яркие арт-кластеры, но город не использует свои особенности, чтобы стать лучше.

Принято считать, что надо уезжать из маленьких городов, потому что там нет комфортных условий и возможностей для самореализации. За время путешествия мы поняли, что российские маленькие города — отличные места для жизни. Да, они менее развиты, чем мегаполисы типа Москвы, Санкт-Петербурга или Казани, но в остальном ничем не уступают последним.

Мы выехали из Челябинска навстречу самому сложному отрезку нашего пути — переезду через Уральские горы. Движение затрудняла маленькая обочина: с одной стороны были фуры, с другой — маленький заборчик. Вся дорога была усыпана камнями, переход занял у нас 3 дня. Когда ты видишь знак, что впереди 7 километров в гору, руки немного опускаются, но стоит только подняться на самую высокую точку и увидеть горы, как все проходит. Важно то, что мы поехали не по М5, а по объездной дороге через Миасс и Златоуст — таких красот, как там, на главной трассе не увидеть. Единственное, что омрачило впечатление от Урала, — огромная свалка на выезде из Златоуста. Больших свалок на нашем пути было несколько, а про окурки и пластиковые бутылки на обочинах и говорить не стоит».

Фото: Владислав Белозеров

Родион: «Следующим городом была Уфа. Здесь мы решили остановиться у каучсерфера, молодого человека лет 30. Он сказал, что живет на даче, поэтому мы ожидали увидеть огород, жену, детей и рассчитывали просто на уголок, где мы сможем выспаться.

Когда мы к нему приехали, то были очень удивлены: оказалось, что этот мужчина живет в городе, а дачу сдает, чтобы помогать путешественникам. Он затопил нам баню, показал беседку, оставил гамак, виски и сказал, чтобы чувствовали себя как дома. Так в нашем распоряжении на 5 дней оказалась большая дача совершенно бесплатно. Кажется, людям просто нравится принимать гостей, помогать, общаться. Именно в таком путешествии по-другому начинаешь видеть людей, чувствуешь, что всегда можешь рассчитывать на помощь — это ощущение совершенно стирается в городской суматохе. 

Например, под Набережными Челнами мы попали под ливень и полностью промокшие, с рваными дождевиками пытались придумать, как действовать дальше. Машин на трассе было мало, а с самокатами ловить можно только газель, потому что они довольно большие по сравнению с обычными городскими самокатами, и кроме них у нас есть багаж. Осталось 2 варианта: поставить палатку прямо на остановке, чтобы спрятаться от дождя под навесом, либо пойти попытать счастья в соседнюю деревушку. Мы выбрали второе. У одного из домов мы заметили машину — значит, дома кто-то есть. Хозяину дома мы сказали, что путешествуем и хотели бы немного погреться, если это его не затруднит. Он с радостью нас пригласил, затопил баню, вынес нам сухую одежду, познакомил с женой и детьми. Утром нас накормили завтраком и обеспечили продуктами в дорогу.

Набережные Челны — город в республике Татарстан. Говорят, что республики обрусели, но все равно везде есть свой колорит, отпечаток местного менталитета, хотя вроде бы большинство говорит на русском языке. Еще один стереотип, разрушенный за время путешествия: дороги. Везде, где мы проезжали, были хорошие дороги. Да, есть ямки и трещины, но это нормально — даже на самокате ехать очень комфортно. 

Сейчас мы настраиваемся на второй отрезок пути, от Москвы до Дубая, и вспоминаем красоту подмосковного леса, Уральских гор, Владимира. До другого края Земли можно долететь за 11 часов, кажется, что планета совсем маленькая, и только когда проезжаешь на самокате 2 тысячи километров, понимаешь, насколько мир огромен. 

Нам по 20 лет, мы можем позволить себе подобную авантюру, потому что нас ничего не держит в конкретном месте. Но главный вопрос, который не дает нам покоя — чем мы будем заниматься, когда вернемся? Жить обычной жизнью после такого путешествия уже вряд ли получится». 

Записала Анна Воробьева

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Мы продолжаем публиковать дневники нашего специального корреспондента Игоря Залюбовина, который отправился в Сибирь на три дня, чтобы писать репортаж про горящую тайгу, а застрял уже на две недели. Эти тексты редакция «Сноба» получает от автора эсэмэсками
Старение населения — общемировая тенденция. К 2050 году более 21 процента населения планеты будет старше 50 лет, значит, число людей пенсионного и предпенсионного возраста достигнет 2 миллиардов, а это втрое больше, чем сейчас. Эта тенденция способна при должной трансформации экономики не замедлить ее, а стать новым драйвером ее отдельных секторов. Например, сферы туризма, считает Ольга Субанова, представитель Всемирного конгресса туризма старшего поколения в России (WSTC)

Новости партнеров

«Сноб» продолжает цикл статей, посвященных 140-летию «Народной воли». Новый материал посвящен кульминации деятельности организации — подготовке и осуществлению покушения на императора Александра II