Все новости

Интервью

Редакционный материал

Режиссер Бегюм Эрджияс: На первый перформанс меня вдохновили шарики для пинг-понга

С 14 по 29 февраля в ЦСИ «Винзавод» проходят интерактивные перформансы Pillow Talk и Voicing Pieces режиссера и художницы Бегюм Эрджияс и продюсерской компании «Импресарио». Постановки объединены в иммерсивный проект «Между нами», который исследует отношение человека к собственному голосу и искусственному интеллекту. «Сноб» поговорил с Бегюм Эрджияс о том, как она придумала перформансы, чем ее вдохновило караоке в Японии и как иммерсивный театр помогает справляться с информационным потоком в интернете

21 февраля 2020 10:30

Бегюм Эрджияс Фото: Пресс-служба
 


Ɔ. В университете вы изучали молекулярную биологию и генетику, одновременно с этим занимались хореографией, а теперь вы театральный режиссер. Как произошло это превращение? 

Я занималась хореографией еще в детстве, и после того, как поступила на факультет генетики в университет Билкент в Анкаре, я вступила в танцевальную труппу Ближневосточного технического университета. Несмотря на то, что это была любительская труппа, мы все воспринимали хореографию очень серьезно, и многие мои друзья оттуда сейчас профессиональные танцоры. Что касается меня, то в моей жизни было искусство, но я также была увлечена наукой. Мне хотелось исследовать технологии, узнавать что-то новое и открывать что-то для себя и других людей, развиваться сразу в нескольких направлениях. Создание перформансов стало идеальным способом объединить две моих страсти. 

К примеру, когда я решила создать Voicing Pieces, то ничего не знала про звук и получала удовольствие, погружаясь во все тонкости процесса, а при создании Pillow Talk я изучала алгоритмы, искусственный интеллект, программирование.  


Ɔ. Проект «Между нами» — ваш первый театральный опыт?

Я создавала перформансы и раньше, но спектакли Pillow Talk и Voicing Pieces стали первым опытом работы со зрителем и его эмоциями. Раньше это были только объекты. К примеру, на создание первого перформанса меня вдохновили шарики для пинг-понга. В постановке Ballroom с двух сторон от сцены стояли огромные вентиляторы, после включения которых шарики начинали двигаться группой или поодиночке, создавая при этом уникальный хаотичный танец. 

Хореография продолжает влиять на мою театральную жизнь. Даже проект «Между нами» я воспринимаю как некий танец. Скажем так, танец нашего собственного голоса и интонаций, танец голоса машины, танец наших эмоций, когда мы слышим искусственный интеллект или же самих себя.  


Ɔ. Перформанс Voicing Pieces посвящен отношению человека к собственному голосу, а Pillow Talk — диалогу зрителя с искусственным интеллектом. Почему вы решили их объединить?

И Voicing Pieces, и Pillow Talk посвящены отношению человека к голосу. Просто в первом случае это собственный голос человека, а во втором — голос машины. Оба перформанса достаточно технологичны: в Voicing Pieces используется акустическая капсула, в Pillow Talk — алгоритмы искусственного интеллекта, которые «слушают» зрителя, обрабатывают информацию и ведут с ним дальнейший диалог, основываясь на этой информации. Оба перформанса предполагают полное погружение зрителя в процесс, и этот опыт он получает в одиночку, даже если пришел не один. Наконец, перед началом обоих спектаклей зритель получает инструкции, что ему следует делать, но при этом он чувствует себя достаточно свободным на площадке и может сам решать, как именно будет действовать в любой момент времени. Поэтому для меня они действительно являются частью одного целого. Но объединить их в один проект «Между нами» мне предложил Федор Елютин.


Ɔ. Какие эмоции испытывают зрители после участия в перформансах? 

В Voicing Pieces зритель постоянно сосредоточен. Он создает целый спектакль по ролям, используя только собственный голос и интонации. Несмотря на эту сосредоточенность, большинство зрителей веселятся во время перформанса, выходят после в хорошем настроении. 

Pillow Talk, наоборот, оказывает расслабляющее действие. Зритель ложится на пол рядом с подушкой, внутри которой находится небольшой компьютер, может обнять ее при желании и даже вздремнуть, что в какой-то момент предложит ему сделать машина. Действие происходит в пространстве, наполненном запахами леса и звуками природы. То есть все вокруг способствует расслаблению, погружению в свой внутренний мир и дает пищу для дальнейших размышлений. 


Ɔ. Какую постановку вы придумали первой? 

Voicing Pieces я придумала в 2016 году после того, как посетила Японию. Там очень популярно караоке, но не в нашем привычном понимании. Караоке-бары в Японии — это отели с отдельными номерами, причем очень часто их посещают не компанией, а именно поодиночке. То есть человек приходит на ресепшн, берет ключ от номера и отправляется в звукоизолированную комнату с компьютером и микрофоном, чтобы от души попеть наедине с собой. Меня заинтересовал такой опыт, и я тоже забронировала номер. Я очень стеснительна, и раньше мне не нравился мой голос, но когда я оказалась одна в том номере, то незаметно для себя раскрепостилась, и за эти пару часов мое восприятие собственного голоса изменилось. Это открытие и сами эмоции были настолько сильными, что практически сразу же родилась идея для Voicing Pieces. Через какое-то время после создания перформанса я снова отправилась в Японию. Сегодня почти у всех предметов там есть «голос»:  автоматы для билетов, холодильники, пылесосы. В ту поездку я отправилась в один из музеев робототехники, который в том числе исследовал, как сделать одушевленным любой предмет. В одном из экспериментов мне дали маленькую подушку с карманом, куда нужно было положить телефон. В процессе я обнимала эту маленькую подушку и словно общалась с ней. Вскоре после поездки я придумала Pillow Talk. 


Ɔ. Иммерсивные постановки сейчас на пике популярности. Многие из них своим описанием напоминают сеанс психотерапии — за час человек открывает что-то новое в себе, получает какой-то экзистенциальный опыт. Почему «театр полного погружения» сегодня так востребован?

Мир вокруг нас изменился. Благодаря интернету вокруг очень много информации о социальной несправедливости, политических и экономических конфликтах, проблемах экологии и глобального потепления. В этом информационном потоке мы часто чувствуем свое бессилие. Думаю, что в какой-то степени интерактивные постановки, исследующие какие-то проблемные темы, позволяют человеку почувствовать себя частью мира, стать активным участником событий, а не просто наблюдателем. Это касается не только каких-то глобальных вещей — кто-то благодаря иммерсивным постановкам действительно начинает лучше понимать себя, а кто-то — учится быть более ответственным за свою жизнь и окружающий мир. 

Бегюм Эрджияс и Федор Елютин Фото: Пресс-служба


Ɔ. Вам самой ближе классический театр или иммерсивный? 

Как режиссеру мне более близок именно интерактивный театр. Хотя он может быть более сложным как с технической точки зрения, так и с эмоциональной. Когда человек не просто зритель, но и главный участник действия, это может иметь самый неожиданный эффект. Ему могут не понравиться собственные эмоции, он может быть не готов полностью погрузиться в происходящее. В конце концов, сам перформанс может просто не понравиться человеку, и он встанет и уйдет. В отличие от классического театра, где в зале находится больше сотни человек, это будет заметно. Отношения с иммерсивным театром иногда напоминают мне качели «любовь-ненависть», но это того стоит.


Ɔ. Вы думали о своей следующей постановке? 

Сейчас я бы хотела, чтобы проект «Между нами» превратился в трилогию. Я создаю спектакли достаточно медленно, между Voicing Pieces и Pillow Talk прошло три года, и я пока не думала над идеей для третьей части, но я уверена, что она появится. Просто нужно время и немного вдохновения новыми технологиями. Однако я уверена, что буду заниматься иммерсивными проектами и дальше, мне нравится быть режиссером и исследовать мир через театр. 

Беседовала Саша Чернякова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

19 февраля состоится единственный показ спектакля Бертрана Маркоса «Хиросима, любовь моя» со звездой французского театра и кино Фанни Ардан в главной роли. Накануне московской премьеры Сергей Николаевич встретился и поговорил с актрисой
О любви. От романтических литературных историй до часовых свиданий в отеле
В цикле материалов, посвященных году создания автокефальной церкви на Украине, «Сноб» решил предоставить слово как сторонникам принятого решения, так и его резким противникам в русско-украинской православной среде. В этом интервью свою позицию о произошедшем год назад излагает замглавы Отдела внешних церковных связей Украинской православной церкви Московского патриархата протоиерей Николай Данилевич. УПЦ (МП) вместе с РПЦ отказалась признавать решение Вселенского патриарха