Все новости

Общество

Редакционный материал

Артем Нарышкин: Фундаменталисты против либералов: противостояние внутри РПЦ

Со стороны может казаться, что Русская православная церковь монолитна. Но это не так. Раскол, который в наши дни происходит среди паствы, разделяет верующих, возможно, не меньше реформы патриарха Никона

28 февраля 2020 9:00

Фото: Александр Авилов/Агентство «Москва»

Амбиции Московской патриархии основаны на мифе о единстве веры. Церковные спикеры твердят, что православие сплачивает российский народ. Все православные якобы исповедуют одно вероучение и следуют общим нравственным нормам. В действительности же в РПЦ нет согласия по важнейшим этическим вопросам. Верующие, в том числе священники, имеют разные представления о добре и зле.

В сентябре 2019 года ряд священнослужителей РПЦ подписали письмо в защиту политических арестантов. 182 подписанта считают, что нравственный долг Церкви — защищать безвинно осужденных. Церковные консерваторы сразу осудили поступок «либералов», обнажив идейное противостояние внутри Церкви. Противоречия не сводятся к разным политическим убеждениям. Взгляды наиболее заметных подписантов и критиков письма сталкиваются почти по всем вопросам.

В Церкви есть два противоположных мировосприятия — Эрих Фромм назвал их авторитарным и гуманистическим. По мнению Фромма, гуманистическая религия сосредоточена на человеке и его способностях, авторитарная — на высшей силе, которая требует от человека подчинения. Это не просто разные типы религиозности. Их носители по-разному смотрят на взаимоотношения в семье, права граждан и обязанности государства. Священники, подписавшие обращение, выступают против страха как политического инструмента и ссылаются на Священное Писание. Их оппоненты прославляют сильную руку правителя — и тоже обращаются к Библии. 

Для всех верующих Библия — богодухновенная книга, но либералы и авторитаристы по-разному трактуют Писание. Это сложный по составу и происхождению памятник, им можно обосновать и милосердие, и жестокость. Церковная традиция не разрешила противоречия, сохранив в себе и гуманистическую, и авторитарную стороны. В Библии есть разные образы Бога: с одной стороны, милосердный Иисус, с другой — жестокий Бог, карающий за грехи. Верующие делают акцент на одном из этих образов, некоторым ближе идея всепрощающей любви, другим — принцип справедливого воздаяния. И те, и другие будут причащаться в одном храме и поминать Святейшего Патриарха Кирилла.

Главное для христиан-гуманистов — любовь Бога к людям и признание свободы человека. Если смотреть на Библию с высоты этой любви, можно отделить вечные истины от грубой архаики. В Ветхом Завете много жестокостей — таковы нравы древнего мира, и их нельзя оправдывать волей Бога. Фундаменталистам важна идея божьего могущества: Бог вправе устанавливать нормы и требовать их соблюдения. Подобно восточному деспоту, Он может прибегать к любым средствам, чтобы навязать свою волю. Весть о любящем Боге представляет проблему для авторитаристов, в лучшем случае, он для них патриархальный отец, требующий повиновения. 

Фундаменталисты и либералы полностью расходятся в понимании греха. Для первых это преступление перед Богом, которое вызывает Его гнев. Согласно этой трактовке,  Иисус платит за грехи людей и восстанавливает справедливость. Гуманисты видят в грехе общую болезнь человеческой природы, в их понимании Бог — милосердный целитель. Он не отвечает на поступки людей гневом, не карает их, но ждет искреннего и свободного обращения. В притче о блудном сыне Бог бежит навстречу отступнику, не дожидаясь от него раскаяния.

Либералы и авторитаристы группируются вокруг разных приходов, известных пастырей и православных медиа. Их волнуют слишком разные вопросы и темы, чтобы можно было найти общий язык. В глазах фундаменталистов либералы подрывают основы церковной жизни, привнося в нее веяния из светского общества. По их мнению, отношение к власти, семье и сексу определено традицией и не может меняться. Никакие уступки «секулярному миру» невозможны. Авторитаристы поклоняются Христу как Богу, при этом их не смущает, что Иисус критиковал традиции и ставил любовь к ближнему выше правил.

Гуманисты видят главную ценность в свободе и достоинстве человека. Для них важна не традиция, а личный пример Иисуса. Он восставал против бедности и эксплуатации, обличал храмовый культ, обогащающий жреческую верхушку. Проповедь Иисуса имела социальное звучание, он шел на конфликт с властью, чтобы защитить достоинство слабых и отверженных. Поэтому либералы так чувствительны к темам семейного насилия, несправедливого суда и подавления бедных богатыми. 

Среди православных медиа есть ярко выраженные авторитарные и либеральные. «Православие.ру» и «Царьград» выражают консервативную идеологию и обличают пороки Запада. В их картине мира РПЦ и Кремль находятся на стороне добра, Запад и либералы — на стороне зла. Мерилом истинности выступают традиционные ценности, по сути средневековые нормы полового поведения. Предлагается нехитрый рецепт праведности: нужно уважать государство, слушаться патриарха, строить патриархальную семью и ненавидеть гомосексуалистов. Верным чадам церкви не обойтись без знания геополитики: за каждым веянием с Запада стоят интересы НАТО.

В июле 2019 года эти ресурсы устроили травлю портала «Правмир», известного своей социальной активностью. «Правмир» давно критикуют за «неправославие», т. е. за открытость к сложным темам, таким как гомосекусальность и эвтаназия. Там публикуются известные либеральные священники и рассуждают о проблемах церковной жизни, которые не принято поднимать в консервативной среде. «Правмир» дистанцируется от политики и не позволяет себе критику власти и РПЦ. Однако этот сайт уклоняется от борьбы с «врагами», что вызывает раздражение консерваторов и Московской патриархии.

Самые яркие либеральные проповедники в Церкви — это главы московских общин Георгий Кочетков, Александр Борисов, Алексей Уминский, профессор Санкт-Петербургской духовной академии Георгий Митрофанов, игумен Пётр Мещеринов. Влиятельнейшая фигура в лагере авторитаристов — митрополит Тихон Шевкунов, основатель «Православия.ру» и Сретенской семинарии. Тихон лоббирует державно-консервативную пропаганду и знаменит благодаря выставкам «Россия: моя история», где преданность власти подается как народный идеал. Сретенская семинария собрала преподавателей охранительного склада, противников перемен в Церкви. Противоположный вектор в образовании представляет Свято-Филаретовский институт Георгия Кочеткова. СФИ стремится к обновлению церковной жизни и занимается переводом богослужения на современный язык. Это чуть ли не единственный в России центр, где развивается гуманистическое богословие, вдохновленное русской философией. 

Различия между авторитарным и либеральным христианством ярко проявляются по отношению к государству. Для фундаменталистов важно, чтобы власть была формально православной. Если президент и депутаты стоят на службе со свечкой, принимают угодные РПЦ законы, значит, они выполняют свой христианский долг. В таком случае нет причин критиковать власть, ведь это власть православная, поставленная самим Богом. Политические оппозиционеры — это не кто иные, как богоборцы, а в условиях «тяжелой геополитической ситуации» — агенты внешних сил, враждебных России и православию. Нарушения прав человека, коррупция, махинации на выборах — не поводы противиться режиму. Ведь одному Богу известно, с какими трудностями сталкиваются власти, стремясь к всеобщему благу. 

Фото: Агентство «Москва»

Отношение консерваторов к протестам оппозиции хорошо выразил протоиерей Андрей Ткачев. По его словам, «за спинами мерзавцев стоит дьявол». «И когда он на ваших спинах, на ваших горбах дурных, придет к власти… вам первым будет плохо», — предостерег проповедник. Архимандрит Илий (Ноздрин), называемый духовником патриарха, также выступал с осуждением протестов: «Эти вопли, которые раздавались на Болотной площади... являются проявлением страсти ненависти к нашему Отечеству, которое становится на путь мирной жизни». Илий подается православными СМИ как старец и человек святой жизни, через него озвучиваются важные для РПЦ идеи. Разными словами выражается мысль, что недовольные властью — предатели и слуги дьявола.

Либералы оценивают деятельность власти с рациональных позиций, без мистики. Государство должно обеспечивать равенство всех граждан перед законом, быть открытым и ответственным перед обществом. Жизнь каждого человека самоценна, никакие высшие государственные мотивы не могут оправдать страдания невинных людей. Нельзя спокойно смотреть, как людей арестовывают за их несогласие с политикой, пытают, сажают в тюрьму. 

Либералы относятся к государству, следуя примеру Христа: для него были важны отдельные люди, а государственные интересы не имели никакого значения. Ранние христиане, всецело преданные идее Царства Божьего, не стремились быть патриотами. Только в эпоху поздней Римской империи и Византии Церковь прониклась духом верноподданничества по отношению к царям, с тех пор интересы государства и Церкви слились воедино. Фундаменталисты — идейные преемники византийской церкви, оторванной от истоков христианства.

Консерваторы и либералы по-разному оценивают достижения науки. Все христиане считают, что наука не может познать духовную реальность и ограничивается только материальным миром. Однако фундаменталисты принимают только те открытия ученых, которые не противоречат библейской картине мира. Научный взгляд на происхождение человека полностью отвергается, так как разрушает жесткую систему богословских взглядов, свойственную консерваторам. Все материалы по тегу «эволюция» на сайте «Православие.ру» враждебны современной биологии. Радикалы не могут отвергнуть научный метод познания, поэтому они пытаются противопоставить ученым-эволюционистам выдуманное сообщество научных креационистов. Последние якобы и являются настоящими честными учеными. 

Либеральные христиане стараются сочетать научные теории с богословием. Теорию эволюции открыто поддерживают такие священнослужители, как Константин Пархоменко, Георгий Митрофанов, Андрей Кураев, Филипп Парфенов, Александр Борисов. Согласно их взглядам, человек телесно эволюционировал из других видов животных, но душу в него вдохнул Бог. Бог же направлял эволюцию, используя её как инструмент творения.

Фундаменталисты враждебны к науке из-за склонности к тоталитарной картине мира, в которой нет никаких сложностей и противоречий. Либералы не боятся трудных вопросов, полагая, что Бог доверяет человеку. Бог верит, что человек распорядится своим разумом лучшим образом и не утратит веру перед лицом сомнений. Как и в отношении других вопросов, церковные либералы уважают разум и свободу, считая их главными дарами Бога человеку. Для консерваторов важнее другое — завершенная система знаний, содержащая ответы на все вопросы.

Церковные консерваторы особо зациклены на теме традиционных семейных отношений. Согласно взглядам фундаменталистов, настоящий христианин может вырасти только в патриархальной многодетной семье, где роли мужа и жены жестко определены самим Богом. Спикеры РПЦ постоянно повторяют, что семье грозит опасность. Враги Церкви якобы хотят уничтожить семью, освободив женщину от её обязанности — всю жизнь посвящать рождению и воспитанию детей. Священник Александр Ильяшенко считает, что девушка в 17 лет «спокойно может стать прекрасной мамочкой», поэтому ей не нужно получать высшее образование. 

С точки зрения фундаменталистов, планирование семьи — страшный грех. Нужно рожать столько детей, сколько пошлет Бог, при этом приводятся не богословские обоснования, а соображения государственной пользы. В России демографический кризис, и каждая православная женщина должна рожать по максимуму. Для христиан это сравнительно новые взгляды: святые отцы совсем не интересовались демографическими проблемами, ведь истинное отечество христианина — Царствие Божие. В вопросах семьи православные фундаменталисты следуют за консервативным трендом. Консерваторы во многих странах призывают рожать «природных» граждан, чтобы не дать мигрантам стать существенной частью населения. Таким образом, за призывами к многодетности сквозят ксенофобские настроения.

Для либеральных христиан многодетность не является целью. Согласно их взглядам, брак — это единство двух личностей в любви, а сколько они решат завести детей — вопрос личного выбора и ответственности. Протоиерей Алексей Уминский полагает, что нельзя считать многодетную семью идеалом брака. Не все женщины имеют достаточно здоровья, чтобы быть матерями-героинями, и не у всех семей есть деньги, чтобы вырастить нескольких детей. По словам священника Георгия Митрофанова, «многодетная семья — это семья архаичного, малоцивилизованного общества». Количество детей зависит не от исполнения воли Бога, а от уровня жизни людей. Если многодетность — цель, тогда придется мириться с её спутниками — бедностью и необразованностью. Впрочем, фундаменталистов это не смущает; например, отец Дмитрий Смирнов гордится, что у него на приходе «многодетность, как в Бангладеше».

Фото: Сергей Киселев / Агентство городских новостей «Москва»

Церковные консерваторы отстаивают право родителей бить детей. На сайте «Православие.ру» есть множество статей о том, как важны «шлепки» для правильного воспитания. Ревнители традиции беспокоятся, что всякое семейное насилие могут запретить. Фундаменталисты внушают, что под предлогом защиты детей некие силы хотят разрушить традиционные семьи. При этом консерваторы совершенно нечувствительны к проблеме побоев и унижений в семье. Патриаршая комиссия по делам семьи, которая представляет взгляды правых церковных кругов, допускает «возможность разумного и любовного использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей». 

Руководство РПЦ не пытается сохранять нейтралитет, оно целиком на стороне фундаменталистов. Тренд на консервативное православие задает сам патриарх Кирилл. Во всех его выступлениях звучит риторика осажденной крепости: кругом враги, только РПЦ и власти России — на стороне истинной веры. По словам патриарха, призвание России — быть оплотом православного христианства, хранить православную веру «в неповрежденной форме». Поэтому «сильные мира сего» ополчились на Русскую православную церковь. О врагах говорится туманно, будто все и без слов понимают, о ком речь.  

Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»

Патриарх и его ставленники, такие как митрополит Иларион, Владимир Легойда, Александр Щипков, задают тон для аморфной массы духовенства. Все понимают, что поддерживать консервативный тренд полезно для карьеры. Лишь немногие клирики осмеливаются противостоять официозу. В то же время письмо священников в защиту политзаключенных показало, что церковные либералы осознают свою миссию внутри Церкви.

Не все священники — явные либералы или консерваторы. У многих в голове противоречивая смесь из суждений святых отцов и установок начальства. Представители гуманистического и авторитарного христианства выделяются своей активностью. Размежевание между ними растет по мере того, как церковная верхушка склоняется в сторону фундаментализма. 

Консерваторы и либералы находятся в одной Церкви, потому что другой нет. Христиане нуждаются в большой общности, а РПЦ — самая массовая церковная организация в России. Патриархия стремится заглушить голос несогласных в Церкви, однако под давлением консерваторов либералы сплачиваются и учатся коллективному действию. Либеральное христианство может стать самым сознательным и общественно активным религиозным движением в России. Письмо священников против репрессий — важный шаг на этом пути.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Одним из наиболее болезненных вопросов в религиозных кругах является отношение к сексуальным меньшинствам. РПЦ здесь не исключение, а представителей ЛГБТ немало как среди прихожан, так и в клире, хотя официально это и отрицается. «Сноб» публикует анонимное интервью с одним из таких священников
Самарский священник Артем Вечелковский, покинувший Россию полтора года назад, рассказал «Снобу» о своей жизни беженца и о гей-сообществе РПЦ
В Международный день борьбы с гомофобией «Сноб» вспоминает, как в разных странах геев пытались сделать «нормальными»