Начать блог на снобе
Все новости

Иллюстрация: CSA Images/Getty Images

Без-имени-1.jpg

Иллюстрация: CSA Images/Getty Images

Луч света в темном царстве.

Как будет развиваться киноиндустрия после пандемии

Редакционный материал

Российское кинопроизводство вызывает огромное количество споров, несмотря на явные финансовые успехи как отдельных продюсеров, так и индустрии в целом, будто подхватив эстафету у отечественного автопрома. Однако сегодняшняя ситуация — самый подходящий момент, когда ему можно преодолеть всеобщее недоверие, считают Глеб Яковлев, управляющий директор инвестфонда ITI Funds, и Игорь Бочкарев, руководитель проекта Фонд CineFinance ITI Funds

29 апреля 2020 12:10

Ситуацию, которая сейчас сложилась в мире, частенько сравнивают с фильмами про глобальные катастрофы и апокалипсис. Пустые улицы, как в «Ходячих мертвецах», стремительная работа врачей, как в «Эпидемии» с Дастином Хоффманом, в новостях вирус выглядит и вовсе страшным, как в «Обители зла», из-за чего одна за другой возникают теории заговора. Киношники так долго и тщательно рисовали образ заброшенного мира, что он довольно плотно засел у нас в голове.

Кинематограф успешно манипулирует нашим сознанием, благодаря чему является и мощным финансовым инструментом. Голливуд этим успешно пользуется как в целях пропаганды, так и наживы. Российские кинематографисты только учатся это делать: пропаганда в советском стиле уже не работает, а в американском ещё научиться нужно.

До недавнего времени в отечественном кино умели использовать только производственную часть заработка, получая финансирование через телеканалы или Минкульт. Качество телевизионных сериалов тоже оставляло желать лучшего. Да, были исключения и там, и там, но в их основе лежал либо талант отдельных представителей индустрии, либо бюджет такого размера, что что-то оставалось и на кино.

И нельзя сказать, что то же министерство не боролось со сложившейся ситуацией. Но победить эту гидру в один присест не представлялось возможным. 

В общем-то, поэтому качество отечественных фильмов оставляло желать лучшего. Зачем делать хорошо, когда можно и так заработать? В прокате заработать было очень сложно, американские ленты забивали прокат и в одну калитку побеждали российские фильмы. 1 млн долларов не может победить 100 млн долларов, по какому курсу ни считай.

Но совсем недавно, года три-четыре назад, российские продюсеры почувствовали аромат прокатной прибыли. Раньше как-то не очень получалось, а теперь, сложив несколько компонентов, они раз за разом стали получать от проката действительно интересные результаты.

Эта слаженная работа включает в себя:

• поддержку Министерства культуры, очищающего ключевые даты от американских блокбастеров;
• силовой резерв хорошей даты — праздник, каникулы, Новый год, День Победы;
• поддержку телевизионного канала, напоминающего огромной аудитории о важной премьере;
• крепкий рекламный бюджет (от 100 млн рублей), поделенный между ТВ и интернетом в пропорции 70/30;
• набор из двух-трех ключевых актеров (Петров, Машков, ну или Козловский с Федоровым);
• простенький сюжет;
• глянцевая картинка;
• музыка блокбастер-стайл.

Порой даже ошибки в позиционировании промокампании (постер, трейлер, название) не мешают собрать со зрителей в кинотеатрах более миллиарда рублей. К примеру, постер фильма Федора Бондарчука «Вторжение» (сиквел фильма «Притяжение») — это просто «шедевр». Из трейлера совершенно не понятно ничего, кроме того, что наши художники научились делать качественную компьютерную графику. При этом фильм собрал миллиард рублей.

Успех продюсеров подкреплен государственными невозвратными деньгами (не более 2/3 в бюджете фильма), продакт-плейсментом и предварительными продажами на телевидение, интернет-платформы и за рубеж.

Продюсеры попрактичнее стараются дорогих фильмов не снимать, чтобы максимизировать прибыль. Так, с удачного фильма, даже после того как кинотеатры заберут себе половину сборов, может набежать несколько сотен миллионов рублей. «Горько», «Полицейский с Рублевки», «Я худею», «Движение вверх», «Лёд», «Т-34», «Последний богатырь» — разные жанры, разные создатели, казалось бы, разная аудитория. Но стало ясно, что зрителей можно вытаскивать в кино. Пусть даже контент иногда хромает, но уже только на одну ногу.

Сотни миллионов прибыли уже ни в какое сравнение не идут с прежней конвейерной стратегией, где с одного проекта продюсер мог получить лишь пару десятков миллионов маржи. 

Для многих процесс разворовывания ассоциируется исключительно с государственными деньгами. Нет, киношники, зарабатывавшие на производстве, имели и с частных инвесторов. Если вы видите на «Кинопоиске» бюджет фильма больше 500 млн рублей, то, скорее всего, там очень хорошо заработали на производстве. 

Но и эти времена уходят в небытие. Каждый уважающий себя инвестор теперь нанимает финансистов из области кинематографии и следит за каждым рублем. Его подручные пока не умеют сами снимать фильмы, но уж проследить за деньгами оказалось не такой сложной задачей. Жестко следят за сметами телеканалы, любые инвесторы и заказчики, какими бы крупными они ни были.

На передний план потихоньку вышла борьба за качество. Продюсеры заметили, что хорошо скроенный фильм собирает больше плохо скроенного. Шутки легче продавать, чем их отсутствие. Отточенные десятилетиями лекала голливудского кинематографа, оказывается, работают. И внезапно апологет голливудской драматургии Николай Куликов, написавший с разными соавторами «Легенду №17», «Экипаж», «Горько», «Я худею» и «Движение вверх», стал самым высокооплачиваемым и востребованным «мейджорами» автором. Конечно, как выяснилось на примере провального фильма «Герой», одного сценария мало. Нужно, чтобы еще и режиссер с продюсером делали больше для успеха фильма. Но это уже частности, школа киножизни.

В общем, к началу пандемии, всемирной изоляции и грядущего кризиса российский кинорынок подошел в состоянии предвкушения больших побед. Аппетит приходит во время еды. За три месяца до закрытия кинотеатров сразу несколько российских фильмов собрали в прокате больше миллиарда, а «Холоп» установил новый рекорд отечественного бокс-офиса, преодолев планку в три миллиарда рублей. Также за год до этого рынок встряхнули отечественные интернет-платформы (ivi.ru, Rambler/ökko, Megogo), которые по примеру своих зарубежных коллег решились на производство эксклюзивного контента, как сериального, так и полнометражного. Ну как тут не погрузиться в состояние эйфории?

Но вот все кинотеатры закрылись, а выходить на улицу запретили, то есть снимать сейчас тоже нельзя. Зрители переместились к компьютерам и телевизорам. А киношникам осталось гадать, в каком состоянии киноиндустрия окажется после окончания карантина.

Раздумывает и финансовый сектор. Конец 2019 года всеми характеризовался как время удачного старта для инвестиций в кино. Продюсеры предлагали множество схем и перспектив. Например, разработку международных проектов для интернет-платформ и нишевого жанрового проката, того же хоррора. Или производство отечественных фильмов, где предусматривались долгие деньги на весь цикл со стопроцентным участием и быстрые деньги на различных этапах производства или промокампании. А самое главное, появилось довольно много режиссеров, сценаристов и продюсеров новой волны, которые искренне пытаются снять достойное коммерческое кино. Иногда их имена на слуху, а про некоторых вы и не слышали. Что-то у них получается, что-то нет, но их общая ключевая характеристика — это стремление к зрительскому прокатному кино, которое раньше у производителей отсутствовало напрочь.

Что же изменится за время простоя?

Конечно, из-за такой вынужденной паузы год не будет статистически рекордным, хотя у него были все шансы. Но есть надежда, что возврат зрителей в кинотеатры будет стремительным. Выход из изоляции стимулирует гиперпотребление во всех областях, как гимн новой свободе. Останется ли зритель сидеть перед компьютером и телевизором? Может быть. Но продюсеры, почувствовавшие совсем недавно аромат наживы, будут использовать все свои старые и новые навыки, чтобы привлечь зрителя в кинозалы.

В общем-то, для этого не так много нужно — подогреть интерес к новинке и убедить, что смотреть ее необходимо именно сейчас и именно в кинотеатре. То есть мы можем предположить, что зрелищные фильмы у грамотных продюсеров будут в приоритете — в жанре приключений, боевика, фантастики, масштабной спортивной драмы, хоррора. Этот вектор и так можно было проследить в развитии креативной и производственной составляющей наших фильмов, но сейчас на это стоит делать серьезную финансовую ставку.

Некоторые аналитики всерьез считают, будто вынужденная пауза еще повысит качество контента, который мы увидим через год-полтора. Так как актуальные съемки сдвинулись минимум на два-три месяца, то у творческой группы будет больше времени для работы над сценарием, репетиций, раскадровок, поиска творческих и технических решений. Весьма вероятно, так оно и есть. Более того, крупные студии, имеющие все возможности для единовременного финансирования почти любого количества проектов, сейчас от некоторых фильмов отказались: порой эпидемия — это всего лишь предлог, чтобы избавиться от шлака. А значит, неконкурентоспособных фильмов станет меньше.

К сожалению, внеиндустриальные инвесторы сейчас прекратили финансирование кино, так как далеко не все понимают нюансы этого сектора. А зря. Мы своим клиентам как раз предлагаем подхватить инициативу именно сейчас. Во-первых, за те же деньги можно купить больше кино, грубо говоря. Во-вторых, есть возможность за рубли купить то, что будет продаваться за доллары: те же хорроры или разработка международных сериалов. В-третьих, кинотеатры откроются рано или поздно, а показывать там будет нечего. Из-за оттока неинституциональных инвесторов яма обязательно образуется. Это вдвойне обидно, ведь данный тип инвесторов решился на очередной заход в кино совсем недавно.

В нынешней ситуации руководители огромных российских студий, заработавшие состояния на поддержке Министерства культуры без какого-либо риска, просят еще больше субсидий. Нам кажется, сейчас стоит если и давать субсидии, то только с жесткими обязательствами, а еще лучше кредиты под рыночный процент. Ну а невозвратные государственные деньги необходимо раздавать молодым, борзым, креативным, рушащим шаблоны. За ними будущее. Прозорлив тот продюсер, который на них поставит сегодня.

Любопытный факт. Единственный прецедент, когда кинотеатры в США были закрыты, как сейчас, случился 100 лет назад из-за эпидемии «испанки». Именно тот кризис перевернул американскую индустрию. Агрессивные кинопроизводители начали по дешевке скупать кинозалы, чтобы приоритетно демонстрировать там свой контент. Именно эта волна и породила так называемую студийную систему, при которой крупные компании смогли гарантировать место на экранах любой «лабуде», которую они сняли.

По идее, такие крупные компании, как «Газпром медиа» или «Национальная Медиа Группа», могли бы сейчас приобрести целые сети терпящих бедствие кинотеатров, чтобы выстроить под одной крышей всю киноцепочку, включая телеканалы, производственные компании, интернет-платформы и прокатчика. Тот же Rambler&Co, нам кажется, с легкостью бы расстался со своей объединенной киносетью. А покупатели смогли бы привлечь под это заемные средства. Но, учитывая неповоротливость таких больших игроков, да еще в состоянии эпидемии, смены правительства и кадровых перестановок, скорее всего, таких решительных действий не произойдет, а значит, всё останется по-прежнему.

Так или иначе, некоторое количество кинотеатров перейдет из одних рук в другие. Но общее их количество вряд ли сильно поменяется, да и ситуация тоже, ведь здесь действует закон Парето, когда 20% успешных залов в крупных регионах обеспечивают 80% сборов.

Нынешний карантин не только не ослабил, но даже обнадежил анимационное производство. Во-первых, работа там не прекращалась ни на минуту, так как аниматоры уже давным-давно работают на удаленке, используя новейшие технологии в организации процесса. Во-вторых, есть основания полагать, что на вложенные рубли часть заработка они будут получать в долларах. Именно сейчас стоило бы построить полноценный кластер для производства компьютерной графики, но для этого недостаточно одних лишь частных инвестиций — нужна воля государства. А там, мягко говоря, не до этого.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Любой бизнес, как Джеймс Бонд, должен стремиться преодолевать самые немыслимые препятствия и находить выход из абсолютно безвыходных ситуаций. При этом не важно, какой сектор экономики он для себя выбрал, иначе он обречен на провал, считает Андрей Хорошилов, управляющий партнер и коммерческий директор УК Европейской юридической службы (ЕЮС)
Если вы любите учиться или хотите отправить на учебу детей или родственников, можно серьезно сэкономить на образовании за счет государства. При условии, что вы являетесь гражданином России, вовремя платите налоги и спите спокойно. О том, как вернуть собственные деньги, потраченные на образование, рассказывает интернет-маркетолог Дмитрий Чевычалов
Бытует мнение, что миллениалы ленивы, инфантильны и легкомысленны. Некоторые убеждены, что на них нельзя полагаться. Однако, как бы вы к ним ни относились, в компаниях становится все больше представителей поколения Y, а значит, руководству нужно уметь эффективно с ними работать. И именно с молодыми специалистами сегодня можно достичь серьезных успехов, считает Марина Малашенко, HR-директор сервиса для планирования путешествий OneTwoTrip

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.