Начать блог на снобе
Все новости

Интервью

Редакционный материал

«За время карантина мы раздали клиентам 830 миллионов миль».

Интервью с председателем совета директоров S7 Airlines Татьяной Филевой

Татьяна Филева возглавила совет директоров S7 Airlines в прошлом году. Она рассказала «Снобу», как COVID-19 изменит правила в аэропортах, что будет с ценами на билеты, а также за штурвалом какого самолета летала во время своего путешествия по Америке

18 июня 2020 14:30

Фото: Пресс-служба S7 Airlines


Ɔ. Первый вопрос, который, я думаю, сейчас волнует очень многих: когда мы полетим за границу? Какие у вас прогнозы? В Ростуризме и Еврокомиссии считают, что границы откроют в июле.
 

Была информация, что, возможно, 15 июля «откроется» Турция. Потом эту дату начали транслировать на все остальные страны. Но точную дату вам сейчас никто не скажет. По нашей оценке, какие-то направления действительно начнут открываться с июля, при этом будет достаточно много различных ограничений при въезде в ту или иную страну. Думаю, открытие будет медленным, а спрос — очень низким. 


Ɔ. Как изменится гражданская авиация после пандемии? Коллеги пишут, что теперь проверка температуры у пассажиров, маски и перчатки станут обычным делом, а между сидениями и рядами могут начать устанавливать прозрачные щиты. Что-то подобное действительно планируется?

Изменения заметны уже сейчас. Экипаж обязан работать в масках и перчатках, есть специальные требования к отдыху и питанию экипажей во время перелетов — их ввели, чтобы минимизировать физические контакты. Бортпроводники просят пассажиров надеть маски и перчатки — мы выдаем их на бортах. К сожалению, к нашим сотрудникам прислушиваются не всегда. Если позволяет загрузка, мы автоматически рассаживаем всех пассажиров через ряд и через кресло. После каждого перелета проводится дезинфекция кресел, всех поверхностей и санузлов. Воздух внутри салона раз в три минуты прогоняется через специальные фильтры. 

Мы пытаемся максимальное количество пассажиров регистрировать онлайн и вводить автоматическую онлайн-регистрацию во всех аэропортах, где мы работаем. Аэропорты тоже вводят специальные процедуры посадки и высадки. Например, в Домодедово есть требование — не больше 20 человек на один автобус. То есть теперь они подгоняют под рейс несколько автобусов, чтобы сохранялась возможность социальной дистанции.

Мы также внедрили поэтапную посадку пассажиров. Теперь на борт сначала проходят пассажиры, у которых по посадочным билетам места в конце салона, а бизнес-класс в последнюю очередь. Мы информируем пассажиров о рассадке по рядам с помощью e-mail-рассылки, push-уведомлений и СМС. Кроме того, на гейтах наши сотрудники вызывают пассажиров по группам, при этом им приходится кричать. К сожалению, пока мы единственная компания, которая внедрила в Домодедово такой подход, аэропорт отказался давать громкие объявления, потому что у него общая система оповещений.

Кстати, по данным исследования IATA (Международная ассоциация воздушного транспорта. — Прим. ред.), в мире не было ни одного доказанного случая, когда COVID-19 передался от пассажира к пассажиру. Я думаю, что сейчас нет более безопасного транспорта, чем авиация. У нас в отрасли огромное количество регламентов, чего нельзя сказать, например, о такси — никто не знает, кто ездил в машине и когда ее в последний раз дезинфицировали.


Ɔ. Раньше экипаж формировался заново на каждый рейс, никаких устоявшихся команд, которые летают только вместе и только на конкретном самолете, не было. Теперь что-то изменилось?

Да. Раньше экипажи комбинировала система, а сейчас, чтобы выполнить требования по безопасности, мы стали это делать вручную. И сейчас у нас более стабильные команды. 


Ɔ. Каким образом пилоты поддерживали рабочую форму в режиме самоизоляции? Они занимались на тренажерах?

Во-первых, да. Во-вторых, мы летали в апреле и в мае, даже тогда, когда нам это было невыгодно, старались давать пилотам налет. У нас пилот с большим перерывом без налета за штурвал не садится.  


Ɔ. Как изменится тайминг полета? В аэропорт теперь придется приезжать не за два часа до вылета, а как минимум за три? Нужно же успеть пройти проверки, в том числе медицинские.

Нет, наоборот, проведенное в аэропорту время будет сокращаться. Мы хотим внедрить в Домодедово новые киоски с биометрией. Если наши пассажиры — участники программы лояльности будут готовы сдать биометрию, то время от момента входа в зал аэропорта до прохода на борт для них сильно сократится. В этом направлении работают и авиакомпании, и аэропорты. 


Ɔ. Есть мнение, что в будущем на борт самолета нельзя будет попасть без подтвержденного статуса здоровья. Вы что думаете по этому поводу?

Это зависит не от компании и не от аэропорта, а от регуляторов — госструктур. Сейчас много говорят о неких ID, в которых будет собираться вся информация о человеке. Думаю, когда-нибудь действительно будет так. Если говорить о безопасности в аэропорту, чем больше данных — тем быстрее проверки. Другой вопрос, насколько люди готовы делиться такими данными. Я, например, не всегда готова на такую «открытость». 


Ɔ. Один из авиационных экспертов говорит чуть ли не о двукратном росте цен после пандемии. Как по-вашему, что будет с ценами на билеты? Стоит ли ждать резкого роста их стоимости?


Я в такое развитие событий не верю. Если доходы людей не поднимутся в два раза, что маловероятно, то, конечно, и авиакомпании не смогут поднять цены вдвое. Честно говоря, думаю, что будет наоборот. Если не будут введены специальные требования по рассадке пассажиров в салоне, то стоимость должна снижаться или, по крайней мере, расти с инфляцией. 


Ɔ. В период режима самоизоляции или карантина ваша компания провела акцию «Летайте дома». Участникам начисляли баллы за то, что они не покидают свое жилье. В акции приняли участие 500 тысяч человек. Сколько баллов накопили клиенты?

Страшно сказать, но за время карантина мы раздали клиентам 830 миллионов миль. Это беспрецедентно много для нас. Однако мы уверены, что такой шаг сохранит лояльность пассажиров, ведь у нас можно оплатить часть стоимости билета деньгами, а другую — милями. Сейчас у населения упали доходы, а мы пытаемся восстановить авиаперевозки, поэтому такой подход выгоден и нам, и клиентам. 


Ɔ. Татьяна, я знаю, что у вас есть лицензия пилота. На чем вы летаете?

У меня есть лицензия на управление однодвигательным сухопутным самолетом. Это значит, что я не умею совершать посадки на воду — только на полосу. Сейчас получаю дополнительные допуски на новые самолеты и полеты по приборам. Я летала на разных самолетах, но больше всего мне нравится Cirrus SR22. 


Ɔ. Куда летали самостоятельно?

В Санкт-Петербург, в Сочи, в Ростов. В прошлом году я получила американскую лицензию пилота, арендовала самолет и со вторым местным пилотом две недели летала по разным городам. Я видела с высоты Гранд Каньон, Седону и Йосемити, пролетела от Лос-Анджелеса до Сан-Франциско. Это очень запоминающийся опыт. 


Ɔ. В одном из интервью вы говорили, что летом перевозчики не смогут накопить «жирок», который обычно помогает покрывать расходы в низкий сезон.

Да, этим летом авиакомпании почти ничего не заработают. Что будет осенью — непонятно. Посмотрим, будет вторая волна пандемии или нет. Сейчас мы поставили перед собой задачу прийти в хорошем состоянии к лету 2021 года.

Мы планируем обновлять флот, но пока приостановили поставки, потому что не понимаем, какой будет спрос. Думаю, что на уровень 2019 года спрос вернется не раньше 2023-го.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться