Начать блог на снобе
Все новости

Литература

Редакционный материал

Белоснежка и семь микроагрессий

Лора Лэйн и Эллен Хоун в книге «Золушка и стеклянный потолок: и другие феминистские сказки» (издательство «Альпина нон-фикшн») переписали судьбы героинь всем известных сказок. Теперь Белоснежка, Русалочка и другие знают, что фраза «и жили они долго и счастливо» — миф патриархата, а последнее слово всегда остается за женщиной. «Сноб» публикует одну из сказок

19 июня 2020 10:30

Иллюстрация: Николь Майлз

Однажды давным-давно жила-была злобная, тщеславная и сварливая Королева. Она была мачехой девочки-подростка по имени Белоснежка. В сказках все мачехи имеют дурную репутацию, но эта была особо злобной. Королева боялась, что Белоснежка однажды вырастет и станет намного краше ее. Не хотелось бы играть в психолога, но, кажется, у Злой Королевы действительно были серьезные трудности с самооценкой.

Каждое утро Злая Королева глядела в Волшебное Зеркало и вопрошала:

— Зеркальце! Скажи-ка ты мне: ведь я самая красивая на свете?

А Зеркало ей в ответ:

— Красота — это субъективная социальная конструкция, а такое слово, как «белее», в наш век несет определенный расистский подтекст. И вообще, я бы не стало человека судить по внешности. Но если все это отбросить, то вы, моя Королева, конечно, всех румяней и белее. 

Пока Королева разговаривала с зеркалами, Белоснежка каталась как сыр в масле. Она снимала роскошную дачу с семью сожителями мужского пола, которых почти не бывало дома. Поначалу ее бесило, что они сваливают грязную посуду в раковине и ожидают, что за ними помоет Белоснежка. Но та быстро решила проблему, надавав им по ушам и составив расписание по уборке жилья.

И вот Королева как-то снова спрашивает Зеркало: 

— Я самая красивая? Отвечай!

Прежде чем ответить на вопрос, Зеркало решило отвесить ей комплимент: 

— Знаете, я давно хотело похвалить вас за то, что используете такое гендерно-нейтральное слово, как «всех». Это очень здорово. Тем более если учесть, что вы — Злая Королева.

— Спасибо, — ответила Королева. — Белоснежка мне объяснила, что слово они идентифицируется как небинарное и не ассоциируется по умолчанию с каким-либо гендером. Они — не молодая девица, как я раньше думала. И поэтому, когда я говорю «всех румяней и белее», я имею в виду в том числе и Белоснежку. Потому что я прикажу прикончить любого — ее, его, их, — если они окажутся более привлекательными, чем я.

— Что ж, вы действительно уважаете взгляды Белоснежки. 

— Отвечай уже! — не выдержала Злая Королева.

— Ладно-ладно. Ну, я снова хочу напомнить, что судить по внешности… 

— Бла-бла-бла, отвечай на вопрос, трепло! 

— В соответствии с устоявшимися нормами красоты в западном обществе, вы больше не милее всех, моя Королева. Самая милая и белая — Белоснежка.

— Черт возьми! — Злая Королева взревела, сдирая с головы свою тиару и отбрасывая ее в угол. — Теперь мне придется ее убить!

— Погодите, — сказало ее зеркало. — Вы хотели сказать их убить. Ведь у вас так хорошо получалось до этого!

— Мне сейчас не до того, чтобы подбирать слова. И так все время себя сдерживаю, только б не обратиться к ней как к ней на публике. Их убить. Да плевать, как я говорю! 

— Нет. Не плевать. Для Белоснежки это очень важно, она ведь так долго пыталась вам это объяснить, — ответило Зеркальце. 

— В любом случае это грамматически неверно. 

— Уже нет, — возразило Зеркало. — Нормы языка меняются. 

— Ладно, хорошо. Я хочу убить их, потому что они милее меня. Так лучше? 

— С точки зрения подбора слов — да. С точки зрения намерений — точно нет. Не все сразу. 

— Прекрасно, что ж, давай перейдем к обсуждению их убийства. 

— Давайте сосредоточимся на каком-то одном важном вопросе, — сказало Зеркало. — Позже порассуждаем, почему убийство — это плохо. Но, так как мы говорили об использовании уважительных терминов, мне хотелось бы еще кое-что упомянуть. Дело в том, что вы часто позволяете себе допускать микроагрессию. По отношению ко многим. Это большая проблема. 

— Микро что? — переспросила Королева.

— Микроагрессию. Это такое неявное оскорбление маргинализированных групп людей… ну или зеркал. Ее обычно допускают в речи вполне доброжелательные люди, но, представьте, каково услышать такое от Злой Королевы. 

— Я так не делаю, — попыталась оправдаться Королева. — Можешь спросить моего подручного! Марк, ну-ка подойди сюда! Скажи зеркальцу, какая я милая. 

Подручный Королевы, который потерял ногу в сражении много лет назад, подкатил ближе свою инвалидную коляску.

— Ох, ты бы полегче, а то штраф за превышение скорости выпишут! — усмехнулась Королева. 

— Вот оно! Это и есть микроагрессия, — подметило Зеркало. — То, что вы сейчас сказали, — это дискриминация инвалидов. 

— Ой, да ладно! Это у нас такие шутки, — возразила Королева. — Ему нравится. 

— Эм… Если честно, Ваше Высочество, — дрожащим голосом пробормотал Марк. — Мне это не кажется смешным. Это напоминает мне о моей инвалидности. Просто я боялся вам сказать. А то вы еще броситесь чем-нибудь в меня. 

— Да ты просто ленишься, — раздраженно буркнула Злая Королева. — Мог бы ходить с протезом, если б хотел. А еще у тебя уродская рубашка.

Издательство: Альпина нон-фикшн

В зале повисла тишина. Волшебное Зеркало моргнуло.

— Ну ладно. Это было слишком. Но я сделала так намеренно! Марк, ты уволен. 

Марк, стал изо всех сил перебирать руками, чтобы побыстрее укатиться прочь из подземелья. Злая Королева прокричала ему вслед: 

— И позови Боба! — Это мой второй подручный, — обратилась она к Зеркалу. — Сейчас спросим его, действительно ли я использую микроагрессию. И на будущее: у тебя нет поводов меня бояться!

Марк сделал, как ему велели. Несколько минут спустя в подземелье вошел Боб, второй подручный Королевы. 

— Привет, Боб. У меня к тебе два дела. Первое — ты должен казнить Марка. Второе — Зеркало говорит, что я допускаю всякие психологические нападки, поэтому скажи ему, какая я хорошая. 

— Да, Злая Королева, — повиновался Боб. — Вы очень добрая.

— Вот видишь, Зеркальце, я такая. Кстати, давайте-ка улучим минутку и похвалим Боба: он стал говорить на нашем языке заметно лучше. Напомни, откуда ты, Боб? 

— Не из этого королевства, мадам, — ответил Боб.

— Ну это понятно, а откуда именно?

— Так! Хватит уже, — прервало ее Зеркало. — Вот это сейчас и была микроагрессия! Вам-то пустяк, а для Боба комплименты о знании языка могут быть не очень приятны. Таким образом вы намекаете, что он приезжий, а это — скрытое оскорбление. Подобное делает рабочую обстановку недружелюбной. Еще более недружелюбной, чем сама Злая Королева. 

— Это был комплимент! — взвилась Злая Королева. — Разве по его лицу не понятно, что он нездешний?! 

— Тревога, тревога! У нас тут микроагрессия! — завопило Зеркало. 

— Вы оскорбляете мои чувства, — ответил Боб, уставившись в пол. 

— Ой, да ладно, что ты за неженка такая? Вряд ли другие подручные, похожие на неместных, нашли бы это оскорбительным. 

— Не буду говорить за всех небелых подручных. Я не знаю их истории. Так же как вы бы не стали говорить за всех Злых Королев.

— Конечно, нет. Я одна такая. Особенная… Хм, я догадываюсь, к чему ты клонишь. 

— Делаем успехи, — пошутило Зеркало. — Кажется, вы начинаете понимать, что микроагрессия может быть ненамеренной, но все равно обидной. Она является следствием системной дискриминации и часто совершается теми, кто находится у власти. Такими как вы, Злая Королева. 

— Да, я такая! Мы закончили, Боб. Теперь иди отруби голову Марку, встретимся у гильотины. Не бойся, тебя самого такая кара не ждет. Ну посмотрим. Будет сюрприз! Просто жди меня там. 

Трясущийся Боб ушел. 

— Ну супер, теперь придется обоих убить. Волшебное Зеркальце, кого же мне нанять, чтобы убить Белоснежку и семь дурацких карликов? Тьфу, а «карлик» — так можно говорить? 

— Вообще, иногда можно. Но самым правильным решением будет спросить человека, как к нему обращаться. Некоторые люди с карликовостью предпочитают слово «карлик», тогда как другим больше нравится «низкорослый человек». В целом они просто люди, которым не нравится, когда их воспринимают иначе из-за их роста. Лучше всего обращаться к ним по имени. А если нужно указать на их небольшой рост, то можно сказать «человек с карликовостью». 

— То есть мне надо сказать «Зеркальце, подскажи: как мне убить Белоснежку и семь человек с карликовостью»?

— Именно! Кажется, вы начинаете понимать. Вообще, странно не то, что они карлики, а то, что их семеро. И все они живут с Белоснежкой.

— Знаешь, что мне это напоминает? Как-то раз я ездила на конференцию для злых правителей и была там единственной Злой Королевой. Злые Короли даже не слушали меня! Я придумала, как выкрасть циклопа, а один из Королей выдал мою идею за свою. Как они меня бесили.

— Именно так! — воскликнуло Зеркало. — Микроагрессия часто направлена на женщин, и добрых, и злых.

— В итоге я заставила циклопа убить их всех, этих Королей.

— Ну, вы по-другому не умеете, Ваше Величество. В будущем давайте постараемся не наезжать на людей, которые говорят, что вы их обидели. Постоянно отслеживайте свои предубеждения и помните, что у подручных тоже есть чувства. 

— Да уж, тут есть над чем поразмыслить. Но не будем забывать, что, раз уж Белоснежка — самое привлекательное существо в королевстве, его надо убить. Как и семь человек с карликовостью, а также моих подручных, Марка и Боба, которых я больше не ассоциирую с их инвалидностью и происхождением.

Довольная собой Королева улыбнулась Зеркалу. 

— Сегодня мы проделали грандиозную работу, — сказало оно. — А про убийства поговорим завтра.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Книга американской журналистки Джии Толентино «Кривое зеркало» состоит из восьми эссе. В них автор рассуждает о двойных стандартах феминизма, современной культуре и о том, как из полезного ресурса интернет превратился в диктатора моды и правил. «Сноб» публикует одну из глав
В первую весеннюю неделю в издательстве «Эксмо» выходит книга американской писательницы и автора BuzzFeed Энн Хелен Питерсон — «Слишком толстая, слишком пошлая, слишком громкая». Героями сборника стали Хиллари Клинтон, Ким Кардашьян, Ники Минаж и многие другие, кого так или иначе осуждают в обществе из-за его неоднозначности и «ненормальности». «Сноб» публикует главу, посвященную Мадонне, которая в 61 год борется с эйджизмом и упреками в «чрезмерной сексуальности»
Что делает лицо мужественным: биография или гены? Оказывается, ни то ни другое: главную роль играют мужские гормоны, которые плод получает в материнской утробе