Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

«Материнство головного мозга» — миф или реальность?

В книге «Женский мозг: нейробиология здоровья, гормонов и счастья», перевод которой вышел в издательстве «КоЛибри», нейробиолог и популяризатор науки Сара Маккей рассказывает, как под влиянием генов и гормонов формируются сознание и мысли женщин, к чему приводит токсический стресс в детстве, вызывают ли противозачаточные средства депрессию и можно ли стать зависимым от любви. «Сноб» публикует одну из глав
23 сентября 2020 10:40
Густав Климт. Фрагмент картины «Три возраста женщины». 1905 Иллюстрация: Wikimedia Commons

Когда идея этой книги только родилась, у меня возник вопрос: действительно ли «беременность» — синоним потери памяти, забывчивости, покладистости и неорганизованности? Другими словами, реально ли «материнство головного мозга»? 

В этом я всегда сомневалась.

В 2007 году, после пяти лет вялых постдокторантских исследований, я отказалась от лабораторного халата. Решила строить карьеру автора научных публикаций в одном международном агентстве, которое вело просветительскую работу в сфере здравоохранения. Эта динамичная и непростая роль требовала остроты ума, креативности, умения выдерживать сроки (в научных кругах работа движется с черепашьей скоростью, и если дедлайны и существуют, они редко бывают жесткими). Несмотря на девятую неделю беременности и зверский голод в первый рабочий день, я преуспела. Если не считать того случая, когда я чуть не запустила булочкой с кремом в одного врача, мне в голову не приходило, что между состоянием моей матки и моей способностью функционировать в рабочей обстановке есть какая-то связь.

Возможно, вы ждете от меня известия, что «материнство головного мозга» — еще один пункт в длинном списке тем, которыми пренебрегают ученые. А вот и нет! Это явление на редкость хорошо изучено — как на людях, так и на других животных.

Но здесь мы видим любопытный парадокс.

Хотя до трех женщин из каждых четырех сообщают, что они стали более забывчивыми, страдали от «тумана в голове» или недостаточной сосредоточенности во время беременности и в первые годы материнства, основная масса исследований не подтверждает их опыт. В большинстве работ выяснилось, что беременность и материнство никак не отражаются на памяти. А многие исследователи обнаружили, что беременность улучшает когнитивные функции.

Профессор Дейв Граттан даже утверждает, что «материнство головного мозга» — один из самых грандиозных мифов в сфере нейробиологии родительства. «Все свидетельства указывают на обратное, — сказал он. — Беременные люди и животные лучше тех, кто не познал материнства, справляются с задачами на обучение и память как во время беременности, так и после родов». Как он указывает, все химические показатели беременности рассчитаны на остроту ума и хорошее настроение. Мозг беременных буквально залит «гормонами хорошего настроения» окситоцином и пролактином, уровень способствующего когнитивным функциям эстрогена в тысячу раз выше обычного.

Результаты исследования 2014 года, развенчивающего миф о «материнстве головного мозга», появились в The Journal of Clinical and Experimental Neuropsychology. Авторы работы задались целью узнать, как изменились память и внимание во время беременности и родов. Они собрали 42 беременных женщины и предложили им выполнить исчерпывающий набор нейропсихологических тестов. У участниц проверяли вербальную и пространственную память, внимание, языковые навыки, административные способности и настроение. Такое же тестирование повторили через три и шесть месяцев после рождения детей.

С каждым нейропсихологическим тестом, в том числе на память, беременные женщины и матери справлялись так же успешно, как группа сравнения (21 женщина без детей). Было отмечено лишь два значительных отличия двумя группами участниц. Первым оказалось настроение: как и следовало ожидать, беременность и материнство его снижали. Вторым — память по оценкам самих женщин. Беременные и матери постоянно утверждали, что у них плохо с памятью или что они «неважно справляются с тестами». Удивительно, но их представления о собственной плохой памяти сохранялись даже после того, как исследователи предоставили им результаты тестов, доказывающие обратное. «Я поразился, увидев, как прочно в них укоренилась мысль, что их результаты недостаточно хороши», — сказал Майкл Ларсон, ведущий автор исследования.

Результаты такого типа воспроизводились много раз. В одном австралийском исследовании выяснилось: несмотря на убежденность в «материнстве головного мозга», беременные женщины выполняли тесты на память лучше небеременных. «Беременность может давать скорее преимущества в сфере памяти, нежели ее дефицит, а жалобы женщин на функционирование памяти могут быть сделаны под влиянием “ложных ожиданий”», — к такому выводу пришли ученые. Еще в одном исследовании обнаружилось, что во время беременности изменились не когнитивные навыки, а «представления женщин о себе».

Так почему же столько беременных женщин утверждают, что у них «материнство головного мозга», если объективное тестирование дает прямо противоположные результаты? Журналист Кэтрин Эллисон посвятила этому феномену целую книгу «Мамин интеллект. Как рождение детей делает нас умнее» (The Mommy Brain: How Motherhood Makes Us Smarter). Эллисон объясняет, что эти представления сложились в 1960-х годах, когда женщины массово устраивались на работу. «В результате этой перемены нас стали разглядывать куда пристальнее — и сами матери теперь гораздо пристрастнее к себе», — пишет она. Эллисон полагает, что мы ссылаемся на «материнство головного мозга», пользуясь им как оправданием, когда нам неизбежно приходится разрываться между несколькими делами или если нам случается хотя бы ненадолго расслабиться. «“Материнство головного мозга” — вот наше алиби, когда нам доведется ляпнуть какую-то нелепицу» — и в этой пессимистической убежденности нас поддерживают три подруги из четырех. Миф сохраняется из-за предвзятого подтверждения: мы избирательно выискиваем доказательства того, что подкрепляет наши культурные ожидания. Нас приучили ожидать забывчивости. Так что, когда мы что-нибудь забываем, у нас уже есть готовое объяснение.

Читая литературу о «материнстве головного мозга», я вспомнила результаты исследований Сары Роменс. Они относятся к культурным убеждениям и стереотипам, связанным с влиянием взлетов и падений уровней гормонов на эмоции, с менструальным циклом и ПМС. По-моему, особое представление о мозге матери — еще одно ожидание, которое мы усвоили, не задаваясь вопросами. Ларсон и его группа также размышляют в своей статье о силе культурных стереотипов и предполагают, что убеждение о «неизбежности» когнитивного спада в случае беременности связано с «представлениями о женщине как об эмоциональном существе, бессильном перед влиянием ее гормонов во время менструального цикла».

И объективности ради: в некоторых исследованиях действительно выявили небольшое снижение памяти или внимания у женщин в третьем триместре беременности. И особенно (и неудивительно) — в первые несколько дней после родов, когда потрясение еще свежо в памяти, а сон достается нелегко. Сон — ключевой фактор для нормальных когнитивных функций. А мы знаем, что в последнем триместре ночи беспокойны. Кортизол, который держит нас в состоянии перевозбуждения, неудобный бугор на животе, ноющие и размягченные от релаксина суставы и нервное ожидание неизбежного финала — все это гарантирует бессонницу, а вслед за ней и забывчивость.

Для баланса рассмотрим несколько альтернативных объяснений этого парадокса, а именно гипотезу, что проблема не в восприятии женщин, а скорее в том, как именно тестировалась память в лабораторных условиях.

Некоторые ученые утверждают, что в таких условиях «материнство головного мозга» или «туман в голове» просто слишком трудно оценить. В следующей главе мы увидим, что подобный парадокс наблюдается и в случае со сном: хотя женщины жалуются, что отвратительно спят по ночам, при лабораторных исследованиях выясняется, что они спят крепко. Можно предположить, что лабораторные тесты недостаточно выверены. Поэтому они не улавливают малозаметные изменения в когнитивной деятельности, на которые чутко настроены женщины. Возможно, когда усталой беременной женщине или измотанной молодой маме предлагают тихо посидеть одной в комнате и выполнить структурный тест на запоминание и воспроизведение, этот процесс слишком отличается от необходимости сохранять четкость мышления и сообразительность в повседневной реальной жизни. Может, им так понравилось сидеть в тишине и покое, что они блестяще справились с тестами!

Беременность и материнство, особенно в первый раз, перенаправляют наше внимание внутрь. В 1950-х годах английский педиатр Дональд Винникотт определил рефокусированное внимание как «первоочередную материнскую заботу... состояние обостренной восприимчивости, которую мать направляет на младенца, исключая все остальное». В своем классическом труде «Рождение матери: как опыт материнства меняет вас навсегда» (The birth of a mother: how the motherhood experience changes you forever) Дэниел Стерн и Надя Брушвайлер-Стерн пишут о совершенно новых мысленных установках матерей, которые «заставляют их забыть о предшествующей ментальной жизни и поспешно заняться заполнением центральной стадии своей внутренней жизни, придавая ей совершенно иной облик».

Возможно, мой опыт делает меня предвзятой, но я согласна с Эллисон и Ларсоном. «Кто-нибудь, узнав об этом, скажет: “А у меня с мышлением все в порядке, хоть я и беременна”. Возможно, это улучшит качество ее жизни, улучшит функционирование — она поверит в себя», — говорит Ларсон. Эллисон заверяет: «И все же на основании изученных мною материалов я берусь утверждать, что “материнство головного мозга” следует рассматривать не как недостаток, а скорее как преимущество на пути к жизненной цели “стать умнее”». Только представьте: что, если бы исследования подтвердили культурный миф и использовались для дискриминации беременных женщин и матерей на работе! Давайте окажем себе добрую услугу и перепишем историю.

Перевод: Ульяна Сапцина

Приобрести книгу можно по ссылке

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В своей новой книге «Биология добра и зла», которая вышла в издательстве «Альпина Паблишер», стэнфордский профессор биологии и неврологии Роберт Сапольски объясняет, как и какие факторы влияют на поведение человека. «Сноб» публикует главу, посвященную женскому агрессивному поведению
В этом году в издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга для подростков «Критическое мышление. Железная логика на все случаи жизни» от основателя Школы критического мышления Никиты Непряхина и преподавателя логики и философии Тараса Пащенко. Сейчас к печати готовится книга от Никиты Непряхина для взрослых — «Анатомия заблуждений, или Большая книга критического мышления». В ней автор рассказывает о базовых законах работы мозга, основах логического мышления, а также о самых распространенных когнитивных искажениях. «Сноб» публикует некоторые главы
Как устроена наша память, что происходит с ней при стрессе и во время депрессии и куда уходят воспоминания? Об этом рассказывают сестры Ильва и Хильда Эстбю в книге «Это мой конек: Наука запоминания и забывания». «Сноб» публикует одну из глав