Начать блог на снобе
Все новости

Фото: Пресс-служба «Медси»

1.jpg

Фото: Пресс-служба «Медси»

Пластический хирург Владимир Ивашков: Сегодня реабилитацию после удаления раковой опухоли невозможно представить без пластической хирургии

Партнерский материал
Сегодня ни одно современное многопрофильное медицинское учреждение не обходится без штатного пластического хирурга: стандарты эстетической медицины становятся нормой для смежных областей, в которых требуется реабилитация пациентов. Реконструктивный и пластический хирург Владимир Ивашков рассказывает о трендах современной пластической хирургии и реконструктивных операциях, в результате которых пациенты после тяжелых травм и калечащих медицинских вмешательств возвращаются к нормальной жизни
28 сентября 2020 11:43

Тренды современной пластической хирургии

Сейчас в моде естественность, а значит, подтянутые спортивные тела, причем не только у женщин, но и у мужчин. Никто уже не ставит себе чересчур большие импланты в погоне за пышными формами. Все больше хирургов используют метод липоскульптурирования фигуры: когда жир убирают оттуда, где он не нужен, и закачивают, например, в ягодицы или грудь. Таким образом за несколько часов врач создает в буквальном смысле новые формы. 

Проведение нескольких манипуляций за одно хирургическое вмешательство — еще один тренд. Доказано, что влияние двух- и четырехчасового наркоза на организм человека примерно одинаковое, поэтому врачи разработали многочисленные эстетические комплексы. Например, за одну операцию под общим наркозом делается липосакция, абдоминопластика (подтяжка живота. — Прим. ред.) и подтяжка груди или коррекция век и формирование спортивного живота у мужчин. 

Владимир Ивашков Фото: Пресс-служба «Медси»

Реконструктивная хирургия — незаменимый этап реабилитации

Пластическая хирургия чаще всего ассоциируется с исправлением эстетических несовершенств: формы носа, век, ушей, коррекцией груди. На самом же деле сегодня без пластической хирургии невозможно представить лечение пациентов после онкологических заболеваний или сложных травм.

У меня был пациент, который при попытке суицида выстрелил себе в подбородок снизу, потому что такой способ часто показывают в кино. Пуля разрушила его лицо, а мозг был не поврежден. Пациент остался жив, но обезображен. Лицо в буквальном смысле пришлось создавать заново. Какие-то части тела, как челюсть и нос, я сформировал из собственных костей пациента. Другие были напечатаны из титана на специальном 3D-принтере.

Еще одна масштабная область применения методик пластической хирургии — онкология. Вместе с опухолью врачи нередко удаляют большие фрагменты органов: груди, пищевода, костей, челюсти, черепа и проч. Без должной реабилитации пациент, избавившись от опухоли, может на всю жизнь остаться инвалидом с искалеченным телом. Многие женщины после мастэктомии вынуждены жить с одной грудью, а мужчины после удаления пищевода не могут самостоятельно питаться.  

Если при лечении рака человеку удалили желудок, методики реконструктивной хирургии помогают из тканей кишечника сформировать новый орган, который будет выполнять функции утраченного. Если пациентке удалили грудь при лечении рака молочной железы, из жировых тканей с живота или бедер можно сформировать новую, ничуть не хуже здоровой. Прозвучит невероятно, но после таких операций фигура женщины часто становится даже привлекательнее, чем была до операции. Ведь за одно вмешательство врачи не только воссоздают грудь, но и убирают излишки жира, восстанавливают талию и делают подтяжку здоровой груди, чтобы она была симметрична с новой.

Пластическая и реконструктивная хирургия очень похожи. Разница между ними в том, что при пластических операциях манипуляции проводятся на здоровых тканях у здоровых людей, а при реконструктивных вмешательствах восстанавливаются удаленные и поврежденные органы пациентов.

Фото: Пресс-служба «Медси»

О лечении тех болезней, которые до сих пор считаются неизлечимыми 

Врачи научились успешно лечить многие онкологические заболевания, в том числе рак молочной железы — самый распространенный вид злокачественных опухолей у женщин. Но этого мало. Теперь мы учимся лечить последствия такой терапии.

К сожалению, в 85% российских медучреждений при удалении опухоли в груди удаляют еще и 20–30 ближайших подмышечных лимфатических узлов. Врачи делают это, чтобы исключить возможность распространения метастазов. Это классическая процедура, хотя и устаревшая. 

Более современный подход — удаление сторожевых лимфоузлов. Во время операции хирург убирает два-три лимфоузла, расположенных ближе всего к опухоли, и отправляет их на срочное исследование. Если эти узлы здоровы, значит, метастазов нет и в остальных, так что удалять их не нужно. Такой подход используется в крупных российских клиниках, но до сих пор является скорее исключением, нежели обычной практикой.

После потери всех подмышечных лимфоузлов у пациента нарушается циркуляция лимфы в организме. В результате может возникнуть лимфостаз — состояние, при котором лимфатическая жидкость накапливается в руке и образует отек, который со временем увеличивается. Лимфостаз причиняет пациентам огромный дискомфорт: они не могут нормально пользоваться рукой, им трудно подобрать себе одежду. Позже разница в объеме рук становится настолько ощутимой, что женщины отказываются от социальной жизни, уходят с работы.

Фото: Пресс-служба «Медси»

Существует миф о том, что лимфостаз неизлечим. Это мнение распространено даже среди врачей. Многие пациенты после удаления опухоли приходят к доктору с жалобой на то, что у них отекает рука или нога, а им говорят: «Злокачественного образования нет, а это последствия лечения. К сожалению, надо с этим жить». Однако жить с отеками очень тяжело. По моему опыту, лимфостаз беспокоит женщин после лечения рака молочной железы даже больше, чем отсутствие груди. 

На самом деле помочь таким пациентам можно. Я использую современное хирургическое лечение лимфостаза, когда в те зоны, где лимфоузлы были удалены, пересаживается по несколько лимфоузлов из других частей тела. Потеря двух-трех узлов из здоровых зон, где их 20–30 штук, организму никак не повредит, а зоне, оставшейся без лимфоузлов, вернет нормальные функции.

После нескольких лет практики я понял, как можно одновременно вернуть женщинам  удаленную грудь и вылечить лимфостаз — так появилась моя авторская методика BRANT. Аббревиатура расшифровывается как Breast Reconstruction and Node Transplantation — «реконструкция груди и трансплантация лимфатического узла». Операция помогает вылечить даже самые запущенные стадии лимфостаза.

Я лечил пациентку, у которой рука с лимфостазом была примерно в шесть раз больше в обхвате, чем здоровая. Больной конечностью никак нельзя было пользоваться, ее приходилось возить на тележке. До прихода ко мне эта пациентка даже задумывалась о суициде, потому что устала жить с такой рукой. После лечения женщина вернулась к нормальной жизни: устроилась на работу в прачечную и записалась на танцы. Кроме того, сейчас она спокойно покупает себе нормальную одежду.  

Фото: Пресс-служба «Медси»

Как проходят операции по методике BRANT

За операцией ко мне приезжают пациентки, у которых была удалена грудь год, три и даже десять лет назад. Новую железу я формирую из тканей живота или бедер, а донорские лимфоузлы беру из паховой или подбородочной области.  

Несмотря на то что эта сложнейшая микрохирургическая операция длится довольно долго — около восьми часов, специальных противопоказаний к ней нет. Они такие же, как к любому другому плановому хирургическому вмешательству. Период восстановления после процедуры довольно краткий: от трех до семи дней пациенты находятся в больнице, до выхода на работу придется подождать неделю, а до первого посещения спортзала — около месяца.

Специалистов и клиник, в которых можно выполнить операцию по методике BRANT, в России единицы, хотя постепенно ситуация улучшается. В больнице обязательно должна быть хорошая реанимация и врачи-реаниматологи, а также реабилитологи, дорогостоящее оборудование, например, мощный операционный микроскоп. К сожалению, далеко не все клиники могут позволить себе такую технику.

Еще сложнее дело обстоит с квалифицированными микрохирургами. Диаметр лимфатических сосудов, которые врачи сшивают с веной для восстановления лимфотока, около 0,5 миллиметра. Для сравнения: у кровеносных сосудов — около 2 миллиметров. Так что инструменты и шовный материал для работы с ними тоже требуются особенные, и хирург должен уметь с ними работать. Таких специалистов среди всех российских хирургов не более 0,01%.

Элементы метода BRANT применяются в лечении лимфостаза и у мужчин. Кроме пересадки узлов, можно выполнить еще и подтяжку живота или липосакцию. Мужчины сейчас тоже хотят быть стройными и ухоженными.

Фото: Пресс-служба «Медси»

Реконструктивные операции у детей

Дети, к сожалению, тоже страдают от онкологических заболеваний. Риск развития саркомы — опухоли костей или мягких тканей — у детей (особенно подростков) намного выше, чем у взрослых. Удаление кости руки или ноги с последующим нарушением функции конечности — огромная травма для ребенка, в том числе и психологическая. Ребенок растет, а оперированная конечность уже нет. Кроме того, есть заболевания, которые локализуются в ротовой полости и требуют удаления твердого неба или даже челюсти. Это означает потерю функций глотания, самостоятельно дыхания и речи.

У меня была пациентка 14–15 лет с костной опухолью, которой полностью удалили локтевую кость, а затем полностью восстановили ее из фрагмента малоберцовой кости, взятого из ростковой зоны. Это значит, что новая кость будет расти вместе с тем, как растет ребенок. С костным фрагментом был пересажен и кровоснабжающий сосуд, так что кость полностью прижилась на новом месте. Все это было сделано благодаря сложнейшим техникам реконструктивной хирургии. Сейчас у этой девушки все хорошо, она учится в университете и занимается оригами. Мелкая моторика ее руки была сохранена настолько, что она может даже складывать мельчайшие фигурки из бумаги.

К счастью, достижения медицины сегодня позволяют не только удалять злокачественные образования, но и устранять последствия хирургического вмешательства. Удаление органа без последующей реабилитации сегодня не воспринимается пациентами как что-то нормальное. Теперь это рассматривается как калечащая операция, которой можно избежать. Я считаю это хорошим, правильным трендом: пациенты требуют от современной медицины лучших решений, и врачи сегодня способны проводить операции, которые обеспечат пациентам полное восстановление даже после самых сложных медицинских вмешательств.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
На рынке пластической хирургии радикальные перемены: многие  клиники добровольно отдают лицензии. У некоторых, скорее всего, их заберут принудительно. Генеральный директор сети клиник косметологии и пластический хирургии Алена Куталия не видит в «чистках» ничего плохого и объясняет, почему это хорошо для пациентов и отрасли в целом
О недобросовестных игроках рынка рассказывает Антон Захаров, пластический хирург Института пластической хирургии и косметологии, член профильной комиссии Минздрава РФ
Статистика показывает, что россияне все больше денег тратят на косметические улучшения — как неинвазивные, так и хирургические процедуры. На конференции БИОТЕХМЕД главный внештатный специалист пластический хирург Министерства здравоохранения РФ, доктор медицинских наук Наталья Мантурова рассказала «Снобу», какие прорывные технологии ждут в ближайшем будущем россиян, которые хотят в любом возрасте выглядеть хорошо

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.