Все новости

Фото: Getty Images

Untitled-1.jpg

Фото: Getty Images

Антон Захаров:

Почему в пластической хирургии так много непрофессионалов

Редакционный материал

О недобросовестных игроках рынка рассказывает Антон Захаров, пластический хирург Института пластической хирургии и косметологии, член профильной комиссии Минздрава РФ

4 Февраль 2019 17:25

Общепризнанные лидеры по количеству проводимых операций в сфере пластическо-эстетической медицины — Бразилия и США. По подсчетам ISAPS (Международного общества эстетической пластической хирургии), основанным на анкетировании хирургов и данных национальных ассоциаций, объем российского рынка пластики в 2016 году составил 580 тысяч операций. То есть Россия занимает третью строчку в глобальном эстетическом рейтинге. Состояние отрасли и профессионализм специалистов у нас находятся на очень высоком уровне: Россия стабильно входит в топ-7 стран, которые активно развивают это медицинское направление.

Сохранять уровень профессионализма наших специалистов, постоянно повышающих качество оказываемых услуг, во многом помогает менталитет русского человека. В США пластическая операция — показатель социального статуса, и результатами таких преображений принято гордиться, без стеснения демонстрируя их как подтверждение принадлежности к определенному социальному кругу. У нас же все по-другому: человек, обращающийся к услугам пластического хирурга, чаще всего испытывает дискомфорт от огласки этого факта, а результат операции предпочитает скрывать. Это значительно повышает требования к качеству оказываемых услуг, эффект от которых должен смотреться совершенно естественно и не бросаться в глаза. Наши пациенты — одни из самых требовательных, а российские врачи — одни из самых грамотных.

Но даже в таких условиях рынок перенасыщен непрофессионалами, которые оказывают услуги ненадлежащего качества. Почему? Профессия «пластический хирург» была сформирована и перешла в легитимное поле относительно недавно — после вступления в силу приказа Минздравсоцразвития № 210н от 23 апреля 2009 года, утвердившего пластическую хирургию как отдельное направление деятельности врачей. И в процессе согласования всех юридических аспектов специалисты, ранее работавшие по профилю, но не имевшие подтверждающих это документов, проходили курсы первичной переподготовки, длившиеся обычно 3,5 месяца, которые давали право продолжать вести деятельность официально. Это так называемое «окно возможностей», созданное для легитимизации рынка, также впустило на него людей, не обладающих достаточной квалификацией, но желающих работать в перспективной с финансовой точки зрения сфере. Точных данных о количестве таких врачей не существует, но, по моей оценке, на российском рынке их не менее 30%.

Поскольку пластическому хирургу без опыта трудно найти свое место на этом высококонкурентном рынке, он начинает вести прием в социальных сетях

Сегодня пройти такие курсы уже нельзя: пластические хирурги получают сертификаты только по окончании двухлетней ординатуры, длительность которой Минздрав планирует уже очень скоро увеличить до 5 лет.

Казалось бы, проблема появления на рынке профессионалов невысокого уровня решена. Но только в Москве в 2019 году из ординатуры будет выпущено 65 человек (это общее количество ординаторов, выпускающихся после обучения на основных кафедрах Москвы: Первого и Второго медицинского института, точных данных по регионам нет). Так рождается новая проблема — перепроизводство кадров: профильных специалистов становится очень много, и это никак не отражается на количестве профессионалов. Поскольку пластическому хирургу без опыта трудно найти свое место на этом высококонкурентном рынке, он начинает вести прием в социальных сетях.

Пластический хирург из Instagram

Многие люди доверчиво относятся к красивым картинкам в Instagram или качественно оформленной рекламе. Так они попадаются в сети мошенников: когда видишь красивую фотографию «до — после», легко потерять бдительность. На самом деле реальная жизнь и квалификация хирурга никак не связаны с онлайн-презентацией. Конечно, это не означает, что все врачи, у которых популярный профиль в Instagram, не соответствуют заявляемой квалификации. Но нельзя ориентироваться исключительно на это. Некоторые специалисты не только публикуют красивые фотографии своих изменившихся в лучшую сторону клиентов, но и рассказывают о научной деятельности, о событиях, происходящих в профессиональном сообществе, размещают фотографии из операционных и т. д. Без сомнения, это вызывает отклик аудитории. Многим действительно интересно следить за насыщенной профессиональной жизнью людей, работающих в этой области, в живом формате соцсетей.

Но пластические хирурги часто сталкиваются с мошенничеством и недобросовестным поведением других представителей этой отрасли в социальных сетях. Такой неприятный опыт есть и у меня, и у многих моих коллег. Специалисты, состоящие в профессиональном сообществе, стараются публиковать фотографии с водяными знаками, но и это уже особо не работает: сегодня любой желающий может убрать их с минимальными усилиями и выдать работу профессионала за свою. К нам в Институт пластической хирургии и косметологии на Ольховской улице регулярно обращаются люди, пострадавшие от «инстаграмных» хирургов, деятельность которых в реальной жизни не соответствует тому, что они публикуют в соцсетях.

Нельзя доверять свое здоровье специалисту, полагаясь только на его виртуальный образ

А исправление ошибок, допущенных хирургами с недостаточной квалификацией, зачастую стоит в разы больше первичной операции. В особо тяжелых случаях коррекция не может устранить все эстетические недостатки, а может только улучшить ситуацию в меру возможности.

Нельзя доверять свое здоровье специалисту, полагаясь только на его виртуальный образ. Вы видите в социальных сетях молодого врача, которой пришел в профессию несколько лет назад и достиг небывалых высот. Но, скорее всего, это не уникальная личность, не гений-самородок, а мошенник.

Вместе с тем обращать внимание только на стаж тоже нельзя. Важен объем фактически проведенных операций, их уровень, ведь все пластические хирурги начинают с малого — другого пути просто нет. Совершенно нормально иметь стаж более 10 лет и каждый день усердно трудиться, повышая свой профессионализм. А можно работать все 30 лет и при этом прооперировать в десятки раз меньше пациентов. Таким образом, несмотря на общепризнанное мнение о том, что врач до 35 — это молодой специалист, оценивать его надо не по возрасту или трудовому стажу, а по количеству проведенных им операций. Их количество у состоявшегося практикующего хирурга обычно может составлять до нескольких сотен в год в области, на которой сфокусирована практика врача.

Как проверить предоставленные специалистом данные о числе проведенных операций? Довольно сложно. Я советую навести справки о конкретном сотруднике в профессиональном сообществе, например, в Российском обществе пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (РОПРЭХ). И конечно, следует тщательно подходить к выбору клиники.

Что нужно знать, выбирая клинику

При решении сделать пластическую операцию важно уделять внимание не только уровню специалиста, но и соответствию клиники, где он работает, всем современным стандартам. В России услуги пластической хирургии оказывают более 1,2 тысячи медицинских учреждений. Росздравнадзор проверил 540 из них и в 67% выявил нарушения разного рода (по данным на 1 октября 2018 года).

В июне 2018 года вступил в силу приказ Министерства здравоохранения РФ «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю “пластическая хирургия”». Опираясь на него, любой желающий может проверить, удовлетворяет ли выбранная им клиника всем требованиям законодательства. Так, например, в соответствии с приказом кабинет пластического хирурга должен быть оснащен переносным набором для реанимации, стерилизатором для медицинских инструментов, перевязочным столом, бактерицидным облучателем воздуха и так далее. В отделении клиники должна круглосуточно находиться дежурная бригада (пластический хирург и медсестра), непрерывно наблюдающая за пациентами. Во время оперативных хирургических вмешательств, независимо от используемого вида анестезии, должен присутствовать врач-анестезиолог-реаниматолог.

Полноценно оснащенная клиника не может находиться в жилых домах или офисных зданиях, а ее сотрудники не должны предлагать теневые схемы расчета за операции: ни о каких переводах на карту и оплате без чека речи быть не может. Необходимо наличие пакета документов, полностью легитимизирующих взаимоотношения пациента и организации.

Единственный путь решения проблем перепроизводства кадров и наличия в отрасли огромного количества неквалифицированных врачей — эволюционное развитие профессионального сообщества

После вступления в силу приказа вокруг него сразу же создался негативный информационный фон, вызванный возмущением недооснащенных организаций, не соответствующих новому порядку. Многие из них до сих пор пытаются найти «левые» мотивы выпуска этого документа, тогда как на самом деле существует лишь одна причина — повышение безопасности пациента. Ни одной из организаций не запрещается приобрести новое оборудование, необходимое для квалифицированного оказания медицинской помощи, и соответствовать другим требованиям для продолжения своей работы.

На мой взгляд, существует единственный путь решения проблем перепроизводства кадров и наличия в отрасли огромного количества неквалифицированных врачей — эволюционное развитие профессионального сообщества. Сегодня оно происходит в ускоренном темпе, чему способствует деятельность таких ассоциаций, как РОПРЭХ. Благодаря им разрабатывается система внутренней сертификации специалистов, которая, возможно, будет проходить в форме аккредитации и позволит объективно определять уровень подготовки врачей. Подобные внутренние оценочные системы станут своего рода фильтром профессионального сообщества и ориентиром для наших пациентов, которые перестанут обращаться к «инстаграмным» хирургам. Однако государство не сможет решить эти задачи самостоятельно, это должна быть синергия контролирующих органов и работающих на благо рынка ассоциаций.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Стоит ли считать все лечебные методы равноправными? Еще 100 лет назад об этом было допустимо спорить. Однако во второй половине XX века медицина действительно стала наукой. Врач-психотерапевт Николай Колосунин объясняет, как и почему это произошло
Что должен уметь человек, чтобы оставаться востребованным в мире стремительного развития технологий и нового информационного общества, — рассказывает Наталия Матусова, управляющий директор AddWise, эксперт в области поиска персонала и карьерного роста
Российские города все еще остаются недружелюбным местом для детей. Выехать в город с ребенком для миллионов мам — чрезвычайно трудоемкий процесс. Представьте, что ребенку нужно в туалет, а вам в банк. Что вы будете делать? Новое движение «Кид-френдли» хочет кардинально изменить ситуацию в России и повернуть бизнес лицом к клиентам с маленькими детьми. Подробности — от Юрия Белонощенко, создателя сервиса kidfriendly.ru и отца пятерых детей

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.